Канал Грибоедова. Часть 5

Новая прогулка по набережной канала Грибоедова – это малоизвестные и хорошо знакомые герои, исторические анекдоты, сюжеты из жизни Петербурга на берегах бывшего Екатерининского канала…


Вернёмся к разговору о набережной. В доме 30 перед революцией был Учётно-​ссудный банк Персии.

Наб. канала Грибоедова, 30

Наб. канала Грибоедова, 30 (источник flash​nord​.ru)

Об Ассигнационном (впоследствии Государственном) банке уже и без меня сказано достаточно. Первым, конечно, сказал о нём И.-Г. Георги: «Новый Ассигнационный банк… служит знатным украшением города». Впрочем, он же, перечисляя в своём путеводителе по Петербургу отдельной главой художников и музыкантов, живших в городе в 1793 г., упоминает Дж. Кваренги и перечисляет самые заметные (на взгляд Георги) его работы, но здания банка в этот список не включает. Зато включает новую биржу (которая так и не была достроена), на месте которой сейчас Биржа Ж.Ф. Тома де Томона. Справедливо он включил в список самых заметных его творений градскую больницу (Обуховская больница на Фонтанке).

Уже упомянутый В. Бурьянов сказал об этом доме (о здании банка): «… прелестный, как игрушка». Он сравнивал его с царскими палатами. Об архитекторе, строившем здание, он сказал: «… коего талант был управляем благородным вкусом».

По-​хорошему, конечно, о нём следовало бы написать отдельную книгу. Я скажу немного только о некоторых обстоятельствах, связанных с основанием банка и постройкой для него здания. Об этом более подробно и обстоятельно сказано в уже упомянутой мною книге «Петербург. История банков». Интересно, что идея замены монеты появилась ещё при Петре I. Правда, предлагалось ввести не бумажные деньги, а деревянные. Мысль эта была вызвана, опять-​таки, войной, как и идея учреждения Ассигнационного банка, здание которого сейчас перед нами. Манифестом 29 декабря 1768 г. императрица Екатерина II учредила Ассигнационные банки в Петербурге и Москве. Они были вроде бы самостоятельны, но управлял ими один человек — граф А.П. Шувалов. Сначала банк размещался в его доме, потом — дальше по каналу (мы увидим здание, располагающееся на этом месте). В 1782 г. Екатерина распорядилась начать строительство нового здания. Была учреждена строительная экспедиция, директором которой был назначен некто Н. Карадыкин. Эта фамилия нам тоже ещё понадобится. В конкурсе проектов победил Дж. Кваренги. Он и строил это здание в 17831790 гг. Тем временем, в 1786 г. банк был преобразован в Государственный ассигнационный банк. Под ведением правления банка на заводе в Царском Селе делалась бумага для ассигнаций (до появления Экспедиции заготовления государственных бумаг, которая разместилась на Фонтанке). Ассигнации подписывали в правлении банка. В этой работе как раз и участвовал (непродолжительное время) Ф.Ф. Вигель.

Вигель служил здесь летом 1810 г. Он получил место сверхштатного директора. Его обязанностями было — подписывать ассигнации (ставить подпись выше кассира, но ниже советника). Вот, как он сам это описывает: «Я пошёл в то прекрасное здание… лучший памятник архитектуры, коим Петербург обязан Гваренги, которого наружность так прельщает взоры, а внутренность вмещает так много ничтожества и скуки. Я сказался; какой-​то присяжный поднёс мне пук новеньких печатных бумажек… и я пустился их подписывать. Когда рука моя уставала, я озирался и в обширной зале, где нас сидело десятка три подпищиков, старался разглядеть моих сотрудников: что за неподвижность в чертах, что за бессмыслие во взорах!» Как знать, может быть, у кого-​то из коллекционеров имеется ассигнация с подписью Вигеля? Может быть, эта подпись составляет предмет гордости обладателя?

Похоже, что и на остальных местах Вигель служил немногим более осмысленно. Если бы не его мемуары, то о нём и сказать было бы нечего.

