Арсений Семёнович Дубин: "Историей города серьёзно увлёкся в 1970-х годах"

Кто любит читать книги о Петербурге – не может не знать Арсения Семёновича Дубина. Это обладатель Анциферовского диплома, кандидат исторических наук, генеалог, преподаватель, автор 17 книг о нашем городе, профессиональный архивист, популярный экскурсовод, в репертуаре которого несколько десятков тем. Предлагаем познакомиться с творческим путём известного историка-​краеведа.

Арсений Семёнович, по традиции, мы начинаем интервью вопросом в Вас. Расскажите о себе: где Вы родились, кем были Ваши родители?

Арсений Семёнович Дубин
Арсений Семёнович Дубин

Я родился в Москве 16 мая 1928 года в семье служащих. Папа (18851967) — Семён Владимирович Дубин. Он участвовал в первой мировой войне. Был ранен, находился в австрийском плену. По счастливой случайности он не подвергся политическим репрессиям. Суровые 1930-​е годы обошли его стороной.

По образованию папа был филологом, знал несколько иностранных языков, и философию, и логику и т.п. Мудрый человек: умел всё объяснить. В техникумах и вузах папа преподавал алгебру, тригонометрию. Считался одним из лучших педагогов. Работал в Коломне, где служил и до мобилизации и после войны.

Мама Розалия Савельевна Гомберг (18891950) в это время тоже была в Коломне. Окончив московские врачебные курсы, в годы Первой мировой войны работала в земской больнице. Там они с моим папой и познакомились. Позже мама работала в московских органах здравоохранения, была эпидемиологом.

В 20-​х годах родители перебрались в Москву. Всю свою дальнейшую жизнь мама с папой жили на Каляевской улице 35 (теперь это снова улица Долгоруковская). В Москве я и родился.

Была у меня ещё старшая сестра Лиля (Лидия Семёновна Сорская, 19202015). Для меня она всегда была высшим авторитетом. Она стала геологом и всю жизнь работала по специальности. С 2000-​х годов жила в США.

Москва. Долгоруковская ул. 35
Москва. Долгоруковская ул. 35 (источник: vse​do​marossii​.ru)

Учился в нескольких московских школах, о которых ярких впечатлений не сохранил. Был «пай-​мальчиком», не хулиганом. Учился неплохо, без троек. Но я давно убедился, что школьные оценки, «неуды», исключение из школы, или наоборот — похвалы и медали, отличные характеристики от учителя не имеют для дальнейшей жизни никакого значения.

Увлекался географическими картами, почтовыми марками. Катался на коньках, но только для удовольствия. Себя не изнурял, к спортивным успехам не стремился. Был страстным читателем, за что меня любила школьная библиотекарша. А до школы был не в детском саде, а в немецкой детской группе фрау Биркенфельд. Отсюда знание немецкого языка, правда теперь уже слабое. Самостоятельно изучил языки французский, польский, эсперанто.

Во время Великой отечественной войны мы с папой два года проживали в Омской области, в деревне. В Москву вернулись в конце 1943 года. Вернулся я в столицу потрёпанный, без обуви, в школу было стыдно приходить в таком виде. Был это 78 класс, тогда ещё мальчики учились отдельно от девочек.

Семён Владимирович Дубин с детьми: Лидией и Арсением
Семён Владимирович Дубин с детьми: Лидией и Арсением

В 1945 году я поступал на географический факультет МГУ. География — это моя любовь на всю жизнь, правда, несостоявшаяся. На приёме на географический факультет получил недостаточные оценки, но любви к науке это не отбило. В своих архивных работах я всегда прорабатывал точные географические обозначения.

На исторический факультет МГУ, куда меня тянуло кроме географического, уже был закончен приём. А в историко-​архивный институт документы ещё принимали. Поэтому я поступил в московский историко-​архивный институт, который окончил в 1949 году.

