Литовский край, страна озер

Эти места в Литве с давних пор называют «ленинградскими». «О чем идет речь?» — наверное, спросите вы с некоторым недоумением. А вот о чем: о живописных окрестностях маленького городка Игналина, расположенного на самом востоке Литвы.

В советские времена Игналина и ее окрестности, расположенные почти рядом с границами Белоруссии и Латвии, служили одним из любимых мест отдыха многих ленинградцев. Туда приезжали семьями, большими «таборами». Кто на месяц в отпуск, а кто и на целое лето отправлял туда детей с бабушками и дедушками. Одни снимали комнату в деревне, другие — на хуторах.

Ничего удивительного: Игналину от Ленинграда отделяла всего ночь в поезде с Варшавского вокзала. Около шестисот километров, почти как до Москвы. Там, в Игналине, ленинградцев манили очаровательная природа, чудесные озера и леса. А еще – очень вкусные молочные продукты. Да и вообще, как многие еще помнят, в советское время Прибалтика была «советской заграницей». Многие ленинградцы, которых тут называли «дачниками», из года в год приезжали в эти столь полюбившиеся им края.

Дорога в окрестностях Игналины
Пейзажи игналинских окрестностей
Пейзажи игналинских окрестностей
ignalina1-4
Пейзажи игналинских окрестностей
ignalina1-5

Признаюсь, и я небеспристрастен: к Литве, этой маленькой балтийской стране, население которой почти в два раза меньше количества жителей всего Петербурга, я с давних пор питаю самые добрые чувства. Так сложилось, что на протяжении почти двадцати лет, в прежние советские времена, практически каждый год и мне доводилось отдыхать один летний месяц из трех в деревне близ Игналины. За столько лет места эти стали мне настолько родными, что казались чуть ли не «второй родиной». Правда, каюсь, за столько времени литовского языка я не выучил, ограничившись знанием лишь некоторых, самых распространенных слов.

В 1992 году, когда Литва уже стала независимой, а граница еще была открыта, я побывал в тех местах последний раз. Прошло почти полтора десятка лет, мир стал иным, за это время мне довелось много поездить и по России, побывать в Европе – и Восточной, и Западной, «отметиться» и на модных курортах. Однако ностальгия – серьезное дело. И спустя тринадцать лет, в 2005 году, я вновь побывал в «родных пенатах». Уже со своей семьей. И с тех пор практически каждый год мы стараемся хотя бы на несколько дней, а то и на неделю-​другую, приехать в те места.

Признаться, в первый раз после долгой разлуки я собирался туда с тяжелым чувством. Слишком много негатива было в нашем официозе по поводу Прибалтики. Масла в огонь подливали и тамошние национал-​радикалы, делавшие свою политическую карьеру на этой словесной войне… Однако Литва, как и прежде, встретила не только чистотой, опрятностью и ухоженностью, но гостеприимностью и радушием. И в очередной раз стало понятно: политика – это одно, а жизнь обычных людей – это совсем другое. В чем убеждаюсь каждый год, посещая Литву.

Здесь так же, как и прежде, практически все прекрасно понимают по-​русски (кроме, пожалуй, самых молодых) и без проблем, доброжелательно перейдут в разговоре с вами на русский язык. Так что языкового барьера нет. Подростки по-​русски говорят хуже – в школе они его уже не учили. Понимать – понимают, но объясняются порой с трудом. Их реакция на русский язык – от нейтральной до доброжелательной, более того, и язык, и сами его носители вызывают у них любопытство.

Больше того, русский язык для самих литовцев является постоянным фоном. Практически в каждом газетном киоске, причем не только в крупных городах, но и в провинции, есть издающиеся в Литве русские газеты, а также наши российские издания – главным образом, модные журналы. А когда в той же Игналине узнают, что вы приехали из Петербурга, который здесь, по старой привычке, продолжают называть Ленинградом, то широко улыбаются и говорят: «Вы же наши…»

Кстати, как оказалось, ностальгический туризм ленинградцев-​петербуржцев в Игналинский край – явление не такое уж и редкое. В нынешнем году нашими соседями по гостевому дому близ Игналины на несколько дней оказались сестры-​художницы Мария и Наталия Печатниковы. Родились они в Ленинграде, там выросли, окончили школу, в 1991 году уехали учиться изобразительному искусству в Америку, потом обосновались в Германии. А когда-​то, в детстве, они каждое лето проводили с бабушкой и дедушкой на хуторе Пабалтис – там жили пять братьев-​лесников, у каждого из которых был свой дом. «Помним хозяина дома, где мы жили на хуторе, который пользовался особым уважением, — старик дед Эрвард. Ему было лет девяносто, он еще успел послужить до революции в русской царской армии».

