«Архитектор выдающихся знаний…» — художник-архитектор Павел Петрович Светлицкий

«Павел Петрович – архитектор выдающихся знаний, талантливый проектировщик… внимательный до мелочности строитель». Такую характеристику профессиональным качествам П.П. Светлицкого дал в 1915 г. его коллега, архитектор Д.А. Крыжановский, с которым Светлицкий сотрудничал на постройке нескольких петербургских доходных домов.

П.П. Светлицкий

П.П. Светлицкий

Будущий архитектор П.П. Светлицкий родился 15 января 1878 г. в Киеве. Его отец Пётр Дмитриевич, служивший в оркестре оперного театра, и мать Гликерия Иосифовна были православными, и 23 января их сын был крещён в Крестовоздвиженской церкви на Подоле.

Крестовоздвиженская церковь на Подоле в Киеве

Крестовоздвиженская церковь на Подоле в Киеве (на переднем плане), фото начала XX в.

В 18901898 гг. П.П. Светлицкий учился в Киевском реальном училище. Можно предположить, что уже в этот период у юноши проявилась склонность к архитектурному творчеству: среди многочисленных «троек» выделяется «4» по черчению и «5» по рисованию. В 1900 г. Светлицкий приехал в Петербург и был принят на архитектурное отделение Высшего художественного училища при Академии художеств. Окончив курс наук, Светлицкий выбрал в качестве профессора-​руководителя мастерской известного архитектора А.Н. Померанцева.

«Бедный студент» – такое определение вполне характеризует тогдашнее незавидное состояние финансов Светлицкого, что отражалось, в частности, в его прошениях руководству училища подобного содержания: «Скудное материальное положение, не дающее мне возможности нормально продолжать занятия в классах, заставляет обратиться за назначением стипендии». В первые годы обучения студенту-​академисту не найти было средств даже на поездку домой: «Не имея положительно никаких средств, на которые я мог бы уехать к себе на родину в город Киев, а также не предвидя в будущем никаких источников, откуда я мог бы получить помощь, прошу Совет Высшего художественного училища оказать мне денежное пособие».
Студент не ограничивался просьбами о материальной помощи, он также искал дополнительный доход, работая помощником архитекторов на различных стройках Петербурга. В 1903 г. Светлицкий участвовал в качестве студента-​практиканта на постройке вокзала на станции Жмеринка Юго-​Западной железной дороги.

Железнодорожный вокзал на станции Жмеринка

Железнодорожный вокзал на станции Жмеринка

В 1904 г. Светлицкому было выдано свидетельство на право производства строительных работ, и он получил возможность активнее включиться в строительство, однако получить выгодный строительный заказ в Петербурге начала XX в. было непросто. В условиях конкуренции большое значение приобретала протекция более опытных коллег, а также репутация среди потенциальных заказчиков. Можно считать, что здесь Светлицкому улыбнулась удача. Ещё до получения звания художника-​архитектора он успел поработать на значительной столичной стройке – при возведении Дома городских учреждений (Садовая ул., 5557 – Вознесенский пр., 4042) в качестве одного из помощников архитектора А.Л. Лишневского. Работы по постройке Дома городских учреждений велись в 19041906 гг. Подрядчиками различных строительных работ на этом крупном многофункциональном объекте выступали И.Ф. Алюшинский, Ф.М. Рыбин, Э.Л. Петерсен, для которых П.П. Светлицкий впоследствии и даже в ходе строительства Дома городских учреждений выполнял различные работы.

Дом городских учреждений

Дом городских учреждений

В апреле 1905 г. Павел Светлицкий, постепенно встававший на ноги, женился на шлиссельбургской мещанке Екатерине Васильевне Егоровой. В 1908 г. в семье Светлицких родился Борис, в 1913 г. – Сергей (оба сына впоследствии пошли по стопам отца и выбрали архитектуру своей профессией).
31 октября 1907 г. Светлицкий завершил обучение и был удостоен звания художника-​архитектора. В январе 1908 г. он получил и свидетельство на право преподавания рисования в средних учебных заведениях (жизнь переменчива, и дополнительная профессия могла пригодиться).

Как часто бывает, работы то нет совсем, то она идёт сплошным потоком, не оставляя свободной минутки. Летом 1907 г. А.Л. Лишневский, завершивший строительство Дома городских учреждений, взялся за постройку доходного дома для И.Ф. Алюшинского (Малый пр. П.С., 66 – ул. Ленина, 32), и привлёк к этой работе Светлицкого.

