«Наш идеал улицы»: проект реконструкции улицы Ленина в Ленинграде в 1950-е гг.

Нынешняя улица Ленина на Петроградской стороне, протянувшаяся от Сытнинской улицы до пересечения Газовой улицы и Левашовского проспекта, формировалась непросто. Она вобрала в себя две разномастные магистрали – Широкую улицу, получившую имя вождя ещё при жизни В.И. Ленина в 1923 году, и Матвеевскую, в том же году переименованную в честь революционера Якова Калинина, погибшего от рук эсеров в 1919 году.

Эти улицы долгое время как бы отталкивались друг от друга, разбегаясь от Большого проспекта в разные стороны. Насильственное «сердечное согласие» двух «половинок» произошло 3 декабря 1956 г., когда правительственным решением бывшая Матвеевская была присоединена к улице Ленина и, таким образом, образовалась существующая магистраль. При этом улица Калинина была назначена лидером этого союза, пожертвовав не только своей традиционной нумерацией, но и её направлением. Ведь теперь улица Ленина брала исток от Сытнинской улицы, и отсюда пошёл отсчёт домов, причём чётная и нечётная стороны улицы Калинина поменялись местами. Бывшая Широкая сохранила своё течение, но номера домов на ней изменились.

Ещё до слияния, в начале 1950-​х гг., развернулась реконструкция улицы Ленина по плану, разработанному в архитектурной мастерской «Ленпроекта» под руководством Олега Ивановича Гурьева.

Проект реконструкции улицы Ленина. Генеральный план.
Проект реконструкции улицы Ленина. Генеральный план.

Над разработкой отдельных «узлов» работали разные архитекторы мастерской. Дело имело политическую окраску: ведь предстояло изменить облик магистрали, носящей имя вождя! Показательно бурное обсуждение проекта, проходившее на заседании Ленинградского отделения Союза советских архитекторов (ЛОССА) 16 мая 1951 г. Какие мероприятия предполагалось осуществить в ходе реконструкции? Какие проблемы проявились в ходе обсуждения? Что из намеченного было осуществлено в натуре? На эти вопросы и постараемся найти ответ в настоящем повествовании. Чтобы избежать возможной путаницы при описании конкретных участков улицы и расположенных на них или предполагавшихся к строительству зданий, номера домов приводятся в соответствии с современной нумерацией, а упоминаемые магистрали названы так, как они значатся на карте Санкт-​Петербурга в наши дни.

Заседание открыл председатель Армен Константинович Барутчев, отметивший, что «в самое ближайшее время» в полную силу развернётся предусмотренная проектом реконструкции застройка улицы Ленина, а некоторые работы фактически уже стартовали. При этом сразу же была поставлена ребром художественная проблема, которую, в соответствии с декларируемыми тогда эстетическими воззрениями, предстояло решить застройщикам. Следовало в корне изменить «обычный для капиталистического города» характер застройки магистрали, которая носила к тому времени, по словам, председателя, «очень пёстрый и неприглядный вид». А.К. Барутчева относительно неприглядности облика улицы поддержал руководитель мастерской, в недрах которой был составлен проект реконструкции – О.И. Гурьев. Он заострил внимание как на запущенном состоянии фасадов, так и на изначальной художественной малоценности дореволюционных зданий: «Застройка улицы сложилась в своих главных чертах в период архитектурного безвременья», а потому «крайне хаотично и безлико. Архитектурное решение домов, как правило, на низком профессиональном уровне», поэтому важнейшая задача реконструкции с точки зрения эстетики – «внести в застройку парадности и приподнятости», для чего сначала требуется осуществить «ремонт фасадов с частичной реконструкцией». Гурьева поддержал Сергей Ефимович Бровцев, который отметил, что все существующие дома «настолько малоинтересны по архитектуре, что требуют коренной реконструкции и подвязки к вновь создаваемой архитектуре». При этом С.Е. Бровцев указал на конструктивную основательность, прочность дореволюционных домов, поэтому эти здания по экономическим соображениям «необходимо сохранить», но их фасады, «не имеющие какой-​либо архитектурной ценности», непременно должны быть переделаны в соответствии с современным обликом магистрали – их «следует коренным образом видоизменить».