По распределению был послан в Сыктывкар. Работал в республиканском архиве. Там написал историю государственных учреждений республики Коми. Кстати, до революции не было такой административной единицы. Большая часть территории входила в состав Вологодской губернии. В её составе были уезды Яренский и Усть-​Сысольский, последний в 1938 году и стал Сыктывкаром. Там я женился. Жена Наталья Григорьевна Гиршович была врачом.

После шести лет жизни в Сыктывкаре мы с супругой решали, где же жить дальше. В Москве был мой папа, но в связи со смертью мамы у нас осталась одна комната. Вернуться туда к нему с женой? Та же проблема была и в Ленинграде. Но там было две комнаты, в которых жили тёща и её младшая дочь. Решили переехать в Ленинград. Это было в начале 1956 года. Тогда же у нас родился сын Евгений, который сейчас живёт в Москве.

Так я оказался в Ленинграде — красивом, но незнакомом городе. Моей обязанностью было гулять с ребёнком, возвращаться домой к определённому времени. По пути я читал вывески, названия улиц, названия учреждений. Уходил далеко, планов города тогда не было. А с коляской я не мог войти в трамвай или автобус — только пешком. Так я начал изучать город.

Арсений Семёнович с женой и сыном
Арсений Семёнович с женой и сыном

В Государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства на Войнова 34 (ныне Шпалерная) я поступил в мае 1956 года. Роль сыграло историко-​архивное образование, хотя для отдела кадров недостатком был «пятый пункт». Не нравилась им национальность. Сначала был научным сотрудником, а потом меня перевели в отдел публикации документов. В архиве это всегда самый высококвалифицированный труд. Занимался выявлением источников в своём и в других архивах.

Одной из наших тем была «Национализация промышленности Петрограда в 19181919 годах». Я составлял именной указатель, географический указатель, сверял документы с подлинниками.

Была более трудная работа – сборник документов «Социалистическое соревнование на предприятиях Ленинграда в годы первой пятилетки (19281932 гг.)». Готовили мы его в 19591961 годах вместе с Виталием Ивановичем Старцевым. Он мой ровесник, окончил юридический факультет Ленинградского университета. Достиг больших результатов и званий чем я. Стал профессором, доктором исторических наук. Вовлёк меня в историю Октябрьской революции. Помимо прочего он работал над историей Ленина в период с февраля по октябрь 1917 года. У него есть выдающиеся открытия в этой теме.

Работа над сборником велась с трудом. Надо было находить героические страницы истории. А в документах большей частью встречались упрёки в том, что что-​то не сделано, не выполнено.

Участвовал в создании книги «История обувной фабрики Скороход». Моим разделом были 19441960 годы: соцсоревнование, повышение производительности труда. «Скороход» выпускал обувь в больших количествах, но невысокого качества. Простую ежедневную обувь. Архивные материалы фабрики оказались малоинтересными. Среди них было много разборов персональных дел разных коммунистов, кандидатов в члены партии: один пытался вынести с предприятия кожу, другой выходил с работы в новых ботинках. Это меня так разочаровало! Хорошо помогла заводская газета «Скороходовский рабочий», которая дала много материалов.

В книге часто употреблялось выражение «социалистическое соревнование». При этом, ни в каком смысле нельзя было писать «конкуренция». Даже в отрицательном смысле. Это я хорошо запомнил из разговора с редактором сборника, который приходил к нам для проверки как большой барин в определённый день. Он нас наставлял: «Конкуренция – это буржуазное слово, оно не может быть сопоставлено с социалистическим соревнованием». В итоге вышел сборник, который сейчас никому не нужен и воспринимается иронически.

В 1977 году я перешёл в другой архив – ЦГАВМФ, где работал до пенсионных лет.

Вы работали в здании у Дворцовой площади на Миллионной улице?

Да, главное здание архива ВМФ находится на Миллионной улице 36, в здании, построенном архитектором Месмахером для архива Государственного совета. Здесь же находилось русское императорское историческое общество, которое возглавлял великий князь Николай Михайлович, известный дореволюционный историк, расстрелянный в январе 1918 года. Он был старшим из сыновей великого князя Михаила Николаевича, жил на Дворцовой набережной 18. После революции документы Госсовета была перевезены на площадь Декабристов.