Дом И.Ф. Алюшинского

Дом И.Ф. Алюшинского

Угловой дом выходит на две магистрали, одна из которых довольно широка (ул. Ленина – недаром она раньше и называлась Широкой), а другая – Малый пр. П.С. – значительно уже. Архитекторы решили проблему узкого проспекта, создав здесь крошечный открытый двор, тем самым несколько расширив тесный каменный коридор. Богатый лепной декор дома Алюшинского, видимо, задумывался по ходу строительства: из всех украшающих сейчас фасады фигур на проектных чертежах изображены лишь вознесённые на верхние этажи дома медведи, лапы которых с трудом находят опору на тончайших сдвоенных пилястрах. Беспокойство и неудобство испытывают и другие существа, облепившие фасады снизу доверху. По сторонам парадных злобно шипят дикие коты, пробивающиеся сквозь заросли чертополоха. Сверху на них давят гранёные столбы, завершённые испуганно шипящими кошками с поднятыми хвостами. Архитекторы применили здесь способ размещения скульптур, применявшийся в готической архитектуре. «Скульптура как бы приросла к конструкции… приютилась на узких консолях, прижимаясь спиной к рельефным тягам, согнулась в нишах, скорчилась на базах опор, стала выглядывать из-​за узоров капителей, как бы навеки примирившись со своей несвободой и приспособившись к тому пространству, где обречена была жить». О средневековых соборах напоминают также инфернальные мотивы. Многочисленные маски загадочных то ли людей, то ли зверей, то ли чудовищ смотрят со стен дома, охраняя его от демонов. Картину дополняют оконные и дверные проёмы первого этажа, завершения которых напоминают позднеготические арки; на фасадах встречаются подобия готических крестоцветов. Декор дома Алюшинского заставляет вспомнить подобную скульптуру, применённую в упоминавшемся ранее Доме городских учреждений: распластанные по стене летучие мыши с человеческими лицами, придавленные тяжестью эркеров головы орущих демонов…

Дом И.Ф. Алюшинского, декор

Дом И.Ф. Алюшинского, декор

В отличие от Лишневского, Светлицкий в своей архитектурно-​строительной практике не увлекался инфернальными мотивами, предпочитая применять более спокойный умиротворяющий декор. В 1909 г. Светлицкий, очевидно, наработавший к тому времени определённый авторитет, получает не один, а одновременно два крупных заказа, и оба от одного домовладельца – знавшего архитектора по работе на постройке Дома городских учреждений подрядчика Ф.М. Рыбина. Участки располагались на бурно застраивавшейся в ту пору Петербургской стороне, неподалеку один от другого – и медленным шагом дойдёшь минут за двадцать. Разрешения на постройку домов Рыбина по подписанным Светлицким проектам были получены летом 1909 г., а к осени 1910 г. постройка обоих зданий была завершена. Художественное решение одновременно созданных домов различно и не вполне соответствует утверждённым чертежам.

Участок Рыбина на Широкой ул. (современный адрес: ул. Ленина, 19) имеет прямоугольную правильную форму и удобен для застройки. Это упрощало задачу архитектора, спроектировавшего шестиэтажный дом с симметричным планом и таким же фасадом – вполне в духе классицистической архитектуры.

Дом Ф.М. Рыбина на Широкой ул.

Дом Ф.М. Рыбина на Широкой ул.

Центр фасадной композиции, ограниченный эркерами, вогнут. Венчающая и стягивающая эркеры разомкнутая полуциркульная колоннада отсылает зрителя к классицизму. Полуциркульное окно придаёт центру фасада сходство с экседрой – полукруглой нишей. Об античной архитектуре напоминает и лепка: греческий меандр, розетки, гирлянды, амфоры. В архитектурной композиции интересны не показанные в проекте, а задуманные в ходе строительства барельефы, размещённые под эркерами.