Таким образом, изначально было намечено перелицевать фасады дореволюционных домов в соответствии с тогдашними представлениями о прекрасном… Сейчас, в наши дни, когда многие постройки периодов эклектики, модерна, неоклассицизма признаны ценными объектами культуры, горько читать такие строки, но из песни слова не выкинешь – фасады зданий «царских времён» шесть десятилетий тому назад были приговорены к «пластическим операциям». Здесь уместно привести слова известного историка архитектуры Бориса Михайловича Кирикова: «…памятники становятся памятниками (и наследие – наследием) не тогда, когда создаются, а спустя время, когда осознаются обществом в этом качестве». Ценность домов капиталистической петербургской застройки стала осознаваться только в 1970-​е годы, а сейчас и архитектура 1950-​х годов берётся под защиту. Что тут скажешь – всему своё время.

Вернёмся к обсуждению реконструкции. Владимир Петрович Яковлев обрисовал срок службы дореволюционных домов: «100 лет и даже меньше», так что, по его прогнозу, «через 2040 лет старые дома будут разбираться, строиться новые». Как бы то ни было, пока дореволюционная застройка оставалась на месте. Поскольку дореволюционные дома сносить не планировалось, то проявилась проблема – как скрыть многочисленные «глухие стены брандмауэров», ведь без этого невозможно превратить улицу Ленина, по словам Евгения Адольфовича Левинсона, в «наш идеал улицы». От традиционной для дореволюционного города застройки по фронту улицы – брандмауэр к брандмауэру – отказались по нескольким причинам. Одна из трудностей в этом ряду заключалась в том, что в некоторых домах уже была проведена реконструкция с перебивкою «барских» квартир под жилище для рабочих и служащих, и это повлекло, в частности, пробивку окон в брандмауэрах. Эта проблема со всей остротой дала о себе знать при обсуждении застройки промежутка между домами 33 и 37. Согласно предложенному плану, перед стоящим в глубине двора трёхэтажным домом 35 предполагалось возвести пятиэтажное жилое здание, которое, с одной стороны, закрыло бы неприглядные брандмауэры соседних строений, но с другой – перекрыло бы прорубленные в брандмауэре дома 37 окна.

Незастроенный промежуток между домами №33 и 37.
Незастроенный промежуток между домами №33 и 37.

На заседании ЛОССА эта проблема была обсуждена, и выяснилось, что строить здесь дом ну никак нельзя, так как новостройка существенно ухудшит жизненные условия жильцов как дома 35, окна которого станут смотреть в «обыкновенный двор-​колодец», так и – особенно – дома 37, в котором окажутся наглухо закрытыми окна некоторых кухонь и комнат. В ожидании таких изменений к худшему «посыпались протесты со стороны жильцов». Характерно, что представители общественности, делегированные от жильцов улицы Ленина, сумели выступить на заседании ЛОССА, и не только убедили архитекторов не ставить многоэтажный лицевой дом перед окнами дома 35, но предложили следующее эстетическое решение проблемы. Что если с целью «поддержать ансамбль» не строить дом по красной линии улицы, а «сделать красивый решётчатый забор с хорошими, красивыми воротами, и здесь устроить сад». Действительно, дом здесь не появился, а был устроен чугунный забор на кирпичных столбах с шаровидными завершениями, существующий поныне. Столбы со временем накренились, угрожая обвалом на мостовую, пару лет назад кирпичную кладку перебрали – и сейчас ограда не вызывает сомнений в своей устойчивости. Правда, традиции очередного витка капиталистического развития повлекли за собой полное отделение находящегося за забором двора от городского пространства, и что там сейчас – сад или автостоянка – могут узреть только пролетающие над городом птицы.

Вторая причина, помимо опасности создать тёмные дворы и перекрыть окна, по которой не годилось застраивать все пустующие участки по фронту улицы – потребность в озеленении, особенно с учётом роста численности жильцов в связи с новым строительством. Здесь таилось нередко трудноразрешимое противоречие между каменными исполинами и хрупкими деревцами. В архитектурной прессе того времени нередко появлялись «письма читателей», в которых, в частности, звучали высказывания относительно озеленения ленинградских улиц и дворов. В этих письмах отмечалось, что желание во что бы то ни стало застроить все свободные участки – неприемлемо: «Часто застраиваются и территории, занятые зелёными насаждениями», и подчас на практике осуществляется «стремление закрыть красивым фасадом некрасивый свободный участок, иногда вопреки элементарным требованиям благоустройства, а то и в ущерб санитарно-​гигиеническим условиям участка».

