Об истории домов 4 и 6 по Кирочной улице

Кирочная улица лишь ненамного моложе Санкт-​Петербурга. 19 октября 1719 г. Его Царское Величество Петр I осматривал пустынную местность севернее Безымянного Ерика (т.е. реки Фонтанки) и повелел расположить здесь слободу Преображенского полка, переведенного в новую столицу из Москвы несколько лет назад. Тогда же в 1720-​х годах была основана Пушкарская (Артиллерийская) слобода, проложена Литейная улица (Литейный проспект) и перпендикулярные ей улицы — 14 Артиллерийские. К югу от них, от Артиллерийской слободы (в районе современных улиц Кирочной, Некрасова, Жуковского) находилась в XVIII веке слобода Преображенского полка.

1

Тогда не было точно утвержденных названий улиц, и нынешняя Кирочная именовалась 5-​й от Невы реки улицей (или линией), 4-​й Артиллерийской улицей и служила как бы границей между Артиллерийской и Преображенской слободами. Четная сторона улицы (Артиллерийская слобода) застраивалась ранее нечетной (Преображенская слобода), но точных, достоверных сведений о первых поселенцах этих мест нет.

В конце XVIII – начале XIX века наша улица называлась Васильевской – по фамилии видного государственного деятеля графа А.И. Васильева (17421807), первого министра финансов. Его владения находились на месте современного дома 3 и занимали территорию до современной улицы Пестеля. В XVIII веке улица проходила от Литейного до современной Таврической улицы, а с начала XIX века – до нынешнего Суворовского проспекта (тогда называвшегося Конногвардейской улицей). С 1826 г. до 1930-​х г. улица называлась Кирочной – по лютеранской церкви св. Анны («кирке», или кирхе по-​немецки). Церковь находилась (и находится теперь) между домами 8 и 10 по Кирочной и домами 7 и 9 по Фурштатской. Улица в XIX веке имела военно-​полицейский облик: находились здесь дом графа А.А. Аракчеева. Департамент военных поселений, Артиллерийский госпиталь, казармы гвардейских Преображенского полка, Саперного батальона, Жандармского дивизиона, офицерский корпус Жандармского дивизиона. В начале XX века появились здесь связанные с военным ведомством Александровский комитет о раненых, военно-​исторический музей А.В. Суворова. Однако интересующие нас дома 4 и 6 к военному ведомству отношения не имели. В середине XIX века большинство зданий на улице – двухэтажные каменные или с каменным (кирпичным) 1-​м и деревянным 2-​м этажами. Трехэтажные дома были тогда редкими исключениями. Во второй половине XIX века Кирочная и соседние улицы застраивались многоэтажными жилыми домами в модных стилях позднего классицизма, эклектики. И до нашего времени здания второй половины XIX – начала XX веков украшают Петербург, выглядят весьма достойно и продолжают служить горожанам.

Название «улица Салтыкова-​Щедрина», к которому за долгие годы так привыкли ленинградцы-​петербуржцы, было присвоено улице не в 1932 г., как утверждается в отдельных изданиях, а в 1939 г., когда отмечалось 50-​летие со дня смерти писателя. Одним из пунктов постановления президиума Ленинградского Совета от 26 апреля 1939 г. было переименование Кирочной улицы в улицу Салтыкова-​Щедрина. Историческое название «Кирочная улица» было возвращено этой магистрали в 1990-​х гг. Но по мнению многих петербуржцев «улица Салтыкова-​Щедрина» звучало достойно (как и названия улиц Чайковского, Жуковского, Некрасова, Чернышевского, Чехова) и необходимости менять его не было никакой. Тогда же и Публичная библиотека потеряла это почетное наименование.

Территория Кирочной улицы до 1917 г. входила в состав Литейной полицейской части. Она располагалась между Невой, Фонтанкой, Невским проспектом, Лиговской улицей и Таврическим садом. Литейная часть считалась в Петербурге богатым аристократическим районом.

Кирочная ул., дома 4 и 6

Кирочная ул., дома 4 и 6
(источник — pho​to​progulki​.narod​.ru)

2

История домов 4 и 6 в XVIII – начале XIX века тесно связана, они принадлежали одним владельцам. Познакомимся с их историей. Первым известным владельцем участка дома 4 был артиллерии поручик Ян Васильев сын Мамаев. Он в 1770 г. продал свой двор каретных дел мастеру Ягану Ранберху. В 1788 г. этим участком дома №4 владел коллежский асессор Иван Юрьевич Матюшкин. Ему же в 1790-​х гг. принадлежал и соседний участок дома №6, которым ранее владел бригадир Афанасий Семенов сын Жуков.