Дом Ф.М. Рыбина на Широкой ул., декор

Дом Ф.М. Рыбина на Широкой ул., декор

Молодые курчавые кентавры согнули колени и напряжённо опёрлись на дубины, словно пытаясь удержать непосильный для них вес трёхэтажного эркера. Слитность декора со стеной, расположение рельефов в точках наибольшего напряжения конструкций – характерный признак модерна. Собственно, дом и строился в переходный период от модерна к неоклассицизму, искусствоведы пограничным считают 1910 г. Не случайно по проекту в нижних этажах дома предполагалось разместить «пятна», составленные из грубоколотых камней – деталь, характерная для северного модерна. В натуре же архитектор усилил неоклассическое звучание постройки.

Другой предназначенный к застройке участок Рыбина – на Порховской ул. (современный адрес: Чкаловский пр., 5 – Пионерская ул., 35 – Малая Разночинная ул., 24), в отличие от прямоугольного участка на Широкой, был довольно узок, к тому же неправильной формы и большой протяжённости по одной из магистралей. Архитектор был вынужден, согласно законодательству, «составлять» дом из корпусов разной этажности – в соответствии с разной шириной улиц, на которые они выходили.

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., фасад и план

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., фасад и план

Зодчий создал здесь великолепный образец северного модерна, не применяя при этом натуральный камень, а добившись высокого художественного эффекта только размещением архитектурных объемов.

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., фасад по Малой Разночинной ул.

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., фасад по Малой Разночинной ул.

Фасадная плоскость четырехэтажного, завершённого мансардой дома, выходящего на Малую Разночинную ул., оживлена слабо выступающими эркерами. Стены прорезаны окнами только прямоугольной формы. В этой части строения роль акцента берёт на себя видная издалека отодвинутая от угла четырёхгранная башенка, вырастающая над соседним шестиэтажным корпусом. Узкие окна и высокая сложной формы кровля придают башенке романтический вид, напоминая о рыцарских замках. Эта эффектная композиция, придавшая дому активный силуэт, не была предусмотрена проектом и родилась в ходе строительства.

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., архитектурный узел «под крыльями»

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., архитектурный узел «под крыльями»

Наиболее протяжённый фасад дома, выходящий на Чкаловский пр., для преодоления ощущения монотонности разделён на несколько композиционных узлов, у каждого из которых свой акцент. Двигаясь от башни, зритель видит симметричную композицию, в которой архитектор применил узкие шестигранные окна и окна со стрельчатым завершением (в проекте все окна задуманы прямоугольной формы). В ходе строительных работ было решено эту часть фасада завершить щипцом, прорезанным тремя узкими окнами. За окнами словно скрывается загадочная птица, концы крыльев которой четко прорисованы на фасаде.

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., лестничный узел

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., лестничный узел

Следующий узел представляет собой примкнувшие друг к другу эркеры, образующие также уравновешенную симметричную композицию. Центральный эркер, завершённый срезанным полуфронтоном, скрывает за собой лестничную клетку, на что указывает ритм окон. В проектных чертежах здесь венчание предложено в виде аттика, прорезанного полуциркульным окном. На фоне оконного проёма должна была контрастно выделяться установленная в профиль фигура вольготно возлегающего крылатого сфинкса.

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., фасад по Пионерской ул.

Дом Ф.М. Рыбина на Порховской ул., фасад по Пионерской ул.

Значительные изменения по сравнению с утверждённым проектом претерпела и соседняя часть фасада. Подойдя к дому с этой стороны, мы видим гладкий щипец со смещённым к углу дома эркером, который перетекает на соседний узкий фасад, выходящий на Пионерскую ул., «прорастая» здесь балконом. Эта угловая часть наиболее близка исканиям северного модерна. Врезанный в угол дома башнеобразный эркер, щипцы соседних фасадов, балкон – всё это стянуто в один объемно-​пластический узел. О северном модерне повествует и характерный для этого архитектурного направления декор: совы, взбирающаяся по стене ящерица, лавирующие среди водорослей рыбы. Из-​под черепичной крыши башенки-​эркера выглядывают мордочки то ли собак, то ли волков. Такие же звери высовываются из стены над окнами второго этажа на фасадах, смотрящих на Малую Разночинную и Чкаловский пр. «Северные» мотивы лишь слегка оттеняются тонкой «южной» полосой греческого меандра, обвивающего угловой эркер. (Интересно, что вскоре после завершения строительства в 16-​й квартире этого дома некоторое время жил сам автор – П.П. Светлицкий, как бы осваивая построенное им здание).

