Андрей Львович Пунин: "Соединение двух специальностей может дать удачный научный результат"

Любители истории Петербурга давно не испытывают недостатка в новой краеведческой литературе. Ежегодно издаётся несколько десятков новинок. Количество не всегда переходит в качество, некоторые книги изобилуют ошибками и вольными интерпретациями авторов. Но есть и такие краеведы, чьи книги сразу становятся эталоном качества. Таковым является Андрей Львович Пунин – искусствовед, инженер-​мостовик, педагог. Предлагаем познакомиться с ним и его замечательными книгами.

Андрей Львович Пунин
Андрей Львович Пунин

Андрей Львович, многие знают Вас не только как искусствоведа, но и как племянника второго мужа Анны Ахматовой Николая Николаевича Пунина. Который тоже, кстати, был знаменитым искусствоведом. О них широкой публике многое известно. Расскажите о своих родителях, о своей семье.

Моя мама, Ольга Николаевна Никольская, была всю жизнь домохозяйкой и зарабатывала на жизнь тем, что была портнихой. Она писала замечательные стихи. Это настоящая поэзия Серебряного века.

Ольга Николаевна с сыном Андреем, 1933 г.
Ольга Николаевна с сыном Андреем, 1933 г.

Свой день рождения я отмечаю 22 июня. Так вот 22 июня 1941 года я собирался отметить своё девятилетие. У нас в семье был очень хороший обычай. К своему дню рождения я готовил родителям подарки. Однажды папа подарил мне книжку — поэму Симонова «Суворов». Я решил в подарок папе выучить вступление к ней. Чтобы 22 июня 1941 года в день рождения прочитать её вслух. Но в 5 утра папу, как военного человека, вызвали по тревоге. А в 12 часов было выступление Молотова. Так что свой подарок папе я сделать не смог. Но стихи эти помню до сих пор, часто цитирую их на лекциях.

Папа был офицером царской армии, участником Первой мировой войны. В числе первых офицеров он вступил в Красную армию. Имел орден Владимира с крестами и бантом. Я храню этот орден.

Лев Николаевич и Ольга Николаевна Пунины. 1935 г.
Лев Николаевич и Ольга Николаевна Пунины. 1935 г.

Моего отца никакие репрессии не тронули. А вот моему старшему дяде Николае Николаевичу Пунину очень не повезло. В 1949 году его обвинили в антисоветской деятельности и сослали на 10 лет. Он несколько месяцев не дожил до реабилитации, умер в лагере. Это был крупнейший искусствовед, по его книжкам учатся студенты. Вот, может быть, одна из причин, почему я не пошёл в академию художеств в 1949 году.

Но всё-​таки, он способствовал выбору Вашей профессии?

У Вас за спиной висит маленькая акварельная картинка (интервью записывалось дома у Андрея Львовича – А. Ч.). Её я нарисовал по памяти, пожив пионерском лагере в окрестностях Костромы. Меня очень поразил силуэт русской шатровой церкви на фоне закатного неба. Маме акварель понравилась, она вставила её в рамку. Незадолго до ареста Николай Николаевич Пунин заметил её: «А что это за картинка?» — «Это моя, дядя Коля». — «Андрюшу надо учить!»

Акварель авторства Андрея Львовича
Акварель авторства Андрея Львовича

Но вместо этого я пошёл в инженеры-​мостовики.

Как так вышло?

В 1949 году я закончил школу с золотой медалью. В связи с арестом Николая Николаевича поступать в Академию художеств мне было поступать небезопасно. На семейном совете было принято решение, что я буду поступать на факультет Мосты и тоннели Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта (ЛИИЖТ).

С золотой медалью меня туда приняли совершенно спокойно. Я стал студентом факультета «Мосты и тоннели». Меня очень тянуло к научной работе, я даже участвовал в научном кружке по инженерной геологии.

Институт я закончил в 1954 году и был направлен на работу в проектную организацию, где проектировались железные дороги, автомобильные дороги и мосты. Для начала меня направили в отдел изысканий дорог. Тут пришлось поездить. Очень хороший был жизненный урок для мальчика семейного воспитания.