По словам сестер, жизнь на хуторе посреди леса была настоящей сказкой. Рядом несколько озер. Грибы, ягоды, рыбалка, натуральное хозяйство. Продукты собственного производства покупали у местных жителей… А из Ленинграда по почте присылали посылки с черешней, гречей, ленинградским хлебом.

«Атмосфера на хуторе была очень творческая, — рассказали сестры. — Наш отец, Натан Михайлович Печатников, работал на «Ленфильме», был директором многих картин, среди них — «Звезда пленительного счастья», «Мы смерти смотрели в лицо», «Блокада». Кстати, он снял любительский фильм про наш хутор Пабалтис. А по соседству с нами отдыхала семья художника Анатолия Белкина, тоже из Ленинграда… Мы устроили детский театр, и на наши представления приходили все жители хутора. Вместе пели песни, устраивали выставки, ели пироги с черникой».

Натан Михайлович Печатников

Натан Михайлович Печатников

Последний раз сестры Печатниковы отдыхали на литовском хуторе в 1989 году. А спустя двадцать восемь лет, в 2017-​м, вернулись, чтобы окунуться в детство. Ностальгия!.. К поездке готовились долго. Вспоминая хутор в Литве, создали серию рисунков, издали альбом. В предисловии сестры отмечали: «В какой-​то момент, наверное, любому человеку хочется понять, почему он именно такой, а не какой-​нибудь другой, из какого теста он сделан, из какого воздуха? Вот и мы – не исключение… В последнее время мы почему-​то стали часто вспоминать свое раннее детство, и особенно хутор – Пабалтис, затерянный в сосновых литовских лесах…»

Альбом «Пабалтис» сестер Марии и Наталии Печатниковых

Альбом сестер Марии и Наталии Печатниковых, изданный в Германии и посвященный детству на хуторе Пабалтис

Найти хутор спустя почти тридцать лет оказалось не так-​то просто. Сестры отправились по лесной дороге, по которой вроде бы столько раз ходили в детстве, пытаясь найти прежние ориентиры, но старые тропы заросли. А когда, наконец, с помощью местных жителей нашли все-​таки путь на хутор, то встретили там давних знакомых, которые приняли их как близких родственников и тут же предложили остаться ночевать. А нам сестры оставили записку: «Мы нашли свой Пабалтис»…

«Нас узнали сразу, — рассказали потом наши новые знакомые. — Когда мы подъехали к дому, нас встретили два брата, дети наших хозяев. Их мать умерла, а отец (90-​летний Ян — сын Эдварда) был в доме, и мы встретились, как родные! Они помнили все про всех наших родственников и с большой любовью обо всем расспрашивали и вспоминали. Мы показали им папин фильм и подарили нашу книжку. Они тут же пригласили нас остаться у них и устроили настоящий банкет в нашу честь! На хуторе ничего не изменилось. Всё осталось точно таким, как мы помнили! Правда, старики все умерли, а дети приезжают из Вильнюса и Каунаса только на лето. В деревне зимой живёт один человек… Не только «наши литовцы», но и соседи из других домов пришли пообщаться с нами и все вспоминали прошлое в подробностях и очень по-​доброму!»

Несколько слов о самой Игналине. Как ни удивительно, но этот маленький город, в котором сегодня живет всего чуть более пяти с половиной тысяч жителей, своим возникновением непосредственно обязан Петербургу, точнее — железной дороге, связавшей в середине XIX века наш город с Варшавой.