Так, на примере двух домов, построенных одновременно, одним автором и для одного домовладельца, мы видим, насколько изменчива была архитектурная мода. Считается, что именно начало 1910-​х гг. служит своего рода «водоразделом», после которого в русской архитектуре модерн отступает, начинает стремительно усиливаться интерес к неоклассицизму.

В январе 1911 г. в Петербурге состоялся IV Съезд русских зодчих, и Светлицкий принял участие в его работе. В марте того же года в Академии художеств открылась Историческая выставка архитектуры. Прочитанные на Съезде доклады, посвящённые как истории классицизма, так и применению классицистических идей в строительной практике начала ХХ в., дополнялись представленными на выставке документальными материалами, относящимися к архитектуре русского классицизма. Эти события сыграли важную роль в превращении неоклассицизма в господствующее направление в русской архитектуре.
Искания в русле неоклассики отчётливо проявились в творчестве Светлицкого, когда он приступил к проектированию и строительству шестиэтажного дома, современный адрес которого – Гаванская ул., 30.

Дом И.И. Гиршовича на Гаванской ул., фасад

Дом И.И. Гиршовича на Гаванской ул., фасад

Дом И.И. Гиршовича на Гаванской ул., план

Дом И.И. Гиршовича на Гаванской ул., план

Весной 1911 г. проект доходного дома для купца И.И. Гиршовича составил его брат, архитектор Б.И. Гиршович. Вероятно, состояние здоровья не позволило архитектору Гиршовичу приступить к строительству: в июле 1911 г. он умер после тяжелой болезни. Дело продолжил Светлицкий, работавший ранее помощником Гиршовича при перестройке дома на Невском пр., 44 для Сибирского торгового банка (работы велись в 19071910 гг.). О том, что Светлицкий был хорошо знаком архитектору Гиршовичу говорит, среди прочего, следующее обстоятельство. В 1909 г. Б.И. Гиршович, наряду с А.Л. Лишневским, рекомендовал Светлицкого в действительные члены авторитетного Петербургского общества архитекторов.

В августе 1911 г. был утверждён изменённый проект, что позволило приступить к строительству дома на Гаванской. Следует отметить, что на проектных чертежах мы не найдём подписи Светлицкого, но его именем подписан опубликованный уже после завершения постройки исполнительный чертеж дома. Было изменено положение проезда и оформление единственного лицевого фасада. В первоначальном варианте предлагалось обработать завершённую высоким щипцом центральную часть фасада в характере северного модерна – с мелкой расстекловкой полуциркульного окна, над которым предполагалось поместить фигуры сов. Новый, осуществлённый вариант, отсылает к неоклассическому направлению. Последний, шестой, этаж выполнен в виде своего рода колоннады, акцентированной в центре полуфронтоном с крупным замкόвым камнем над ложным арочным завершением. Некоторую схематичность композиции придает то обстоятельство, что колонны лишены баз и капителей. Венчающий этаж дома на Гаванской напоминает (конечно, в миниатюре) композицию строившегося в эти же годы архитектором И.А. Фоминым особняка Половцова на Каменном острове, вскоре приобретшего известность как пример использования классической традиции в современном строительстве. В то же время мягкая пластика слабо выступающего из фасадной стены эркера, повторяющиеся мотивы из трёх узких окон, а также отделка второго этажа природным камнем – каменные вставки динамично прорываются и на верхние этажи дома на Гаванской, разрушая горизонтальные линии окон – всё это напоминает о северном модерне.

Рассмотренные постройки подтверждают тезис о том, что именно в 19091911 гг. в петербургском строительстве происходило решительное оттеснение модерна мощным неоклассическим течением. Многие здания, проектировавшиеся в приёмах модерна, были закончены уже в классицистическом оформлении. Широкое распространение получил в эти годы вариант неоклассицизма, пограничный с модерном. В то же время в период господства неоклассики возводились постройки, отмеченные печатью эклектики. Неоклассицизм стал результатом широкого ретроспективного движения начала ХХ в., стремившегося к «воссозданию духа и логики стилей прошлого». Одним из таких стилей было русское барокко.

