О современных мерзавцах и архаичных героях

16 июня 2017 года сгорела усадьба адмирала Грейга «Санс-​Эннуи» - одна из самых замечательных романтических усадеб XVIII века, находящихся на Петергофской дороге. От роскошной дубовой деревянной лестницы, построенной в XVIII веке, остались одни головешки. Это была единственная деталь дворцового интерьера, сохранявшаяся до последних дней. А ведь еще до 1990-​х годов дворец украшали подлинные старинные картины, в пейзажном тенистом парке стояли мраморные скульптуры XIV века. Ныне все кануло в лету…

Лестница в усадьбе ГрейгаНо, потерявши голову, по волосам не плачут — теперь и самой усадьбы, по сути, нет. От дворца, история которого восходит к 1722 году, остались только стены. От пожара рухнули почти все перекрытия, сгорели чердак и крыша. Теперь любые восстановительные работы будут новоделом. Хотя, даже сама мысль о восстановлении вызывает мощный прилив скепсиса и сарказма: да кому это надо, если не сохранилось даже то, что простояло почти 300 лет, дожило до наших дней и было так бездарно потеряно?!..

А ведь даже прошедшие войны не потревожили сохранность дворца! Прошлым летом дворец еще был жив. Разграбленный, с выбитыми окнами и сломанными рамами, открытыми настежь дверями и многочисленными следами ночевок бомжей и деятельности мародёров. Помню, меня еще тогда посетила мысль: «Сгорит ведь, ей Богу!..» От костра бомжей или, что тоже вполне вероятно, - от намеренного поджога. Ведь место расположения — лакомый кусок земли… Сглазил. Окунемся в историю и попытаемся понять, что же именно мы с вами потеряли.

Первой хозяйкой дачи, на которой впоследствии возник дворцово-​парковый ансамбль, была сводная сестра Петра Первого, царевна Мария Алексеевна, привезенная в 1708 г. в Петербург и получившая здесь участок для строительства усадебного дома. К 1721 г. на даче были лишь питейное заведение и конюшня.

Строительство дворца началось в 1722 году, когда Александр Данилович Меншиков пригласил к участию в проекте знаменитого архитектора Доменико Трезини. Так началась история одного из первых дворцов, возведённых в камне на частных дачах по Петергофской дороге. Место строительства было выбрано со вкусом: в Ораниенбауме, на расстоянии короткой конной прогулки от потешной крепости Петерштадт, прямо на краю высокого берега древнего моря — на обрыве Ижорского плато, с замечательным видом на Кронштадт и форты.

У усадьбы несколько раз менялись владельцы. Долгое время она принадлежала премьер-​майору Преображенского полка Ивану Ивановичу Косагову. В 1761 г. усадьбу купил владелец Ораниенбаума, великий князь Петр Федорович (будущий император Петр III). С восшествием на престол он развернул активные строительные работы. Усадьбу расширили: на первом этаже здания насчитывалось 7 комнат, а в мезонине появилось еще 3. Именно тогда усадьба и получила название «Санс-​Эннуи» (Sans-​Ennui — «Без скуки». фр.), претерпев ряд реконструкций, значительно изменивших ее первоначальный облик. Имение предназначалось для возлюбленной фаворитки Петра – Елизаветы Воронцовой.

Расположение усадьба адмирала Грейга

Петр I Елизавета Воронцова
Петр III Елизавета Воронцова


Летом 1761 г. по чертежам архитектора Петра Патона началась обработка дерновыми уступами склона террасы перед дворцом и земляные работы по возведению каменных служб. Предписывалось построить каменные флигели, коровник с жилыми покоями. На месте современной дамбы должна была появиться пристань — уходящий в море мост, «проспект» на деревянных «обрубах», завершаемый «светлой галереей» — легкой остекленной постройкой с четырьмя башенками, покрытыми куполами, на углах.

Дворец в 1762 г. был перестроен и расширен по проекту И.И. Косагова. Весной и летом 1762 г. были возведены деревянный жилой дом, объединенный с конюшней, и птичник.