Впрочем, поселения в здешних краях существовали еще с давних времен, а само название Игналины связывают с удивительной легендой. Она повествуют о том, что однажды, в средние века, красавица Лина, дочь литовского князя, полюбила пленника-​крестоносца – немецкого рыцаря Игнаса. Это была волшебная любовь, но люди осуждали Лину, обвиняя ее в предательстве. И в день их свадьбы жители окружили замок Лины со словами проклятия. Ударила молния, грянул гром, и замок скрылся на дне озера: небеса выполнили волю людей. Прошли годы, но люди слышали плач Лины со дна озера, и поняли, что любовь между Игнасом и Линой – вечная, и даже небеса не в силах их разлучить…

Памятник Игнасу и Лине на берегу одного из озер в Игналине

Памятник Игнасу и Лине на берегу одного из озер в Игналине

Сложилось так, что Игналина не раз оказывалась причастной к событиям российской истории. В 1863 году, когда произошло польско-​литовское восстание, подавленное царскими властями, в Игналине стояли русские войска, и по повелению усмирителя бунта – графа Муравьева, прозванного «вешателем», тут построили бараки и кухню для солдат. А во время Первой мировой войны, когда эти края оказались в зоне германской оккупации, в Игналине находился лагерь русских военнопленных.

Кстати, в окрестностях Игналины сохранилась могила немецких летчиков времен Первой мировой. На холме посреди леса стоят два гранитных камня с выбитыми на них надписями готической вязью…

Памятник немецким летчикам времен Первой мировой в Игналине

Памятник немецким летчикам времен Первой мировой

После Первой мировой Игналина, как и ближайший Виленский край, оказалась в составе Польши. В советские времена Игналина из маленького поселка превратилась в благоустроенный городок, полюбившийся потом «дачникам» из Ленинграда. А вокруг Игналины, на берегах живописных озер, появились многочисленные турбазы. После 1992 года туризм заглох: россияне ездить перестали, а европейцы пока еще не «распробовали» эти места. Сегодня Игналина добивается курортного статуса, и здесь очень надеются на возвращение российских туристов-«дачников».

Тем более что в Литве, как и по всей Прибалтике, активно развивается «сельский туризм». Можно арендовать гостевой домик в живописном месте (или, на худой конец, приличные апартаменты в хозяйском доме), после чего пользоваться радушием хозяев, а также (опять-​таки, за дополнительную плату) всевозможными услугами – от проката лодки до устройства охотничьих забав в ближайшем лесу или конных прогулок по окрестностям. Немало туристских маршрутов с давних пор существует и вокруг Игналины, а сегодня на берегах озер выросло множество гостевых домов, готовых к приему путешественников.

Сегодня Игналина – тихий городок, жизнь в котором может показаться сонной. Главные центры – вокзал, автобусная станция, ресторан «Жуведра» (в переводе с литовского – «Чайка») и супермаркет «Max­ima», в который съезжаются едва ли не со всех окрестностей.

Главная площадь Игналины
Главная площадь Игналины
Игналина
Игналина
Игналина

Нынешняя Игналина разительно отличается от той, какой она была и в советское время, и еще пять-​десять лет назад. В последние годы здесь в обиход вошло слово «реновация». Так называют реконструкцию многоквартирных домов советской постройки 1970-​х и 1980-​х годов. Многие из них обветшали и выглядели уже достаточно невзрачно. Теперь у них как будто бы началась новая жизнь: фасады утепляют, оштукатуривают, вместо прежних рам вставляют модные стеклопакеты. И стоят теперь по всей Игналине такие разноцветные домики-​пряники. Что же касается материальной стороны вопросы, то «реновация» идет на партнерских отношениях: часть денег выделяет Евросоюз, остальное должны заплатить жильцы дома…


Так выглядят жилые дома в Игналине после реновации.

А еще в Игналине открылся краеведческий музей, повествующий о быте местных жителей, рассказывающий о ремеслах, традициях, обычаях.

Краеведческий музей в Игналине
Краеведческий музей в Игналине
Краеведческий музей в Игналине

Есть в Игналине и скромный, но ухоженный памятник советским воинам-​освободителям на их братской могиле. Табличка рядом с ним гласит, что его благоустроили в 2003 году на средства российского посольства в Литве. А еще в городе есть памятный знак, посвященный депортациям жителей в Сибирь накануне и после Великой Отечественной войны.

Во время Второй мировой войны и после нее судьба Игналины оказалась трагичной: городок оказался свидетелем еврейского геноцида (из живших здесь до войны 750 евреев выжило только 20), а также советских депортаций литовского населения в июне 1941-​го и после войны. Не так давно на окраине Игналины был установлен памятный знак, посвященный трагедии холокоста. А на противоположной стороне Игналины, в лесу за жилыми кварталами, уцелело старинное еврейское кладбище. Только вот некому ухаживать за его могилами…

Для тех, кто никогда не был в этих местах, попытаюсь сделать краткий путеводитель: как добраться и что посмотреть.