Миллионная 36
Миллионная 36 (источник: walk​spb​.ru)

Работая в архиве, мне хотелось как-​то применить мою любовь к географии. Так я придумал тему «История административно-​территориального деления Ленинградской области с 1917 года до последних лет». Последние годы на тот момент – 1970-​е годы. Следил за каждой деревней, как изменялись названия уездов. Для меня это была интереснейшая работа. Написал целых девять томов – 3000 машинописных листов. Он не издан, так и остаётся в машинописи. Коллеги пользуются им и поныне, знают его как «справочник Дубина».

Работая в архиве ВМФ я написал несколько статей на морские темы. Например, о клипере «Опричник», который погиб в шторм в Индийском океане. Есть интересная статья о первом американском адмирале Поле Джонсе, который пиратствовал в Чёрном море против турок. Это основатель американского военного флота, которого по инициативе Екатерины II пригласили на службу в Россию. Этот материал есть также в журнале «История Петербурга», в котором опубликовано несколько моих статей на разные петербургские темы.

Кто на Вас как на историка-​архивиста оказал влияние?

В архиве военно-​морского флота высоко ценил Иохима Абрамовича Лифшица — моего начальника по службе и кладезя знаний по истории страны, по истории Ленинградского университета. Другой сотрудник из архива — Вил Николаевич Гудкин-​Васильев. Знаток всего содержания архива. Самые трудные тематические запросы поручались ему. Из архива ВМФ обязательно надо упомянуть знатока военно-​морского флота, освоения русской Америки Татьяну Сергеевну Фёдорову.

Высоко ценю Валерия Григорьевича Исаченко. Он и замечательный автор статей, думающий человек. Его я с интересом слушаю по радио в «Городском наблюдателе». Густав Александрович Богуславский — замечательный человек. Его детище – институт Петербурга. Не могу не отметить Андрея Львовича Пунина. Ходил на его лекции по истории архитектуры. У меня есть его книги.

Более 20 лет я состою членом русского генеалогического общества. Оно находится в РНБ, собирается раз в месяц по вторым четвергам. Там на днях состоялся юбилей президента Игоря Васильевича Сахарова, тоже человека глубоко мной уважаемого и ценимого.

«С 1993 года я пенсионер … именно в этот период жизни были написаны всех мои книги о Петербурге, многочисленные статьи, прошла насыщенная экскурсионная деятельность.»

Так как всё-​таки Вы пришли к краеведению?

Дело в том, что благодаря частым пешеходным прогулкам я за два-​три года стал знатоком города. На работе меня часто спрашивали: как проехать от одного адреса до другого, какой троллейбус идёт туда-​то, как называлась раньше такая-​то улица. Я гордился, когда мог без справочника ответить на такие вопросы.

Историей Петербурга-​Ленинграда серьёзно я увлёкся в 1970-​х годах. В букинистических магазинах покупал старые путеводители, книги о Петербурге. Однако часто делать это не мог по финансовым соображениям. Поэтому моим родным домом стала Российская Государственная Публичная библиотека. Там есть отдел редкой книги, где в открытом доступе стоят энциклопедии, книги по генеалогии.

Любимым моим архивом был ЦГИА Ленинграда на Псковской улице 18. Особенно мной любим фонд №515 «Петербургское городское кредитное общество», где на каждый дом есть дело — кому он принадлежал, какие жильцы там жили, сведения о постройке зданий, о количестве во флигелях окон, лестниц, технические данные. Информация о владельце дома. Иногда встречается – кто кому дом продал и за какую сумму, однако никогда не написано, по какой причине произведена продажа. В 515-​м фонде хранятся документы от второй половины XIX века и вплоть до 1917 года.

С 1993 года я пенсионер, и что удивительно – именно в этот период жизни были написаны всех мои книги о Петербурге, многочисленные статьи, прошла насыщенная экскурсионная деятельность.

Что стало поводом для написания первой книги о Петербурге?