Ф. Ф. Вигель

Ф. Ф. Вигель

Мемуары Ф.Ф. Вигеля сейчас воспринимаются с интересом, а при жизни автора отношение к ним было разное — у некоторых слушателей совсем неуважительное. Я употребил здесь слово «слушателей», потому что ещё до напечатания Вигель читал свои мемуары вслух у Павлищевых — семейства сестры А.С. Пушкина, Ольги. Вот как вспоминает об этом племянник поэта Л.Н. Павлищев: «… в 1855 году показался и престарелый Филипп Филиппович Вигель, сделавшийся обычным посетителем нашим по субботам… Вигель занимал общество чтением интересных воспоминаний (напечатанных впоследствие в «Русском Вестнике»). Нервный, своенравный, он терпеть не мог, когда прерывали чем-​нибудь чтение… Если что-​либо прерывало чтение, Вигель уходил домой, ни с кем не прощаясь… Не могу забыть, как рассердился Вигель за то, что в одну из суббот заснули под его чтение князь П.А. Вяземский и Я.И. Сабуров». Возможно, отношение к мемуарам Вигеля определялось отношением к личности автора. А оно, как показывают записки разных лиц, было в массе своей не очень хорошим. Приведу только заключительные строчки одной эпиграммы на Вигеля, принадлежащей перу друга Пушкина, С.А. Соболевского:

Счастлив дом тот и тот флигель,
Где, разврата не любя,
Друг, Филипп Филиппыч Вигель,
В шею выгнали тебя.

Об эпиграммах Соболевского А.О. Смирнова-​Россет как-​то сказала, что они очень меткие, что он «импровизировал их с быстротой Мятлева». Впрочем, Соболевский и сам был объектом эпиграмм. В 1830-​х годах С. П. Шевырёв написал эпиграмму, намекающую на пристрастие Соболевского к вкусной пище:

Он все концы земли изведал,
Она изъезжена им вся,
Он всей Европою обедал,
Её наелся, напился.
Неповоротливый рассудок
Пока на месте просидел,
В нём путешествовал желудок
И всюду пил, и всюду ел.

А И.П. Мятлев как-​то сказал о себе, что он клоун русской литературы. Мятлева мы скоро вспомним, точнее, его отца, и именно в связи с банком.

В том же 1786 г. Государственному ассигнационному банку было дано право, как пишет И.-Г. Георги, «… из привозимого сюда битого или небитого золота и серебра и из здешней меди по установленной в государстве пробе бить разную монету». Правда, как пишет тот же Георги, этого так и не делалось. Вот почему, видимо, мы знаем в Петербурге только один Монетный Двор — тот, что в крепости.
В том же здании, когда оно было построено, разместился и Заёмный банк. Учреждён он был в 1786 г. Как пишет Георги, «… для ссуждения дворян потребною суммою денег, по соразмерности точно оцениваемых их мыз или крепостных душ, в последней ревизии за ними записанных… на уплату долгов и приведение деревень в лучшее состояние, и… для ссуждения городских жителей на каменные домы или места». Что значила эта соразмерность крепостных душ по последней ревизии (или, что она могла значить), показала классическая литература. Души-​то могли быть мёртвые!

Из школьной программы мы знаем Павла Ивановича Чичикова. Менее известен герой повести В.И. Даля «Вакх Сидоров Чайкин» отставной офицер Алексей Иванович Порубин, который накупил за бесценок мёртвых ревизских душ и заложил их — сделал, по мнению рассказчика, единственное в своей жизни умное дело.

При Заёмном банке, как писал И.-Г. Георги, было и страховое учреждение, страховавшее от огня. А где Заёмный банк был до вселения в это здание, мы увидим впереди.

Широко известной стала история крупной кражи в Заёмном банке. Её расследовали директор Заёмного банка Пётр Васильевич Завадовский, директор Ассигнационного банка Пётр Васильевич Мятлев (отец поэта Ивана Петровича Мятлева), генерал-​губернатор Архаров и президент Коммерц-​коллегии (более известный сейчас как поэт) Г.Р. Державин. Георги упоминает Державина в своём списке сочинителей. Правда, при этом он сначала перечисляет его чины, но затем всё же говорит: «… сочинитель Оды Фелицы, к Каллиопе и т.д.».

Пропавшие два сундука — один с золотом, другой с серебром — умыкнул сам Завадовский. Он узнал о том, что 600 тысяч рублей украл кассир банка, и решил тоже украсть, а свалить всё на кассира. История эта, повторяю, стала очень известной. Она попала и в записки Державина, и в другие источники. М.А. Гордин в книге «Екатерининский век» так подводит итог этой истории: «Наказан, впрочем, был только кассир, сосланный на поселение в Сибирь, тогда как Завадовский отвертелся, заявив, что сундук с золотом и сундук с серебром — старыми золотыми табакерками, серебряной посудой и всяким ломом — были его собственные, что он держал их в кладовых банка для пущей сохранности, а когда обнаружил пропажу, то прежде чем опечатать кладовые, велел вынести оттуда имущество, банку не принадлежащее».