Если на поезде, то можно добраться сначала до литовской столицы (поезд «Петербург-​Вильнюс» ходит теперь с Витебского вокзала через Белоруссию), а затем уже на дизель-​электропоезде доехать до Игналины. Можно добраться до Вильнюса и на рейсовом автобусе.

Но, собственно говоря, доехать до Игналины проще всего на автомобиле – из Петербурга по Киевскому шоссе, через Псков. За Островом надо свернуть направо и ехать на указателю на Даугавпилс. По пути, кстати, можно заглянуть на укрепления «линии Сталина», которые несколько лет назад были превращены в мемориальный комплекс и где каждый год проходят военные реконструкции.

Дорога приведет вас к международному пограничному пункту на границе России с Латвией. С нашей стороны место носит красивое и характерное название Убылинка. Очередей на этой границе в будние дни практически не бывает. Оттуда, опять-​таки, никуда не сворачивая, еще около часа езды до города Резекне, а затем до Даугавпилса (когда-​то прежде Двинск, а еще раньше — Динабург) – самого русского города Латвии.

Здесь, к слову, можно сделать остановку – в Даугавпилсе можно погулять по старому городу, а также посетить крепость, в которой уже лет пять идет масштабная реставрация. В советское время здесь находилось военное авиационно-​инженерное училище, часть крепости и вовсе застроили жилыми домами. Но другая часть сохранилась практически в первозданном виде – так, как она выглядела в первой половине XIX века. Крепостные валы, равелины, рвы, редуты и другие фортификационные сооружения… В центре крепости – парадная площадь, вокруг которой располагались кварталы административных и жилых зданий.

План строительства крепости утвердил в 1810 году император Александр I, а спустя два года, в 1812 году, маршал наполеоновской армии Удино так и не смог овладеть ею… Во время Второй мировой войны в крепости находился лагерь военнопленных, одним из узников которого был Муса Джалиль…

Изюминка крепости – открытый в 2013 году в реконструированном Артиллерийском арсенале Центр искусств имени художника Марка Ротко, одного из самых известных (впервые с мировой известностью!) уроженцев города Двинска. Скажу честно: современное искусство – явление, на мой взгляд, специфическое. Возможно, не всем произведения Марка Ротко придутся по душе. Но один разок заглянуть и посмотреть непременно нужно…

Часть отреставрированной крепости в Даугавпилсе
Центр искусств имени Марка Ротко в Даугавпилсе
Центр искусств имени Марка Ротко в Даугавпилсе

От Даугавпилса еще примерно полчаса езды до границы с Латвией. А там уже – приграничный литовский город Зарасай. Между Латвией и Литвой никакой границы, разумеется, сегодня нет, но местные пограничники регулярно ставят здесь «выездной» пост и бдительно проверяют все документы. Так что будьте готовы. Ну а уже от Зарасая чуть больше пятидесяти километров – и вы в Игналине. Контраст почувствуете сразу же. Бедноватая, прямо скажем, и порой не очень ухоженная восточная Латвия сразу же сменяется более зажиточной и аккуратной Литвой.

Час езды – и мы в Игналине. Остановиться на ночлег там можно в гостинице (она же и ресторан) «Жуведра» на берегу озера, либо в отеле в центре зимних видов спорта. Но наш путь идет еще немного дальше – в гостевую усадьбу в деревне Палуше, что в четырех километрах от Игналины. Здесь уже – Аукштайтийский национальный парк.

СТРАНА ОЗЕР

Их в игналинском крае около двухсот, все они соединены друг с другом и составляют лабиринт.

Палуше расположено на берегу большого озера Лушяй. Если вы любите спокойный отдых среди озер и сосновых лесов, то вам – непременно сюда. Для любителей активного отдыха – байдарки. В Палуше байдарку можно взять напрокат, отсюда начинается много маршрутов по озерам, которые к тому еще и связаны между собой протоками. Кроме того, в местном информационном центре можно совершенно бесплатно получить карты с информацией (есть и на русском языке) и всевозможные полезные советы. Туристам здесь предлагают десятки маршрутов – водных, пешеходных, велосипедных, автомобильных. На любой вкус.