Чтобы попытаться одновременно решить обе проблемы – скрыть «глухие, неоформленные торцы» и создать скверы – проектировщики предложили построить своеобразные «дома-​ширмы», как бы «обтекающие» брандмауэрные стены. Такой мотив застройки был предложен для четырёх участков по улице Ленина – домов 20, 34, 48, 47. На образовывавшихся перед этими домами открытых пространствах размещались озеленённые скверы (где-​то предполагалось разбить их «с нуля», где-​то требовалось сохранить существующие посадки). Кроме участка на улице Ленина, 47, все задуманные «дома-​ширмы» были в итоге построены.

Проект застройки участка № 34 по улице Ленина
Проект застройки участка № 34 по улице Ленина
Проект застройки участка № 47 по улице Ленина
Проект застройки участка № 47 по улице Ленина

Отметим, что не только потребность в озеленении сыграла роль в появлении «домов-​ширм», к этому примешался и политический фактор. Так, О.И. Гурьев, рассуждая о сквере на углу улицы Ленина и Чкаловского проспекта (ул. Ленина, 48), говорил: «картина в значительной мере безрадостная», потому что в сквер глядят «глухие, неоформленные торцы», и «трудно представить себе постановку на этом участке выразительного монумента В.И. Ленину при существующем фоне». Поэтому во что бы то ни стало необходимо здесь «скрыть торцы». Согласно проекту, здесь, помимо домов, предполагалось устроить величественную колоннаду, декорирующую непарадный двор дома 38 по Чкаловскому проспекту, но в натуре была осуществлена лишь скромная аркада, существующая и поныне.

Проект застройки участка № 48 по улице Ленина.
Проект застройки участка № 48 по улице Ленина.

В середине 1950-​х годов в архитектурной периодике была подвергнута критике даже такая щадящая «ширмовая» застройка. Отмечалось, что сквер на углу Ленина и Чкаловского «застроен почти наполовину», а между тем «зелёных насаждений в этом районе очень немного, раза в три меньше, чем требуется по нормам, а плотность застройки здесь и без того очень высока». Что касается памятника В.И. Ленину, то в этом сквере был установлен поначалу бетонный бюст вождя, со временем воспроизведённый в сером граните. Позже памятник исчез, и теперь на его постаменте гранитный шар – символ неустойчивости, нестабильности.

Проблемой оказалась и разная ширина улицы Ленина на различных участках. Так, от Большого до Малого проспекта ширина магистрали составляла 23 метра, а от Малого до Левашовского – всего 17 метров. Прозвучала идея выровнять фронт улицы путём передвижения зданий (что в те годы было технически осуществимо и практиковалось), но стоимость таких работ была слишком высока: 60% от стоимости передвигаемого здания. Поэтому дореволюционные дома остались стоять на своих местах.

На заседании ЛОССА обсуждался и вопрос о том, как будет взаимодействовать реконструированная улица Ленина с окружающими пространствами. Лев Михайлович Тверской отмечал, что в проекте, к сожалению, не учтена взаимосвязь улицы Ленина с продолжающей её улицей Калинина, «вдоль которой – какие-​то захламлённые промышленные корпуса». Он вспомнил, что в начале 1920-​х годов под руководством Ивана Александровича Фомина был разработан проект включения Широкой и Матвеевской улиц в состав «важной магистрали, которая соединяла бы город с Крестовским островом». Этот проект первых лет Советской власти – идея «в широком градостроительном масштабе, не застройка отдельных пустырей». Задуманная магистраль начиналась бы от угла Кронверкского и Каменноостровского проспектов, и для выхода отсюда на соединение с улицей Ленина требовалось снести ряд зданий. С того времени много воды утекло, на линии предполагаемой трассы были построены дома, поэтому «сейчас этот проект неосуществим». Таким образом, пока оставалось лишь сосредоточиться исключительно на реконструкции бывшей Широкой улицы.

Существенной задачей было оформление «истока» и «устья» реконструируемой магистрали, потому что в существующем виде улица «не имеет оформленного ни начала, ни завершения». Здесь у ленинградских архитекторов возникло несколько вопросов.