Я уже упоминал Санкт-​Петербургское Общество взаимного кредита, располагавшееся в здании Государственного Банка. Оно было Высочайше утверждено 9 апреля 1863 г. При вступлении в него полагалось внести 10% суммы, на которую член общества предполагал кредитоваться. Ссуды предоставлялись только членам общества под торговые векселя, процентные бумаги или документы на недвижимость. При этом сумма кредита должна была быть не меньше 300 рублей.

Пешеходный мостик перед зданием банка тоже известен хорошо. С 1836 г. он называется Банковским (до этого назывался Цепным).

Банковский мост

Банковский мост (источник serg​-degt​yarev​.live​jour​nal​.com)

Когда в 1844 г. Малый Сарский мост (близ Сенной площади) тоже назвали Банковским, оказалось, что через Екатерининский канал переброшено два Банковских моста. И такая ненормальность продолжалась до 1895 г. А что произошло потом — об этом речь впереди.
Впрочем, путеводитель 1910 г. даёт в скобках второе название Банковского моста — Львиный. Почему Львиный — непонятно. Ведь мифологические грифоны на львов не похожи. Правда, авторов путеводителей это обстоятельство не смущало. Вот и А.П. Червяков в путеводителе 1865 г. говорит, что Банковский мостик укреплен на «устоях, изображающих львов».

Современный автор Я.Н. Длуголенский вспоминает где-​то у этого моста один интересный магазин. Этот табачный магазин был интересен личностью хозяина и своей стихотворной рекламой. Вообще, книга упомянутого Длуголенского называется «Век Достоевского». Мы ещё войдём в «Петербург Достоевского», вспомним и героев произведений Фёдора Михайловича, и прототипов. Так вот, магазин, о котором я завёл речь, тоже принадлежал Достоевскому — только Михаилу Михайловичу (старшему брату известного писателя, тоже писателю, хотя и не столь известному). А текст рекламы таков:

Сей магазин открыт писателем одним,
Который, видя, что его творенья плоски,
А слава лишь мечта и дым,
Пустился делать папироски.

Здесь Кавказский отдел проспекта Александра II должен был заканчиваться и начинаться Туркестанский. Сам мостик должен был быть перенесён к Могилёвской улице — видимо, он должен был быть вместо Могилёвского моста. Когда мы дойдём до него, я вернусь к этой теме. А в соответствии с проектом трамвайной линии здесь должна была быть остановка.

Около дома 33 мы вспомним Общество вспомоществования бедным Казанского прихода, которое размещалось здесь в начале ХХ в. Сам Казанский собор был на нашем пути, но разве возможно о нём что-​нибудь сказать после С.С. Шульца, А.В. Кобака и В.В. Антонова, других? Одним из почётных членов Общества был Пётр Степанович Елисеев (сын Степана Петровича, внук основателя династии Петра Елисеевича). Впрочем, о Елисеевых относительно недавно вышла замечательная книга А.В. Краско «Дома купцов Елисеевых» . В этом же доме была и богадельня общества (для престарелых женщин). Как и 1-​е Общество взаимного кредита, это Общество существовало и в 1920-​х гг. Называлось оно Ленинградское благотворительное общество по оказанию помощи неимущим.

Наб. канала Грибоедова, 33

Наб. канала Грибоедова, 33 (источник walk​spb​.ru)

К вопросу об оказании в начале ХХ в. материальной помощи мы скоро вернёмся, а пока посмотрим на соседний дом 35. Свой нынешний вид он приобрёл в 18791880 гг., когда был перестроен для Русского Общества Торговли Аптекарскими товарами. Перестраивал его не очень известный архитектор (хотя и академик архитектуры) А.К. Кейзер. До этого он принадлежал разным частным владельцам, несколько раз перестраивался, в том числе по проекту Квадри. Этого архитектора мы привыкли упоминать в основном в связи с общественными зданиями. В 1920-​х гг. здесь размещалось производственно-​промысловое кооперативное товарищество «Советское строительство», которое занималось ремонтно-​строительными работами. Кстати, о кооперации. Ещё в 1910 г. в этом здании обосновался ежемесячный журнал «Сплотчина (Кооперация)». Точнее, он выделился из журнала «Хроника учреждений мелкого кредита» как особый отдел, посвящённый исключительно кооперации. При этом редакции, видимо, не очень нравится это иностранное слово, она хочет подобрать слово со славянским корнем, которое отражало бы существо дела. Вот поэтому в заголовке — слово «сплотчина».