Потом меня перевели в отдел мостов, и там я отработал почти три года. Но так получилось, что я понадобился в качестве ассистента одному своему бывшему педагогу профессору Павлову. Он обо мне вспомнил и пригласил работать ассистентом на кафедру инженерных конструкций в Лесотехническую академию, где он преподавал инженерные конструкции. Так началась моя работа педагогом высшей школы.

Ну а потом как-​то душа потребовала чего-​то другого. Я почувствовал, что инженерное дело хоть и важно, но… решил поступить учиться на заочное отделение факультета Теории и истории искусств Института имени И. Е. Репина Академии художеств. Так что по второму образованию я искусствовед.

Когда же Вы стали вести лекции?

Однажды один из профессоров ЛИСИ (ныне СПбГАСУ), узнав, что я инженер-​мостовик и к тому же учусь на искусствоведа, попросил: «А не могли бы Вы, Андрей Львович, подготовить для наших студентов курс лекций по архитектуре мостов?» Я согласился. Так начался второй этап моей жизни. Потом этот предмет я преподавал не только в ЛИСИ, но и в ЛИИЖТе, в других местах. В итоге всё это привело к публикации целого ряда статей, книг и к докторской диссертации «История архитектуры мостов». Вот вы перед собой на столе и видите эти альбомы.

Да, здесь много фотографий старых мостов…

Докторская диссертация посвящена архитектуре мостов, как говорится, всех времён и народов: от древнейшего времени до 1960-​х годов, когда диссертация была закончена. Здесь порядка 2500 иллюстраций.

Редактор издательства «Крига» Борис Павлович Миловидов предложил мне издать альбом докторской диссертации с краткими комментариями. Сейчас я работаю над первым томом, который будет посвящён архитектуре древнейших мостов, мостам древнего мира и мостам средневековья. Во втором томе будут мосты ренессанса, барокко и классицизма. В третьем томе будут мосты XIX и первой половины XX века.

Так что два моих образования оказались чрезвычайно полезны. Я могу с удовольствием посоветовать и многим другим людям не стесняться иметь два образования. Знаю целый ряд таких людей, среди которых мой коллега Владимир Григорьевич Лисовский. Он так же одновременно и инженер и искусствовед. Соединение двух специальностей может дать удачный научный результат.

Сейчас я заведую Кафедрой истории и теории архитектуры в Институте живописи и скульптуры им. И. Е. Репина Академии художеств. У нас кафедра небольшая, но очень дружная. Люблю читать лекции, руководить студенческими дипломными и курсовыми работами. Это моя основная работа.

Кто Вам наиболее запомнился из учеников?

Профессор Лисовский. Всего на два года меня моложе, но он был моим студентом, писал у меня курсовые и дипломные работы. Серёжа Горбатенко, Костя Малиновский, Анри Каптиков. Все они мне сдавали экзамены и зачёты, а потом написали хорошие книжки. Вообще, таких учеников полным-​полно. Некоторые, к сожалению, уже завершили свой жизненный путь.

Андрей Львович, давайте поговорим о Ваших книгах. Наши читатели хорошо знакомы с Вашими работами о петербургской эклектике. Но насколько я знаю, Вы пишете и на другие темы.

Одна моя бывшая ученица, а ныне заведующая кафедрой истории искусства Санкт-​петербургского государственного университета технологии и дизайна, предложила мне читать курс лекции по истории архитектуры древнего мира. Так я начал читать лекции по Древнему Египту. Несколько раз я съездил туда, пожил там, и в итоге осмелился написать две книги по истории архитектуры Древнего Египта. Студенты пользуются этими книгами, говорят, что это очень удобные учебники. Но, к сожалению, тиражи этих книг уже давно распроданы. Моя мечта – найти их переиздателя, они очень нужны.

Книги написанные А. Л. Пуниным
Книги написанные А. Л. Пуниным

Первой вашей книгой была «Повесть о ленинградских мостах». Как она появилась?

Недавно мне звонил один знакомый журналист Рома Герасимов. Он говорит: «Я перечитывал Вашу книгу на одном дыхании. Как Вам это удалось?» — «Не знаю. Был молод и свеж». Действительно, хорошая получилась книжка. Мои знания как инженера-​мостовика и искусствоведа в ней я впервые реализовал в единении, в синтезе. Там есть очень интересные моменты, в частности анализ конструкций Троицкого моста: я впервые развернул их детальный анализ. У меня даже родились стихи про Троицкий мост. Думаю, что третий том моей книги об архитектуре петербургской эклектики завершится главой «Троицкий мост», которую я закончу своими стихами.