Признавалась необходимость создать у истоков магистрали «повышенную точку», которая выделяла бы угол улицы Ленина в ряду «бесчисленного количества улиц», пересекающих Большой проспект. В проекте О.И. Гурьева и Виктора Матвеевича Фромзеля была предложена восьмиэтажная квадратная в сечении башня, увенчанная изящным бельведером со шпилем, отодвинутая к углу шестиэтажного «дома-​ширмы», огибающего по периметру сквер с фонтаном. Этот башнеобразный объём был призван доминировать в окружающем пространстве, недвусмысленно отмечая начало улицы Ленина. Помимо «маркера» знаковой в те времена магистрали, посещаемой «тысячами экскурсантов», проектируемая башня должна была «держать» перспективу практически на всём протяжении Большого проспекта на обе его стороны – от Тучкова моста до площади Льва Толстого.

Проект застройки участка № 20 по улице Ленина.
Проект застройки участка № 20 по улице Ленина.

Довольно бурно обсуждался вопрос о конкретном месте постройки башни в пределах сквера. Л.М. Тверской предлагал поставить это сооружение непосредственно на углу, чтобы башня «дала бы известный акцент в начальном кадре улицы». Отметим, что этот угловой участок как нельзя лучше подходил для любых архитектурных экспериментов, предполагаемую башню можно было здесь передвигать, как фигуру на шахматной доске.

Территория, принадлежавшая до революции крупнейшим петербургским лесопромышленникам братьям Колобовым, была застроена неплотно: предприимчивые успешные коммерсанты, они скупали обширные участки, по большей части именно на Петроградской стороне, и устраивали там склады лесоматериалов. Единственная относительно крупная капитальная постройка, которая осталась от купцов – добротный угловой трёхэтажный дом. Еще в последней четверти XIX века он представлял собой «старую, но настолько ещё прочную постройку», что строение способно было простоять без существенного ремонта долгие годы. Так и произошло, и в середине XX века советские архитекторы даже подумывали сохранить этот дом, но в итоге возобладало мнение, что более чем вековой «старец» надстройки не выдержит, и дом был снесён.

Старый дом на участке № 20 по улице Ленина.
Старый дом на участке № 20 по улице Ленина.

С идеей поставить здесь высотный ориентир – на углу или поодаль – вроде бы все были согласны, но возникла полемика относительно облика этой вертикали. Годится ли для этой роли именно узкая высокая башня, по выражению В.П. Яковлева – «типичная каланча»? Не лучше ли построить – предлагал В.П. Яковлев – на важном в градостроительном плане углу «массивный дом» – высотный, «пирамидальных контуров, жилого вида, который работал бы своей массой»?

Возникли и сомнения другого порядка. На противоположной стороне проспекта подавляющим визави новой башни стал бы массивный, высотой в два-​три этажа, напоминавший по форме колокол, купол дореволюционного жилого дома (Большой проспект П.С., 49 – ул. Ленина, 18). Удивительно и отрадно, что на заседании ЛОССА даже не возникла идея попросту снести это мешавшее появлению «советской» башни колоколовидное покрытие – притом, что облик дореволюционных домов предполагалось со временем изменить. В итоге купол погиб своей смертью: сначала повреждённый пожаром, он окончательно прекратил существование в 1970-​е – 1980-​е годы.

Купол дореволюционного жилого дома (Большой проспект П.С., 49 – ул. Ленина, 18)
Купол дореволюционного жилого дома (Большой проспект П.С., 49 – ул. Ленина, 18)

Л.М. Тверской упомянул в связи с проектируемой башней и о дальних перспективах: улица Калинина, визуально продолжающая магистраль имени Ленина, «делает поворот, и большую роль в архитектуре улицы приобретает высотное здание с уродливой башней», так что «эти две башни будут „конкурировать“ друг с другом». Вероятно, роль «конкурента» отводилась башне дома Колобовых (ул. Ленина, 8).

Дом Колобовых на ул. Ленина, 8.
Дом Колобовых на ул. Ленина, 8.