Однажды ко мне обратился уважаемый мной Борис Михайлович Кириков, который занимался архитектурной частью книги о доме №52 на Фурштатской улице. Он попросил написать об этом доме, его обитателях. В 1997 году книга «Особняк Варгунина» была издана в серии «Белое и Чёрное». Это моя первая книга. Варгунины – купеческая семья, о которой у меня есть ряд очерков. К сожалению, словосочетание «особняк Варгунина» не звучит в городской топонимике, поэтому книга плохо продавалась. А ведь это знакомый многим дворец бракосочетания на Фурштатской!

Параллельно с изучением истории особняка я работал над историей ближайших улиц: Восстания, Моховой, Чайковского. Книги на эти темы мне довелось написать с Ларисой Ильиничной Бройтман. Книга об улице Чайковского вышла в 2003 году. В 2010 году её удалось переиздать значительно дополнив. Но этим изданием я недоволен, так как издатель не включил в именной указатель многих новых лиц.

Как Вы выбирали темы для своих книг?

Я ведь работал в архиве, который находился в Дзержинском районе Ленинграда. Кстати, до меня никто не писал о том, почему район так назван. А дело в том, что рядом находилось ленинградское отделение КГБ – область деятельности Феликса Эдмундовича Дзержинского. Поэтому созданный в 1936 году район и назвали Дзержинским.

А соседний Куйбышевский район так назвали после смерти в 1935 году Валериана Владимировича Куйбышева, имя которого поначалу дали Мариинской больнице. Затем весь прилагающий к ней район стал Куйбышевским.

Большинство из изученных мной улиц находятся именно в этих районах.

Книги написанные Арсением Семёновичем
Книги написанные Арсением Семёновичем

«Улица Коломенская» мне близка из-​за того, что в Коломне мои родители много лет назад заключили семейный союз. В Коломну я ездил в 70-​х годах, был там два дня. Пытался найти адреса мамы и папы. Это был промышленный социалистический город, в котором жило много пришлого народа, не знающего местной истории. Где находились больница и гимназия мне указали в краеведческом музее, но большего узнать не удалось. На поиски в архивах времени не было. «Улица Коломенская» издана в 2012 году.

Одна из самых интересных моих работ – «Сапёрный переулок». Она издана в 2013 году. В том же году – «Улица Жуковского», но раньше на несколько месяцев. На Сапёрном переулке есть несколько ярких персонажей. Замечательная моя находка — семья Родзянко, которая жила в доме №10. Там же звучит такая фигура как Леонид Каннегиссер (убийца Урицкого).

Намётки у меня были на улицу Кирочную. Набрал материал, но из-​за потери зрения продолжить работу не удалось.

Экскурсию ведь я могу подготовить достаточно быстро. По верхам, о наиболее значимых лицах информацию можно собрать за одну неделю. Для книги времени нужно гораздо больше. Если подходить к делу серьёзно, то надо смотреть все дела фонда №515 в ЦГИАСПб. По Кирочной улице я не успел познакомиться с этими делами, а на это надо около двух лет. В архиве одновременно выдают по четыре-​пять дел, а там около 70 домов.

Задумки у меня были не только по Кирочной. Вот, к примеру, улица Достоевского. Здесь ярких событий нет, но есть несколько значимых имён. Есть интересное промышленное предприятие, которое связано с производством часов. Около входа в него стоят два замечательных медведя. Контора завода выходит на Марата 63 — это особняк Зигеля. По улице Достоевского экскурсии я проводил, но книгу так и не собрался написать.

Слышал, что Вы участвовали в подготовке книги о Миллионной улице. В чём её отличие от «Пешком по Миллионной» В. С. Измозика?

Люблю эту улицу. Здесь масса интересных материалов, много сведений о дореволюционном времени. Чего стоит только отречение от престола великого князя Михаила Александровича. А вот о советском периоде истории довольно мало материалов.

Книгу Владлена Семёновича Измозика я хорошо знаю. Также знаю, откуда появились его сведения. Это материалы из фонда ЦГАЛИ «Коллекция Вяземского». Сергей Михайлович Вяземский был замечательным краеведом, но в научном смысле он был не очень высокого уровня подготовки.