По-​видимому, И.Ю. Матюшкин не принадлежал к известному дворянскому и графскому роду Матюшкиных. В подробной генеалогической таблице рода Матюшкиных Ивана Юрьевича нет, также и его наследников — сына Андрея Ивановича Матюшкина и дочери Христины Ивановны – жены надворного советника Ивана Ивановича Гассе.

Участком №4 в 1820-​х гг. владел известный в Петербурге мебельный мастер Генрих (Андрей) Гамбс (1765, Баден-​Баден – 1831, Петербург), поставщик императорского двора. Благодаря знаменитому роману «Двенадцать стульев» И. Ильфа и Е. Петрова о мебели мастера Гамбса слышали миллионы читателей. Мебельное производство Гамбса находилось в 3-​й Адмиралтейской части, на Итальянской улице, в доме 17 по современной нумерации, в доме жены Гамбса – Венкер Шарлотты. Дело основателя фирмы продолжали до 1850-​х гг. его сыновья Петр (18021871), Эрнст-​Фердинанд (18051849). Семейное захоронение Гамбсов находится на Волковом лютеранском кладбище.

Клеймо фирмы братьев Гамбс

Клеймо фирмы братьев Гамбс
(источник — lenta​.co)

3

По купчей крепости от 12 августа 1832 г. двор по Кирочной улице 4 с надворными постройками перешел в собственность Екатерины Богдановны Мельцер (18081868), жены каретного мастера.

В 1848 г. в доме Мельцера на Кирочной 4 проживал участник революционного кружка Петрашевского Александр Владимирович Ханыков, студент СПБ университета. Имеются сведения, что у него бывал Н.Г. Чернышевский. Ханыков был сослан в Оренбургскую губернию; там умер в 1851 или 1853 г.. Дом Мельцера был каменным трехэтажным, с флигелем. На 1849 год длина участка по улице – 16 саженей и 3 фута, т.е. 34 метра; жилой дом находился в правой части участка, ближе к Литейной улице. В 1862 г. СПб городское кредитное общество выдало владелице ссуду в 30 000 рублей под залог недвижимого имущества. Всего в доме 21 квартира. Годовой доход от сдачи квартир в наем в 1862 г. — 6 535 рублей. Владелица во флигеле в кв. 163 комнаты.

В лицевом доме в 1862 году жили купец Егоров – пекарня и лавка; сапожный мастер Оккерблом – 4 комнаты и чулан. Во 2 этаже лицевого дома в кв. 4 – коллежский асессор Ханыков (брат петрашевца) – 8 комнат, сарай, чулан, и еще кв. 6 на 3 этаже. Другие наниматели 1862 г., жившие во флигеле Александров, Икорников, Дрейк – люди неизвестных сословий и занятий.

Основатель рода каретный мастер Иоганн-​Генрих (Андрей) Мельцер (18031854), 3-​й гильдии купец, жена – Екатерина Богданова, урожденная Шенк. После ее смерти наследниками участка указаны девица Екатерина (18301884), Федор и Адам (18341896) Андреевичи Мельцер и Дарья Андреевна Руссо — жена титулярного советника, это сведения на 1869 год.

В некоторых документах Е. Б. Мельцер значится то вдовой каретного, то седельного мастера. По-​видимому, это смежные профессии. Имеются неполные сведения о нанимателях квартир в 1872 г. Среди них: действительный статский советник Дмитриевский, вдова действ. статского советника Христиана, прусский подданный Сиркс, учитель музыки Брейтигам, коллежский советник Икорников, повивальная бабка Шолина, трубочистный мастер Зегерт. Всего в доме в 1872 числилось 20 квартир, в каждой от 1 до 7 комнат. По любовному семейному разделу в феврале 1871 г. весь дом и надворные постройки перешли к Федору и Адаму, а в декабре 1874 г. к Адаму Мельцеру, продолжавшему семейный каретный промысел. Мельцеры в документах числятся то мекленбургскими, то прусскими подданными.

В январе 1896 г. дом числится принадлежавшей вдове каретного мастера А.А. Мельцера – Марии Николаевне.