Учитель и личный библиотекарь Петра Якоб Штелин записал 17 апреля 1762 года: «Охота за оленем. Обед в Sans Ennui, на даче графини Воронцовой, в 5 верстах от Ораниенбаума. Оттуда прогулка верхом и в линейках на дачу императрицы. Вечером маневры двух корпусов… Большой ужин в Японском зале»…

Усадьба в первые годы существования в ней санатория «Страховик»

Усадьба в первые годы существования в ней санатория «Страховик»

После переворота 28 июня 1762 года и убийства Петра III имение перешло к его вдове Екатерине II и было объединено с Бронной дачей, личной резиденцией Екатерины, любимейшим местом, где она проводила время в кругу близких друзей. В наши дни место нахождения Бронной дачи превратили в строительный карьер, который после строительства КАДа засыпали. Теперь о ее существовании напоминают только ели, которыми она была обсажена…

В 1780 г. указом императрицы имение (без территории Бронной дачи) со всей мебелью и убранством было пожаловано «в вечное и потомственное владение» командиру Кронштадтского порта адмиралу Самуилу Карловичу Грейгу, перешедшему в 1764 году на русскую службу из английского флота в чине капитана 1-​го ранга. С тех пор имение стало неразрывно связано с его фамилией.

Самуил Грейг Сара Кук
Самуил Грейг Сара Кук

Головокружительная карьера Сауила Грейга началась с просьбы Российского правительства к Британскому: направить нескольких толковых офицеров для модернизации русского флота. Грейг был в списке одним из первых. В России Грейг с блеском выигрывал важнейшие морские сражения, получал ордена и звания, был Губернатором Кронштадта. Под его руководством и по его идеям модернизировали русский флот. Женат он был на Саре Кук – тоже из семьи со старинными морскими традициями. К слову, двоюродный брат Сары, капитан Джеймс Кук – это тот самый, которого съели кровожадные аборигены-​гавайцы.

Вклад Грейга в развитие и перевооружение русского флота трудно переоценить. Он разработал и усовершенствовал систему парусного вооружения кораблей, внёс ряд усовершенствований в конструкции корпусов кораблей и судовых устройств. Под руководством Грейга впервые в практике русского флота была обшита медными листами подводная часть корабля, что значительно улучшило его ходовые качества.

Похоронен Грейг в лютеранском Ревельском (Таллинском) кафедральном соборе с большой пышностью и помпезностью. За несколько дней до этого его тело было выставлено для прощания в зале Адмиралтейства, а затем доставлено к месту погребения в богато украшенном гробу в карете, запряжённой шестёркой лошадей в чёрных попонах; в траурной церемонии приняли участие большое количество дворян, духовенства и морские офицеры всех званий. В процессии участвовали крупные подразделения всех родов войск, она сопровождалась колокольным звоном и стрельбой орудий крепостных стен и кораблей. Проектом внешнего вида мраморного надгробного памятника Грейгу по приказу Екатерины II занимался архитектор Джакомо Кваренги. Похороны Грейга в соборе стали исключением, поскольку ещё в 1772 году императрица запретила хоронить умерших в окрестностях церквей. Екатерина II также покровительствовала его семье, выделив им для проживания Ревельский казённый дом.

Надгробный памятник Самуилу Грейгу

Надгробный памятник Самуилу Грейгу

С 1788 г. по 1844 г. имение принадлежало сыну Самуила Грейга, адмиралу и главному командиру Черноморского флота и портов Алексею Самуиловичу Грейгу, затем его вдове, Юлии Михайловне, их сыну, министру финансов Самуилу Алексеевичу Грейгу и другим наследникам вплоть до 1917 года. О внутреннем убранстве дворца мало фактической информации. Но учитывая, в чьём владении он находился (являясь, по сути, родовым гнездом весьма богатой и знатной семьи), можно смело утверждать о его изысканном интерьере, наверняка не уступавшем в роскоши и блеске другим дачам и имениям высокопоставленных особ. Есть исторические записи графа Г. Г. фон Карлова, датируемые началом 20-​го века: «…среди прочего в одной комнате была дверь, которая в качестве обрамления имела два слоновых бивня, вмонтированных в готическую арку.»

Архитектурная композиция дворца восхищала. С обеих сторон здание имело по балкону, один из которых опирался на столбы со «столярным и резным украшением». Кровли здания и мезонина были обнесены балюстрадой. После очередной реконструкции в XIX веке были объединены между собой флигели. Крылья дворца надстроили до 2-​х этажей. Центр главного корпуса был выделен треугольным фронтоном с овальным окном и далеко вынесенным балконом на каменных столбах, с изящными решётками в стиле рококо. Здание венчал миниатюрный восьмигранный бельведер с куполом и флагштоком. Но в 1917 году случилась революция и с того самого момента жизнь национализированного дворца (и усадьбы в целом) сильно изменилась не в лучшую сторону. В 1921 году новая власть организовала в здании санаторий «Страховик» для лечения больных желудочно-​кишечными заболеваниями. Кстати, здесь начинал свою деятельность будущий известный рентгенолог, профессор Самуил Рейнберг.