Видимо, в связи с торговлей аптекарскими товарами рядом, в доме 37, в начале ХХ в. помещалась редакция журнала «Гомеопатическое обозрение». Там же в начале века разместилась Комиссия при Военном Министерстве для распределения пособий и Особая канцелярия для приёма просителей и разбора просьб, подаваемых на имя Военного Министра.
Комиссия для распределения пособий действовала на основании Правил, утверждённых Военным Министром 22 января 1898 г., в соответствии с которыми правом на пособие раз в два года пользовались отставные генералы, штаб– и обер-​офицеры и чиновники военного ведомства, а равно вдовы и сироты военных, умерших на службе или в отставке. Прошения о пособиях должны были подаваться на имя Военного Министра.

Но посмотрим на противоположный берег. Москательный переулок привлекает внимание своим мрачным и таинственным видом. К сожалению, я могу сказать о нём только (и эти сведения — из «Топонимической энциклопедии С-​Петербурга»), что своё название он получил в 1887 г. по Москательному ряду, располагавшемуся здесь, в доме 2 (или, по каналу, в доме 34). Интересно отметить, что свой современный вид дом приобрёл после перестройки 18911892 гг. по проекту самого В.А. Шрётера.

Наб. канала Грибоедова, 37

Наб. канала Грибоедова, 37 (источник walk​spb​.ru)

В доме 38 (на углу Мучного переулка) в 1920-​х гг. располагалось Общество Вагнеровского искусства. История этого Общества, наверное, тоже могла бы быть темой отдельной публикации.

Чтобы отвлечься немного от серьёзных разговоров, обратим внимание на дом 45 на противоположном берегу. «План города С.-Петербурга» за 1911 г., перечисляя рестораны, под заголовком «Более дешёвые хорошие рестораны» называет по этому адресу ресторан Брокмана. «Более дешёвые» — значит, не такие, как «Донон» или «Кюба», но тем не менее в этом же списке обозначен, например, знаменитый «Доминик».

Тем временем мы подошли к пересечению канала с Гороховой улицей. Напомню о 20 августа 1739 г. В тот день правый берег (нечётная сторона) до Вознесенского проспекта был наименован «Вознесенская Набережная улица», а левый берег (чётная сторона) до самого проспекта Римского-​Корсакова — Береговая улица.

Гороховая улица, вид на Адмиралтейство

Гороховая улица, вид на Адмиралтейство (источник opeter​burge​.ru)

По проекту устройства проспекта Александра II здесь должен был заканчиваться Туркестанский отдел проспекта и за мостом начинаться Крестьянский отдел. Здесь также должна была быть остановка трамвайной линии, проложенной по руслу канала.

Хочется напомнить, что Гороховая улица в немалой степени связана с героями русской классической литературы. На Гороховую сворачивал, гуляя по Фонтанке, Макар Девушкин Достоевского. Там он смотрел на витрины дорогих магазинов и думал о том, что есть же люди, которые в этих магазинах что-​то покупают. На Гороховой жил (в начале действия романа) Илья Ильич Обломов. К сожалению, И.А. Гончаров не указал, где именно. Не указал номера дома, где жили его герои, и другой автор — Н.Г. Чернышевский. Он сказал, что дом этот сейчас числится, под каким ему следует, нумером — дом Сторешникова, управляющим которого был некий Розальский — отец той самой Веры Павловны, которой постоянно снились сны.

Каждый знает, что в советское время улица была наименована в честь Ф.Э. Дзержинского. Это произошло в 1926 г., после смерти «железного Феликса». Но ведь не могли большевики до 1926 г. оставить её Гороховой? В 1918 г. улица была названа Комиссаровской.