Семью Мельцер прославил сын Федора – Роман Федорович Мельцер (1860, Петербург – май 1943, США) – архитектор и художник по прикладному искусству (мебели), окончивший Академию художеств в 1884 г. Он являлся художественным руководителем и совладельцем мебельной фирмы «Ф. Мельцер и Компания». Мебельное производство фирмы находилось в Петербурге на наб. Карповки 27 – Песочной улицы 20 (в советское время называлась – мебельная фабрика № 2 им. С. Халтурина, наб. Карповки»). Сам Р.Ф. Мельцер жил в 1913 г. в собственном, им самим построенном на Каменном острове (Полевая аллея 8). Им в столице построены многие здания в стиле модерн: особняки Нобеля, Э.Г. Фолленвейдера, В.С. Кочубея, В.Э. Брандта, вели кого князя Михаила Александровича и др. Участвовал в отделке интерьеров дворцов Зимнего, Аничкова и в Царском Селе Александровского, императорского дворца в Ливадии в Крыму и др. С 1918 г. жил в Берлине, с 1921 г. в США. Детство и юность Р.Ф. Мельцера прошло в доме на Кирочной улице 4.

Особняк Р.Ф. Мельцера

Особняк Р.Ф. Мельцера, построенный по его же проекту на Полевой ул., 8
(источник — city​walls​.ru)

4

В 18971898 г. дом на Кирочной 4 был куплен у наследников Мельцера и перешел в собственность Александровского комитета о раненых. Здесь в старом доме в 1899 г. находились мастерская золотых и серебряных дел мастера Зильбермана (какая значимая фамилия!), сапожная мастерская Ивана Бабурина; и сами мастера здесь проживали.

Для помощи увечным генералам и офицерам, пострадавшим во время войны, 18 августа 1814 г. был учрежден особый комитет. С 1858 г. он именовался Комитетом о раненых, а с 12 декабря 1877 г. (к столетию со дня рождения императора Александра I) – Александровским комитетом о раненых. Действовал до 1917 г. До постройки собственного дома Комитет располагался в разных домах столицы, в 1890-​х гг. – на Пантелеймоновской 14 – Литейном пр. 21. В состав комитета назначались заслуженные генералы и адмиралы в отставке, а председателям комитета в XIX веке являлись великие князья. С 1810-​х гг. издавалась Комитетом военная газета «Русский инвалид», основанная П.П. Поммиан-​Пезаровиусом. Потом газета стала органом Военного министерства. Помощь оказывалась не только офицерам, но и нижним чинам. Видами помощи от Александровского комитета о раненых были постоянные пенсии, пособия на наем прислуги, пособия вдовам и сиротам офицеров и нижних чинов, пособия на воспитание и обучение детей, определение детей в воспитательные военные заведения, определения раненых офицеров на должности по гражданской службе, содержание старых нижних чинов, ветеранов в военных богадельнях – Чесменской в Петербурге, Измайловской в Москве. Особо почетным считалась служба отставных старых нижних чинов сторожами при военных памятниках, при памятниках императорам.

Можно считать, что Александровский комитет о раненых, находившийся в ведении Военного министерства, являлся предшественником современных пенсионных военных органов.

В 1901 г. на месте старого дома Мельцеров, который был сломан, построено новое здание комитета о раненых по проекту гражданского инженера Николая Дмитриева Цвейберга (род. 1867 г., окончил Институт гражданских инженеров в 1892 г., служил в техническо-​строительном комитете МВД). Это его единственная постройка в Петербурге.

Александровский комитет о раненых

План 3-​го этажа Александровского комитета о раненых
(источник — city​walls​.ru)

Дом на Кирочной, 4 – строго симметричный, в стиле эклектики. Трехэтажный на подвалах, 9 осей. 1 этаж рустован. 2-​й и 3-​й оформлены белыми пилястрами, в верхней части которых – лепные головы суровых старых воинов (что соответствует профилю учреждения). Здание в светлых тонах. В центре изящный балкон с чугунной решеткой. Сохранилась и художественного литья ограда на крыше. На 2-​м этаже – высокие окна с полуциркульными завершениями, там находились лучшие, парадные помещения. В вестибюле лепка на стенах с воинскими доспехами, атрибутами. У лестницы в вестибюле мемориальная доска с таким текстом: «К столетию Александровского комитета о раненых. 18141914. Основателю Инвалидного капитала и газеты «Русский инвалид» П.П. Поммиан – Пезаровиусу». Ранее здесь был его бюст, теперь стоит белая декоративная ваза.

В здании на Кирочной (Салтыкова-​Щедрина) в советское время находились учреждения милиции – Отдел виз и регистрации иностранцев, ныне – Паспортно-​визовая служба ГУВД.

В целом здание сейчас выглядит солидно, достойно.