Книга о Миллионной улице (тогда ещё Халтурина) была задумана много лет назад в формате энциклопедии. Готовилось серьёзное издание. Между авторами были распределены адреса, примерно по пять домов на человека. Моими адресами были дома №3240, включая здание архива. Руководителем проекта был Юрий Михайлович Денисов. Работа велась много лет. За это время многие ушли из жизни. Некоторые авторы отнеслись к заданию поверхностно. Издание не состоялось.

В 2000-​х годах за редактирование собранных материалов взялся Виктор Васильевич Антонов. Но совсем недавно он умер. На данный момент собранным материалом владеет Елена Гдальевна Попова-​Яцкевич.

Когда Вы начали водить экскурсии?

Экскурсии я начал водить в 1980-​х годах. Первую уже не помню. Она была для родственников, старинных ленинградцев. Рассказывал о близлежащих местах.

С 1982 по 1994 год я руководил книжным клубом, который находился на Кировском 40. Там был большой книжный магазин политической книги №100. Такого количества книжных магазинов в Ленинграде не было — открыт он в 1970 году, в 100-​летний юбилей Владимира Ильича Ленина. В задней комнате этого магазина и работал клуб, мест на 3040. А слушателей приходило иногда 4050 человек. Сначала им руководил Валентин Дмитриевич Привалов, автор книги о Каменноостровском проспекте. Потом клуб он передал мне.

Каждую неделю по средам с 6 до 7 часов вечера я вёл краеведческую тему. Приглашал разных авторов. У нас гостили А. Л. Пунин, А. В. Кобак, Л. И. Бройтман, В. И. Старцев, Г. Г. Бунатян, Ю. А. Алянский, другие авторы книг о Петербурге. И. А. Лифшиц вёл международный и внутренний политический обзор на весьма острые темы. К счастью, время уже было перестроечное, не такое жестокое как в 30-​х годах. Высказывал он абсолютно не партийные истины. О ленинградских руководителях говорил не только с уважением и придыханием. И так 15 лет каждую неделю. Потом начался ремонт, помещение закрылось. Теперь там работает банк. Несколько лет мы встречались на других адресах.

Первые регулярные экскурсии я проводил со слушателями этого клуба. Слушали меня хорошо, не перебивали, не скучали, не старались уйти пораньше. Вот я и начал давать объявления об экскурсиях в газеты.

На экскурсии
На экскурсии

Тем у меня около 30. Сначала водил только по Дзержинскому и Куйбышевскому районам и соседним улицам с моим домом: улица Правды, Большая Московская. По Звенигородской всего два раза провёл – она оказалась скучной, не нашлось ярких сюжетов.

А уже в 2000-​х годах одна знакомая поэтесса после моей экскурсии прочитала стихотворение «По Миллионной»:

Пойдём гулять по Миллионной вниз по течению Невы.
Там ночью лунной белой и бессонной мы будем с городом на «вы».
Как будто всадник из Помпеи предстанет Мраморный дворец.
И царский конь, скалой чернея, проскачет из конца в конец.
Пустая Главная аптека, вписавшись в нынешний контраст,
Из XVIII века нас мятным запахом обдаст.
В чернила опустив рейхсведер, склонившись к белому листу
Неутомимый Штакеншнейдер начертит новую черту.
Нырнёт под арку Эрмитажа неторопливый катерок,
Горбатый мост незримо свяжет двух рек и улицы поток.
В архиве так давно ты не был, увядши в будничных делах.
А здесь атланты держат небо на крепких каменных руках.
И Зимний вдруг такой огромный раздвинет внутренний туман.
Пойдём гулять по Миллионной — поклонимся её домам!

Это стихотворение Татьяны Бакановой опубликовано в одном из сборников молодых поэтов с посвящением экскурсоводу Арсению Дубину.