Да и в целом идея непременно подчеркнуть улицу высотным ориентиром признавалась спорной. Е.А. Левинсон заявил: «Тенденция подчеркнуть улицу какой-​то пристроенной башней – никакой радости не принесёт. Вряд ли есть улицы, которые открывались бы достопримечательностями планировочными или объемными», поэтому в «башенной композиции» острой необходимости нет: с её возведением будет достигнуть всего лишь формальный результат – «там, где находится башня – там улица Ленина». В итоге башня у истока улицы Ленина так и не была построена. Угловой дом, «обтекающий» своими стенами сквер, возвели без башни, и его корпус, выходящий на проспект, выглядит недоделанным, незавершённым. Хорошо или плохо, что башня построена не была? Вопрос спорный. Отметим лишь, что в наши дни, в начале XXI века, на той же стороне Большого проспекта, где более полувека тому назад задумывалась башня у истока улицы Ленина, один за другим были построены здания, в архитектурном строе которых угловые башни играют видную роль. На углу Шамшевой улицы – это застекленный массив, увенчанный ажурной «пирамидой»; угол Лахтинской улицы отмечен «конструктивистским» вертикальным прямоугольником. Как знать, ни была бы «кампанила» советской эпохи, осуществись она в свое время в натуре, не самым плохим элементом здешнего архитектурного ландшафта.

Обсуждался и вопрос об оформлении устья улицы Ленина. У завершения носящей имя вождя магистрали мастерская О.И. Гурьева предлагала поставить на Левашовском проспекте, в створе улицы Ленина, «высотное здание», которое приобрело бы «большое градостроительное значение для всего микрорайона островов». Констатировалось, что прилегающая к улице Ленина часть Петроградского района и Острова, как никакие другие части города, бедны «высотными точками». Поэтому проектируемый дом призван был играть здесь ключевую роль: он «просматривался бы по фарватеру Малой Невки и хорошо просматривался бы для зрителей стадиона имени Кирова на обратном направлении». Но и эта массивная башнеобразная «высотка», напоминающая своими очертаниями Александрийский (Фаросский) маяк, построена не была, и сейчас улица Ленина упирается в промышленное здание простой архитектуры, построенное в 1970-​е годы (Левашовский пр., 79).

Проект застройки улицы Ленина между Чкаловским и Левашовском проспектами.
Проект застройки улицы Ленина между Чкаловским и Левашовском проспектами.

Остался на бумаге и угловой дом, призванный закрыть брандмауэры «мысового» участка в конце улицы Ленина. К слову, когда возникла идея построить в Петроградском районе храм, посвящённый Святой блаженной Ксении Петербургской, то этот угол назывался в качестве возможного места для церкви. В этом был свой резон: место открытое, видное со многих точек – очень удачное положение для храма. Но в итоге для строительства выбрали участок на Лахтинской улице.

Проект застройки угла улицы Ленина и Левашовского проспекта.
Проект застройки угла улицы Ленина и Левашовского проспекта.

Подведём итоги. Многие предложенные в проекте идеи подверглись критике и не были воплощены в жизнь, и в результате реконструкция улицы Ленина была осуществлена лишь частично. Вновь построенные дома в ходе строительства подверглись некоторым упрощениям, что несколько отняло парадности у магистрали имени Ленина. Остались на бумаге спроектированные для истока и устья улицы Ленина высотные сооружения, поэтому улица сохранила силуэт застройки начала XX века. По счастью, остался неизменным архитектурный строй фасадов дореволюционных домов, несмотря на то, что в соответствии с проектом реконструкции их облик предполагалось кардинально изменить.

Можно согласиться с В.П. Яковлевым, который отметил на заседании 1951 г., что скорее «это не реконструкция, а застройка пустырей новыми, очень хорошими домами». В.П. Яковлев задал риторический вопрос: «Авторы хотят сэкономить, обойтись без всякого сноса, и дать улице в ближайшее время какой-​то вид, ничего не предпринимая в отношении глубокой реконструкции?». Собственно, тогда же подобный результат предвидел и руководивший работами над проектом реконструкции О.И. Гурьев: «Лучшей улицей в городе, без полной сломки и полной перестройки, улица Ленина не сможет стать», а «ставить вопрос о сломке всего фронта застройки» – «это вряд ли реальное предложение. Если это будет возможно, то следующие за нами архитекторы смогут осуществить эту задачу». Будем надеяться, что в начале XXI века снос столетних домов – вовсе неосуществимое дело: немало зданий на улице Ленина признаны объектами, представляющими культурную ценность.

Александр Иванович Чепель

  • Член совета РОО «Институт Петербурга»
  • Краевед, кандидат исторических наук

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.