Дом И. Шмерко и Г. Браудо-Бройдо

Дом И. Шмерко и Г. Браудо-​Бройдо

В августе 1912 г. Светлицкий приступил к строительству доходного дома, современный адрес которого 7-​я Советская ул., 21. В облике этого здания, принадлежавшего совладельцам И. Шмерко и Г. Браудо-​Бройдо, явственно различаются барόчные мотивы. При этом в планировке дома отчётливо прослеживаются разработанные в период модерна нововведения. Выходящий на красную линию угловой дом под прямым углом сопрягается с отодвинутым в глубину участка дворовым флигелем. Тем самым образуется открытый двор, отдёленный от улицы невысокой металлической оградой на каменных столбах. Стремление к рациональному использованию небольшого участка подсказало идею устройства подвала под поверхностью двора. Контрастное сочетание эркеров с выгнутыми и вогнутыми стенками придает фасадам экспрессивную пластику, отсылая зрителя к барочным образцам. Угловой эркер завершается полуротондой, увенчанной куполом сложных очертаний, поставленным на барабан. Это придаёт эркеру образ башни. Первые два этажа покрыты дощатым рустом. Верхние этажи объединены своего рода рустованными пилястрами (лопатками), напоминающими подобные элементы, применявшиеся в архитектуре петровского барокко. По горизонтали фасады стянуты широкими тягами, соединяющими балконы.

Дом И. Шмерко и Г. Браудо-Бройдо, декор

Дом И. Шмерко и Г. Браудо-​Бройдо, декор

Стены обогащены характерными для зрелого барокко лепными композициями, самая заметная из которых находится над входом: младенцы-​путти в напряженных позах с усилием поддерживают тяжёлый картуш. Фасады открытого внутреннего двора обработаны более скромно. Интересно, что и здесь облик дома претерпел некоторые изменения по сравнению с проектом. Утверждённые чертежи донесли до нас романтический облик углового эркера, двухъярусное шлемовидное венчание которого скорее отсылает к идеям северного модерна, хотя дух барокко зримо присутствует и в проекте.

На примере крупных доходных домов, с краткой историей проектирования и строительства которых мы познакомились, видно, что строительная практика в Петербурге начала XX в. давала достаточную свободу для творческих поисков в атмосфере острой и противоречивой борьбы архитектурных идей того времени. Предлагаемый проектами облик зданий во многих случаях существенно изменялся в ходе строительства, следуя за скоротечной модой, желаниями заказчика или новыми художественными находками архитектора. Всё же бόльшую свободу для исканий предоставляла «бумажная архитектура» – архитектурные конкурсы, ставшие к началу ХХ в., обязательной частью профессиональных занятий архитектора. Еще в период обучения в Высшем художественном училище при Академии художеств Светлицкий стал участвовать в архитектурных конкурсах. Так поступали и другие студенты, стремившиеся, с одной стороны, к художественному развитию, а с другой – к дополнительному заработку: за призовые места в конкурсах выплачивали высокие премии. В марте 1905 г. Светлицкий в соавторстве со своим соучеником студентом А.Л. Берлиным, обучающимся также в мастерской профессора Померанцева, участвовал в конкурсе на проект дома Э.Л. Петерсена (современный адрес – Лиговский пр., 125 – Рязанский пер., 2; в 19051906 гг. дом на этом участке построил А.Л. Лишневский). Вспомним, что Петерсен был одним из подрядчиков, работавших со Светлицким на строительстве Дома городских учреждений. Проект под девизом «Аккорд» принёс соученикам вторую премию. Комиссия судей признала высокое качество планировочного решения: «Приём удобоисполнимый и в смысле эксплуатации места представляет одно из лучших решений». Конкурсы также давали возможность начинающим архитекторам заявить о себе, завязать полезные знакомства. Так, одним из членов комиссии судей на этом конкурсе был архитектор Лишневский, с которым впоследствии сотрудничали и Светлицкий, и Берлин.

Выступая то в соавторстве с коллегами, то самостоятельно, Светлицкий осваивал при работе над конкурсными проектами различные архитектурные направления. Он предлагал варианты «неорусского стиля», отдал дань неоклассическим исканиям, создавал фасады «романо-​русского характера» и в духе украинской модификации барокко. Получив первую премию за проект училищного дома имени М.М. Стасюлевича, который предполагалось возвести на Большом пр. Васильевского острова, Светлицкий в 1915 г. заключил с городским руководством соглашение о передаче ему дальнейшей разработки проекта и постройки училищного дома. Но продолжавшаяся мировая война внесла свои коррективы: проект остался неосуществлённым.