Гостевая усадьба на берегу озера Лушяй
Гостевая усадьба на берегу озера Лушяй

Достопримечательность самого поселка Палуше – старинный деревянный костел, построенный еще в середине XVIII века. Восьмиугольная колокольня напоминает сторожевую башню литовских деревянных замков. С горы, на которой расположен костел, открывается потрясающий вид на озеро Лушяй и все окрестности. Кстати, лужайка у костела – любимое место игналинских новобрачных… А рядом с костелом – памятник композитору Микасу Пятраускасу, создателю первой литовской оперы. Его отец был органистом здешнего костела.

Деревянный костел в Палуше – один из самых старинных в Литве
Вид от костела на озеро Лушяй

Из Палуше можно отправиться в пешеходное путешествие по ботанической тропе (по-​литовски – «ботаникас такас») протяженностью три с половиной километра. На ваших глазах растительный мир будет разительно меняться. Вы станете подниматься и спускать с гор, проходить по деревянному помосту через болото и лесное озеро… Специалисты отмечают, что прогулка по здешней ботанической тропе позволяет увидеть растения 150 видов, девять из которых занесены в Красную книгу Литвы. И вообще, Аукштайтийский национальный парк – одна из богатейших охраняемых природных территорий в Литве.

Что посмотреть в окрестностях Игналины и Палуше в Аукштайтийском национальном парке
Что посмотреть в окрестностях Игналины и Палуше в Аукштайтийском национальном парке

В окрестностях Палуше – несколько деревень, объявленных этнографическими памятниками. Все деревни – обитаемые, это не музеи, они существуют самой обычной сельской жизнью. По своему прямому назначению используются старинные амбары, хлевы, погреба и бани. В одной из деревень даже создан культурный заповедник. И при этом все они – настоящие музеи под открытым небом. В деревне Стрипейкяй — музей старинного пчеловодства, действующий с 1984 года, а в Шуминае в одном из жилых домов есть музей «изба рыболова».

Среди самых живописных мест в округе – гора Ладакальнис высотой 175 метров на уровнем моря. Говорят, что когда-​то на этой горе приносили жертвы богине балтов Ладе – великой матери, родильнице всего мира. С горы открывается удивительная панорама – видны сразу шесть озер. Неподалеку от Ладакальниса – еще одно любимое всеми место – старинная водяная мельница в деревне Гинучай. Для тех, кто впервые посещает эту мельницу, купание под водопадом является едва ли не обязательным ритуалом. И оно, действительно, того стоит!..


Мельница в Гинучае

Этой мельнице будет скоро двести лет, и она полностью сохранила свое внутреннее оборудование. Мельница работала до 1968 года, ее использовали для производства электроэнергии. Спустя десять лет ее отреставрировали и превратили в туристический объект. На втором этаже мельнице действует музей хлеба, а бывшие апартаменты мельника приспособлены под гостиницу.

Напротив мельницы в прошлом году открылся уютный гостевой дом с рестораном, где кормят домашней, деревенской едой. Мы разговорились с хозяином этого заведения – литовцем средних лет. По его словам, на устройство дома с рестораном ушло пять лет. Он с удовольствием показал апартаменты, которые готов предоставить гостям (кстати, очень достойно и не очень дорого), и поделился мечтой: «Мне очень бы хотелось прорубить «окно в Россию». Мы хорошо помним ленинградских дачников и очень ждем туристов из Петербурга. С ними очень просто, нет никаких проблем».

Ну а для детей, кроме всех прочих удовольствий — контактный зоопарк в деревне Цийонай (Cijonai). На большой территории – овцы, барашки, есть даже ослик, альпаки (одного из них, за характерную прическу, хозяева называют «Трампом») и даже страусы. И, конечно же, — фазаны, павлины, кролики, куры, гуси, утки… По словам хозяев зоопарка, они заказали уже и верблюда. Так что, посоветовали нам, — приезжайте обязательно на будущий год, будет еще интересней. Что мы, собственно говоря, обязательно собираемся сделать.

Закончить же свои путевые заметки хочу с того же, с чего и начал: совершенно спокойно, без всякого предубеждения, посетите литовский край! Не пожалеете. Хотя бы даже с финансовой точки зрения: пока еще здесь туристические предложения превышают спрос, цены на жилье и отдых вполне доступные.

Сергей Евгеньевич Глезеров

  • Журналист, ведущий разделов «История» и «Наследие» газеты «Санкт-​Петербургские Ведомости»
  • Член правления Союза краеведов Санкт-​Петербурга
  • Автор книг о Петербурге, лауреат Анциферовской премии

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.