Когда около дома 14 я говорил о бывшем некогда на берегу канала институте, я должен был сразу упомянуть, что высшие учебные заведения были на набережной и в советское время. И это, конечно, Институт точной механики и оптики, который располагался некоторое время в домах 53 и 55 (теперь главное здание располагается на Петроградской стороне — Саблинская улица, 14). Институтом он стал в 1930 г., а в 1920-​х в доме 55 располагался техникум точной механики и оптики.

Здесь, около дома 55 находится мост, который с 1844 г. назывался Банковским. Как он назывался до того, «Городские имена…» не говорят, но В. Бурьянов (1837 г.) между мостами Каменным и Кокушкиным называет Конный. То есть, видимо, этот мост до 1844 г. Конным и назывался. Путеводитель за 1870 г. упоминает, что Банковский мост соединяет Демидов переулок с Конным.

17 марта 1893 г. гласный Городской Думы граф Н.Ф. Гейден предложил переименовать его в мост Пржевальского (об этом я упоминал около ул. Ломоносова). Напомню, что умер Н.М. Пржевальский за 5 лет до того, в 1888 г., и его последняя квартира находилась неподалёку отсюда — в Столярном пер. (который и был в 1950 г. наименован ул. Пржевальского). Впрочем, Гейден не настаивал именно на этом наименовании моста, он говорил, что просто неудобно, когда у двух мостов одно название. С этим Городская Управа согласилась, однако предложила назвать мост Демидов, поскольку переулок тоже Демидов. Весь этот переулок стал называться Демидовым только в 1871 г. В 1952 г. переулок получил имя Гривцова. Сам по себе фронтовой шофёр А.И. Гривцов, героически погибший в 1944 г. в возрасте 30 лет, достоин почтения. Но вот его имя присвоено переулку ни с того, ни с сего.

Этот несчастный для города 1952 г. нам придётся вспомнить ещё не один раз. Десять лет спустя, в 1963 г., вышла книга Е.П. Хабло и К.С. Горбачевича «Их именами названы…». Во «Введении» авторы с восторгом писали: «Исчезли старые наименования, напоминавшие о мрачном капиталистическом прошлом, появились новые, отражающие любовь советских людей к лучшим сынам и дочерям народа. В их честь на многих домах в Ленинграде установлены мемориальные доски». Кстати, Сенная площадь, располагающаяся рядом, именно в 1952 г. стала площадью Мира.

Впрочем, путеводитель 1877 г. также отмечает, что Банковский мост соединяет Демидов переулок с Конным (Конный переулок шёл от канала до Сенной площади). Название моста он же объясняет так: мост был назван от бывшего здесь Заёмного банка. Путеводитель 1820 г. упоминает этот банк. Он локализует его так: в Большой Мещанской и на Екатерининском канале. К сожалению, рассказать об этом банке я ничего не смогу.

Демидов мост

Демидов мост (источник city​walls​.ru)

19 января 1895 г. император дал согласие на переименование моста. Впрочем, ещё путеводитель 1910 г. называет его Банковским. В справочнике «Городские имена…» говорится, что название «Демидов мост» существует с 1912 г.

При устройстве проспекта Александра II мост должен был быть разобран и перенесён на Мойку, к Царицыну лугу — для конки.

Остановимся у незаметного, не бросающегося в глаза дома 59. Он был построен только в начале ХХ в. В годы I Мировой войны здесь жил поэт Н.Я. Агнивцев, увековечивший в своих стихах тот, уже ушедший, Петербург.

«Кюба», «Контан», «Медведь», «Донон»,
Чьи имена в шампанской пене
Взлетали в невский небосклон
В своём сверкающем сплетеньи.

I Мировая война интересна тем, что армия воевала, а тыл жил прежней жизнью.

В соседнем доме 61 помещалось Вокальное общество под покровительством Великого Князя Сергея Михайловича.

Наб. канала Грибоедова, 61

Наб. канала Грибоедова, 61 (источник city​walls​.ru)

А вообще-​то литераторы не любили Петербург. Мы входим сейчас в знаменитый Петербург Ф.М. Достоевского — самого петербургского писателя, не любившего, однако, город, в котором он, почему-​то, тем не менее, жил. Современный автор Я.Н. Длуголенский в книге «Век Достоевского» хорошо сказал об этом: «С молодых лет и до старости сохранял Достоевский двойственное отношение к Петербургу: полюбить его так и не смог, но и жить без него не представлял возможным». Сам Достоевский очень интересно объяснял в одном из писем причины своей отставки (с которой и началась его литературная деятельность): «Подал я в отставку от того, что не мог служить более. А главное: меня хотели командировать — ну, скажи пожалуйста, что бы я стал делать без Петербурга?» О Петербурге Достоевского тоже сказано очень много, и вряд ли возможно что-​либо сказать ещё.