В третьем томе книги о петербургской эклектике Вы затрагиваете памятники модерна: Троицкий мост и дачу Гаусвальд. Почему?

Это только начало модерна. Они были начаты в конце XIX века, поэтому хронологически попадают в моё повествование. В проблемы модерна я не лезу, так как этим занимаются Лисовский, Кириков и масса других людей. Вот только что вышла новая книга Владимира Григорьевича Лисовского «Северный модерн».

У Вас ещё есть книга о петровском Петербурге. Вы и на эту тему читаете лекции?

Да, дело в том, что я очень развёрнуто подготовил цикл лекций по петровской эпохе. Мне пришлось заниматься архивными поисками по части мостов петровской эпохи. К тому же я полез и в другие документы из разных архивов. И в конце почувствовал, что нужно внести ряд фактологических уточнений.

В петровскую эпоху Россия активно впитывала, в чём-​то переваривая, приспособляя к своим нуждам, опыт европейского барокко. Я провожу сопоставление европейского опыта и русского петровского барокко. Показываю, как европейский опыт осваивался, использовался, перерабатывался применительно к русским интересам. Мне показалось, что, даже не взирая на участие крупных специалистов в этой области, тема была раскрыта ещё недостаточно.

Вы упомянули некоторые фактологические уточнения. Что удалось найти нового?

Это связано с историей мостов петровского времени. В частности, конструкции подъёмных мостов, которые мной полностью расшифрованы. Гравюры ведь иногда «подвирают». Нужно было уточнить, как на самом деле всё делалось. В России ни одного такого моста не сохранилось. А в Голландии я видел аналогичные мосты.

На одной из последних лекций я рассказывал студентам о связях между культурой и инженерией России и Англии в начале XIX века. В России появились два крупных английских инженера: Берд и Гесте. Берд основал завод, построил Бердов мост через канал около Невы. Гесте придумал мосты из чугунных блоков и начал строить их по своему проекту. На такие контакты сейчас очень хотелось бы обратить внимание. Культурные и инженерные связи России и Англии была всегда очень сильны. Есть у меня мечта: назло всем современным политическим ситуациям опубликовать книгу о параллелизме развитии архитектуры в Британии и России, хотя бы в период классицизма.

В предисловии к книге о петровском Петербурге написано, что это только первый том из двух. Как обстоят дела со второй частью?

Мне одному будет трудно с ней справиться. По двум причинам. Во-​первых, требуется серьёзная переработка того, что я написал, исходя из замечательной публикации госпожи Николаевой о жилых домах Васильевского острова. Это блистательная работа, которая требует серьёзного осмысления. Надо поработать над ссылками на её книгу.

Во-​вторых, с точки зрения стилевых проблем нужно подключать пригороды. Тут я не специалист и вступать в область чужих научных изысканий не считаю приличным. То есть, кого-​то надо брать в соавторы, например Сергея Борисовича Горбатенко, моего бывшего студента. Но пока ему некогда. Так что пока вопрос висит в воздухе. А я и не спешу, потому что мне хочется издать книгу, написанную по моей докторской диссертации о мостах, закончить трёхтомник по эклектике. Уже завершена работа над третьим томом, закончена переработка первого тома. Всё это уже в редакции.

А у Вас не было идеи взять тему шире?

Наступаете на больную тему. Меня многие просят написать как минимум двухтомник «Архитектура Петербурга XIX века в контексте стилевой эволюции архитектуры Европы». Кстати, он уже написан примерно на треть. Но сейчас я сказал редактору, что работа требует очень серьёзных поисков, особенно когда речь идёт о конце XIX века. Надо ездить по Европе и смотреть. Я ещё в Норвегии не был. В Швеции – только в столице. Копенгаген просто проехал на автомобиле. Париж и Лондон знаю, но этого мало. Этот материал ещё требует своих серьёзных поисков и осмысления. Так что пока что я это отложил.

Андрей Львович, спасибо за интересный рассказ. С удовольствием будем читать Ваши новые книги!

Александр Викторович Чернега

  • Главный редактор журнала
  • Член правления Союза краеведов Санкт-​Петербурга
  • Генеральный директор ООО «Прогулки по Петербургу»

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.