С 1915 г. Светлицкий стал работать в Госбанке, и октябрьские события 1917 г. застали его с семьёй в Таганроге, где архитектор был в командировке. Оккупация Украины германскими войсками заставила Светлицких вернуться в Петроград, «на место работы». С 1920 г. до 1955 г. П.П. Светлицкий, с небольшими перерывами, связанными, в том числе, и с эвакуацией из Ленинграда в 1942 г., работал архитектором в Северо-​Западном речном пароходстве.

Смольнинский вокзал

Смольнинский вокзал

Среди его работ тех лет – построенная в 1925 г. товарно-​пассажирская пристань на Неве у Большеохтинского моста – Смольнинский речной вокзал. Архитектурный облик не дошедшего до наших дней строения напоминал о русском барокко: на многогранном барабане – колоколовидный двухъярусный купол; углы были обработаны рустованными лопатками. Также в этот период по проектам Светлицкого и под его руководством строились клубы для водников, производственные здания для судоремонта, конторы портовых грузчиков. Не оставлял Светлицкий и конкурсного проектирования. В 1951 г. совместно с сыном Сергеем, тоже архитектором, П.П. Светлицкий создал проект пристаней «Большой Волги». С.П. Светлицкий в своей автобиографии подчеркивал важную роль, которую сыграло в выборе им профессии общение с отцом. «Любовь к рисованию и строительной технике, а также постоянное окружение выполняемыми отцом архитектурными работами, зарисовками и акварельными работами, заставило меня с раннего детства заниматься графическими искусствами». Окончив в 1930 г. строительные курсы, Сергей стал работать на строительстве, и одновременно «дома помогал отцу, исполняя различного вида чертёжную и исполнительскую работу… принимал участие в качестве сотрудника у… отца в работе по проектировке всякого рода гражданских зданий для Северо-​Западного управления речного пароходства».

Блокада оставила в Ленинграде огромные разрушения, и масштабные восстановительные работы потребовали квалифицированных специалистов. 19451947 гг. Светлицкий работал в Ленакадемстройпроекте и занимался, наряду с другими архитекторами, возрождением Пулковской обсерватории. Работая под руководством архитектора А.В. Щусева, Светлицкий разработал архитектурное оформление десяти павильонов для астрономических приборов.

Павильон в Пулковской обсерватории

Павильон в Пулковской обсерватории

Классицистическое оформление обсерватории подсказало облик новых сооружений. Так, греческий портик главного здания обсерватории воспроизведён Светлицким в несколько изменённом виде при строительстве павильона 26-​дюймового рефрактора.

Ясли в Пулковской обсерватории

Ясли в Пулковской обсерватории

На территории обсерватории в те годы построили также детские ясли и сад. Проекты этих детских учреждений, продолжающих тему русской классической усадьбы, разработаны Светлицким. Одно из этих сооружений (ясли) составлено из двух неравнозначных в художественном плане частей: к торжественно оформленной крытой колоннаде-​ротонде примыкает лишённый всяких украшений корпус.

Детский сад в Пулковской обсерватории

Детский сад в Пулковской обсерватории

Детский сад в Пулковской обсерватории, лоджия

Детский сад в Пулковской обсерватории, лоджия

Более цельно решение детского сада. Два протяжённых флигеля стянуты с одной стороны слегка западающим четырёхколонным портиком-​лоджией. С противоположной стороны здания центр выделен выступающим портиком из шести колонн. Создаётся иллюзия миниатюрного дворца периода строгого классицизма.

Вероятно, постройки в Пулковской обсерватории были последними крупными работами архитектора. П.П. Светлицкий скончался в 1967 г., совсем немного не дожив до своего 90-​летия. Похоронен Павел Петрович Светлицкий на кладбище в Стрельне.

Могила П.П. Светлицкого

Могила П.П. Светлицкого

На могильном памятнике, к сожалению, указаны неверные даты рождения и смерти. Что касается времени рождения, то существуют документы, указывающие 1878 год. Год смерти – 1967 – подтверждают потомки архитектора. Вероятно, в память об этом ярком мастере архитектуры будет правильным внести соответствующие изменения в надписи на могильном камне…

Александр Иванович Чепель

  • Член совета РОО «Институт Петербурга»
  • Краевед, кандидат исторических наук

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.