Но литература немыслима без книжной торговли, без библиотек и читален. Уделим же им внимание. В доме 65 в последние годы перед революцией располагалась 12-​я городская бесплатная читальня в память И.С. Тургенева. Интересно, что эти бесплатные читальни находились не в ведении Министерства народного просвещения (что казалось бы логичным), а в ведении Министерства внутренних дел.

Остановимся у дома 67. Сейчас он выглядит непримечательно. Среди его прежних хозяев нужно упомянуть «артиста императорских театров» А.А. Нильского (1880-​е гг.), а среди прежних жильцов — Н.Н. Дубовского. Хотя о нём упоминал в своей книге о канале Б.М. Кудашев, об этом человеке, по-​моему, необходимо сказать подробнее. Итак, художник-​пейзажист Николай Никифорович Дубовской (18591918) не снискал громкой славы. По происхождению он — донской казак. Родился в Новочеркасске. Учился в Академии художеств. Потом работал, начал организовывать в Новочеркасске художественный музей. Вот и всё. Сейчас картины Дубовского хранятся в фондах Русского музея, и об этом художнике мало кто знает.

«Зимний вечер», работа Н. Н. Дубовского

«Зимний вечер», работа Н. Н. Дубовского

На углу Столярного переулка я буду говорить не о Н.В. Гоголе и не о Ф.М. Достоевском. Хотя, конечно, соблазнительно было бы начать с того, как Родион Раскольников, перейдя Кокушкин мост, вышел на Сенную и т. д. Но об этом сказано достаточно.

Известно, что канал у Раскольникова положительных эмоций не вызывал. Во-​первых, вода его была зловонна, о чём я уже подробно рассказывал. Во-​вторых, его набережные — это отдельная тема. Многочисленные документы говорят, что они пострадали от наводнения 1824 г. и с тех пор толком не чинились. 19 октября 1866 г. Главный инженер Городской Думы подал в Думу рапорт об осмотре набережных канала. На следующий день набережные были освидетельствованы и был составлен акт. Его подписали члены Хозяйственно-​строительной комиссии Думы и Главный архитектор А.Х. Пель. О нём следует сказать, что в начале своей карьеры он был помощником знаменитого Августа Августовича Монферрана. Также интересно, что именно он был председателем Техническо-​строительного комитета МВД в то время, когда этот Комитет рассматривал вопрос о засыпке Екатерининского канала.

Выводы комиссии были печальны: набережные приходят в разрушение; местами уже полностью разрушены.

Кокушкин мост следует отметить ещё и потому, что перед ним должен был заканчиваться Крестьянский отдел проспекта Александра II, а за ним должен был начинаться Земский отдел.
Прославился Кокушкин мост и в художественной классике. И здесь я имею в виду не «Преступление и наказание», где он обозначен первой и последней буквой (поймет только тот, кто знает топонимику Петербурга). У А.С. Пушкина он назван полностью. В 1829 г. в «Невском Альманахе» было помещено 6 гравюр к «Евгению Онегину». Пушкин сделал к ним насмешливые подписи в стихах. Подпись к одной картинке (где изображены два господина на набережной Невы) начинается так:

Вот перешед чрез мост Кокушкин
Опершись <…> о гранит
Сам Александр Сергеич Пушкин
С мосье Онегиным стоит.

Иллюстрация к отрывку «Евгения Онегина», опубликованная в «Невском альманахе» (1829 г.) Художник А. В. Нотбек

Иллюстрация к отрывку «Евгения Онегина», опубликованная в «Невском альманахе» (1829 г.) Художник А. В. Нотбек

Это к вопросу о том, что название «Кокушкин» было незнакомо горожанам. А что это за вопрос, мы скоро узнаем.