В сентябре 1939 года бывшее имение Санс-​Эннуи перешло 452-​му военно-​морскому госпиталю, оставаясь в его ведомстве до 2009 года. Рядом с госпиталем было госпитальное кладбище, точное местонахождение которого утрачено. Есть информация, что оно было с восточной стороны усадьбы.

Сохранившись без потерь за время Великой Отечественной войны, здание дворца дважды попадало под реконструкцию в советское время (в 1956 и 1984 гг.), в результате которой сильно пострадало: был утрачен бельведер и прочие архитектурные детали. Но оно хотя бы поддерживалось ремонтами…

Усадьба Грейга в 2000-х годах

Усадьба Грейга в 2000-​х годах

Пациенты, получавшие лечение в стенах бывшей усадьбы, вспоминали о необычайной красоте помещений, так что проводимыми реконструкциями полностью уничтожить первоначальный облик усадьбы все же не удалось. Но все это были еще предвестники гибели усадьбы, весь комплекс которой со злосчастного 2009 года формально занимает техническая база ВМФ.

Пожар в усадьбе ГрейгаВ 2009 году и началась настоящая агония, когда госпиталь закрыли и сняли охрану, но сам объект гражданским властям передан не был. Таким образом начался отсчет последних лет существования, завершившегося тотальным разграблением и чудовищным пожаром… Такую участь имеют многие бывшие военные объекты. Военному ведомству до них нет никакого дела, а расставаться со старинными усадьбами и крепостями оно не спешит. Гражданские же власти не имеют права содержать такие исторические памятники, потому что это – чужая собственность.

Градозащитники многократно говорили о том, что необходимо изымать в государственную собственность объекты культурного наследия, которые стали не нужны военным. Но вопрос этот не решен до сего времени. Усадьбу, признанную объектом культурного наследия федерального значения, вполне можно было спасти. Ее гибель – закономерный результат политики КГИОП и правительства Петербурга. За бюджетные деньги чиновники охраняют «ландшафт» и «линию горизонта», восстанавливают фасады зданий на улицах, где ездят первые лица. А в это время разрушаются объекты на балансе государственных учреждений в пригородах Санкт-​Петербурга. Причина банальна: реальное сохранение усадьбы не приносит КГИОП денег и поощрений из Смольного.

Усадьбе Грейга, Даче Крона, даче Бенуа и дворцу в Ропше не повезло — их не видно из Смольного или из окна лимузина, по дороге из аэропорта. О постановке объекта культурного наследия на государственную охрану есть Постановление Правительства РФ527 от 10.07.2001.

Да только вот, что толку?…

Лев Ваневский

Неравнодушный житель Петербурга.

5 комментарии

  • Нонна
    Нонна 12.09.2017 12:17 Комментировать

    Большое спасибо автору за статью.

  • Сергей Дмитриев
    Сергей Дмитриев 11.09.2017 20:18 Комментировать

    Очень познавательно и доходчиво. В страну вернулся дикий капитализм, не евроскандинавскосладенький, а беспощадный, по Достоевскому."Нельзя служить Богу и маммоне" Деньги всегда зло, если они перестают быть простым эквивалентом стоимости, а становятся культом, объектом поклонения и преклонения. Все остальное из жизни уходит, все на продажу. Из жизни уходит любовь, дружба, простые человеческие радости. Ящик ездит по мозгам молодежи, молодежь живет для отчета в соцсетях - глядите... и я не хуже,... и я там был...и вот что у меня есть ( даже если картинка врет). Выросло поколение проституток и содержанок ( обоего пола) и это не считается чем то неприемлимым. Понятнее стали пьесы Островского.
    А разрушенный, сгоревший дом - это очередной символ того, что все хорошее уходит. И скоро уйдет.

  • Наталья
    Наталья 16.08.2017 07:56 Комментировать

    Бездарная и бессовестная власть - беда. Сколько таких зданий уже пропало бесследно, волосы дыбом. В Москве снесли дом 18 века, выстоявший в пожаре 1812 г.
    Теперь там ТЦ будет, наверное. Или бизнес-центр. Или илитное жилье. (Я знаю как пишется это слово, но элиты у нас нет, только вот это.)

  • Антон
    Антон 15.08.2017 21:56 Комментировать

    Очень жаль, что подобное происходит. Есть ли в нашем городе еще какие-либо памятники архитектуры находящиеся в плачевном состоянии? Если да, то необходимо предотвращать подобные ситуации.

    Автору - уважение. Спасибо!

  • Анна
    Анна 15.08.2017 20:07 Комментировать

    Какое красивое место было! Как обидно!
    Спасибо за статью и за неравнодушие!

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.