Еженедельные воскресные экскурсии я проводил с 2004 по 2014 год, обычно с апреля по октябрь. О них давались объявления в газетах, прежде всего в «Санкт-​Петербургских Ведомостях». За это спасибо Дмитрию Юрьевичу Шериху, с которым мы немного знакомы. Он соглашался на бесплатное опубликование объявлений о бесплатных экскурсиях историка Дубина. Подавал афишу я сразу на месяц. Маршруты прогулок в течение года не повторялись. Обычно старался охватить улицу целиком, но такие насыщенные маршруты как улицы Чайковского и Фурштатская делил на две части.

Проводил экскурсии по Новодевичьему кладбищу. В сборнике Пирютко и Кобака «Исторические кладбища Петербурга» есть моя статья о нём. А какие там похоронены люди! Некрасов, Тютчев, Врубель, сотни генералов, адмиралов! Я очень увлёкся этой темой. В архиве на Псковской нашёл фонды №1 и №619. Там есть кладбищенские книги, в которых указано кто и когда умер. Иногда указывается, от какой болезни человек скончался.

Второе интересное кладбище – Никольское. Оно значительно меньше, но там тоже много значимых лиц.

Экскурсии Вы вели бесплатно?

Относительно. Я просил приобретать распечатки по истории улиц. А когда выходили книги – предлагал их приобретать. Раскупались они как горячие пирожки. Но потом я перестал так делать, потому что всем книг не хватало.

Сейчас, потерявши зрение в 2015 году, я оказался привязанным к дому. Не имею возможности сам выйти на улицу. Это страшно меня огорчает и ограничивает. Тем не менее, кое-​что сделал. Для архива ВМФ подготовил проект некоторых изданий.

Созваниваюсь с библиотеками и клубами с предложением своих лекций. Читаю лекции по истории российского императорского дома, боковых ветвях императорской фамилии, по истории Петербурга.

В 2015 году я передал весь свой огромный архив в ЦГАСПб. Там очень много материалов по отдельным улицам, редкие иллюстрации, коллекция портретов. Но он ещё не обработан. Думаю, для экскурсоводов это готовый материал. Но если только в архиве не решат, что какие-​нибудь его части не относятся к теме и куда-​нибудь их не переложат. А ещё есть такая функция в архиве – выделение материалов не подлежащих хранению. То есть мало значимых, не имеющих научного значения. Сколько сделано глупостей в связи с этим!

Арсений Семёнович, большое спасибо за откровенный разговор, рассказ о Вашем творчестве. Надеемся на сотрудничество с Вами в рамках журнала «Прогулки по Петербургу».

Александр Викторович Чернега

  • Главный редактор журнала
  • Член правления Союза краеведов Санкт-​Петербурга
  • Генеральный директор ООО «Прогулки по Петербургу»

2 комментарии

  • Галина
    Галина 20.02.2017 15:25 Комментировать

    И я была на экскурсиях Арсения Семеновича - замечательно! Народу было много (чуть ли не 100 человек), вел он прекрасно, очень интересно, весело, в общем, было чудесно. Все его книги я купила, читала и перечитывала с огромным интересом. Какой замечательный человек! И как жаль, что людей такого уровня, таких знаний становится все меньше и меньше...

  • Марина Рогозина
    Марина Рогозина 20.02.2017 09:56 Комментировать

    Спасибо огромное за встречу с Арсением Семёновичем! Интереснейший, энциклопедически образованный человек, хотя и москвич по рождению, но истинный петербуржец по душе. Человек огромного внутреннего потенциала и исторических знаний, которые ещё могли бы найти своё выражение в диктофонных записях. Ведь история нашего города - это бездонный колодец, а узнавать новое хочется бесконечно. Неоднократно была на его интереснейших экскурсиях по городу (бесплатных!), а кто как не влюблённый в город энтузиаст, желающий подарить свои знания людям, способен на такое!? От всей души желаю Арсению Семёновичу доброго здоровья, оптимизма, исполнения планов и задумок. Хочется увидеть в нашем журнале новые статьи Арсения Семёновича, можно и с диктофонных записей. С искренним уважением, Марина Рогозина

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.