О Гоголе упомянуть всё же придётся. Как известно, молодой Гоголь жил некоторое время в доме 69, о котором речь впереди. Именно поэтому в декабре 1896 г. началась история с переименованием в честь Гоголя Столярного и Кокушкина переулков (их предлагалось сделать улицей Гоголя) и Кокушкина моста. С этим предложением обратился к Городскому Голове действительный статский советник Василий Иванович Вуич (мы ещё будем его вспоминать — опять в связи с проектом переименования). Он писал, что 21 февраля 1897 г. исполнится 45 лет со дня смерти Н.В. Гоголя, что Гоголь жил около этих переулков и именно здесь он написал свои лучшие произведения. В своём дополнительном прошении Городскому Голове Вуич писал, что «… город Петербург почтил память его в нынешнем году постановкою лишь бюста в Александровском саду, наименование же его именем улицы столицы до сего времени ещё не состоялось». Действительно, в 1896 г. в саду у Адмиралтейства был поставлен бюст Гоголя работы скульптора В.П. Крейтана — не первый и не последний в череде памятников в этом саду. Интерес Вуича к литературе был не случаен — в 1875 г. он окончил с серебряной медалью Александровский лицей. 10 января 1897 г. вопрос рассмотрела Городская Управа. Её постановление было очень интересно. Если сказать коротко — предложение Вуича несвоевременно. Его нужно отклонить, но иметь в виду на 50-​летие смерти Гоголя, когда и представить вопрос в Думу с приложением прошения Вуича. Городская Дума согласилась с этим.

В феврале 1901 г. В.И. Вуич вновь обратился со своим предложением в Городскую Управу. Петербург готовился отметить 50-​летие смерти Гоголя. Как сказала об этом писателе в докладе 16 апреля 1901 г. Комиссия по народному образованию: «Н.В. Гоголь явился на литературном поприще талантливейшим последователем А.С. Пушкина и вместе с ним произвёл целый переворот в ходе русской литературы; влияние этих двух гениев определяет её новейший характер…». Поскольку тогда готовились отметить 50-​летие смерти двух писателей (Н.В. Гоголя и В.А. Жуковского), вышеназванная Комиссия выразилась так: «Признавая полезным присвоить имена чествуемых писателей таким улицам города С.-Петербурга, которые имели какую-​нибудь связь с их деятельностью или были их местожительством, комиссия представляет на благоусмотрение городской Думы о желательности такого наименования по её или городской Управы указанию, улиц, для напоминания обывателям столицы о её великих художниках слова». Казалось, у Вуича были все шансы решить давно мучивший его вопрос положительно.

Управа 17 марта постановила рассмотреть вопрос при обсуждении способов чествования памяти Гоголя. Но 20 апреля в Управу поступило заявление Вуича, что, в виду несочувствия некоторых органов печати к возбужденному им вопросу, он не признаёт возможным поддерживать означенное предложение. Значит, эта история попала в печать. Было бы интересно выяснить, как она там была освещена. А в Городской Управе, значит, предложение Вуича никого не заинтересовало. 3 мая она прекратила переписку по этому делу. По мнению Управы, в честь Гоголя надлежало переименовать М. Морскую улицу. Как известно, она и была так названа 10 июля 1902.

За несколько лет до того, в 1884 г., было предложение переименовать Кокушкин мост и объединить Кокушкин и Столярный переулки под одним названием. Каким же — об этом чуть позже.

Кокушкин мост

Кокушкин мост (источник lit​tur​ist​.blogspot​.com)


Предыдущие статьи из цикла «Канал Грибоедова» вы можете найти в нашем блоге:
- часть 1
- часть 2
- часть 3
- часть 4

Михаил Михайлович Фокин

  • Автор книг о Санкт-​Петербурге
  • Краевед
Другие материалы в этой категории: « Канал Грибоедова. Часть 4 Канал Грибоедова. Часть 6 »

2 комментарии

  • СЕРГЕЙ
    СЕРГЕЙ 21.11.2017 09:35 Комментировать

    Большое спасибо за Ваш журнал,читаю с удовольствием!

  • Пумяух
    Пумяух 10.11.2017 21:41 Комментировать

    Очень интересный материал. Но следовало бы хоть немого рассказать о том, что в здании банка в советские годы располагался Ленинградский ордена Трудового Красного Знамени Финансово-Экономический институт им. Н. А,. Вознесенского (Ваш покорный слуга его закончил), и что ограду банка со стороны канала проектировал Л. Руска.
    А ещё мне самому интересно было бы узнать, кто проектировал мостовой переход над Банковским переулком, который построили в конце 80-х гг ХХ в. Ведь как вписался!

    А грифоны на львов похожи. Те же львы, только с крыльями.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.