Кирочная ул., 4

Кирочная ул., 4
(источник — city​walls​.ru)

5

Перейдем снова к дому 6. После разделения единого участка, принадлежавшего девице Комаровской, участком дома 6 владел в 18301840-​х гг. действительный статский советник доктор Блюм. У него здесь находился двухэтажный дом (с каменным 1-​м этажом и деревянным с мезонином 2-​м этажом) и во дворе каменное одноэтажное жилое здание (в котором, вероятно, жили слуги), а также деревянные хозяйственные постройки. Длина участка Блюма по Кирочной улице — 12 саженей и 6 футов, т.е. 27,4 метра.

Ермолай Фомич Блюм, действительный статский советник, доктор медицины (по современному – доктор медицинских наук) в 1840-​х гг. являлся главным врачом Екатерининского женского института (Фонтанка 36), врачом-​консультантом Мариинской больницы для бедных (Литейный пр., 56). Одновременно с ним в той же должности в Мариинской больнице служил известный хирург Илья Васильевич Буяльский (17961866), о котором сохранилось немало воспоминаний, статей. О Буяльском имеются статьи в энциклопедиях (Большой медицинской и др.), известны его портреты. Но о докторе Блюме таких источников не найдено. Следует отметить, что встречается его фамилия, как фон Блюм или Блум. Даты жизни доктора Блюма и членов его семьи найдены в издании «Петербургский некрополь», «фон Блюм Герман, действительный статский советник и кавалер, доктор 17762.6.1854. Анна, жена д.с.с., урожденная Рейнбот. Мария, девица, 18131885. Екатерина 18181855. Похоронены на Волковском лютеранском кладбище в Петербурге».

Нельзя не обратить внимание на девичью фамилию жены доктора — Рейнбот. Несомненно, она принадлежала к семье Рейнбота – пастора лютеранской церкви св. Анны (находившейся рядом с домом Блюма) Пастор Рейнбот исповедал декабриста Павла Пестеля, лютеранина, перед казнью. Возможно, жена Блюма – сестра пастора.

По сведениям на 1869 год владельцами дома 6 по Кирочной улице записаны наследники (наследницы) Блюма. По табели недвижимых имуществ Петербурга на 1874 год владелицы дома – Елизавета и Мария Ермолаевны Блюм, дочери действительного статского советника. Одна из дочерей – Екатерина умерла в 1855 году, а о Елизавете Ермолаевне неполные сведения нашлись в изданном в 2003 году справочнике о Волковском (или Волковом кладбище), на немецком языке: «Елизавета фон Блюм, дочь статского советника, похоронена 27.02.1889 года». Дата рождения не указана. Также не вполне ясно – почему Елизавета фон Блюм не включена в «Петербургский некрополь».

Дом сестер Блюм в 1874 г., по-​видимому, был небольшим – вероятно таким же, как и в 1840-​х гг. двухэтажным. Это можно заключить по его невысокой оценке: прежняя оценка (1846 года) – 7 925 руб., оценка 1874 года – 8 480 руб. Сравним с оценкой соседнего дома 4 Мельцеров, соответственно 28 653 и 33 884 руб.

«Кирочная улица», 1862 г., М.Я. Виллие

«Кирочная улица», 1862 г., М.Я. Виллие
(источник — pal​bo​rum​.live​jour​nal​.com)

6

В 18801890-​х гг. дом 6 принадлежал потомственному почетному гражданину Федору Петровичу Петрову. О нем имеются сведения Санкт-​Петербургской купеческой управы на 1885 год:

«Петров Федор Петрович 39 лет (1846 года рождения), православный. В купечестве состоит с 1878 по 1882 г. – по 2 гильдии, с 1882 года – по 1 гильдии. Жительство имеет: Московская часть, по Троицкому переулку, 10. Занимается подрядами. При нем состоят сыновья Петр 7 лет, Константин 5 лет, Николай 3 лет и дочь Ольга» (24). О жене Петрова, матери его детей в справочнике о петербургском купечестве не упоминается. Троицкий пер. – ныне улица Рубинштейна, тот же № дома. Петрову дом 6 принадлежал до конца 1980-​х. Вероятно, дом оставался небольшим двухэтажным. В 1899 г. в доме Петрова проживали ремесленник Стеффангаген Август Готлибович, содержал магазин готовой одежды (в справочнике — «портняжный магазин») и дочь статского советника Анна Федоровна Асмус.

В начале 1900-​х дом с надворными строениями перешёл от Ф.П. Петрова во владение к купцу И.М. Екимову. И новый хозяин сразу же приступил к постройке крупного доходного дома. Потомственный почётный гражданин Иван Михайлович Екимов был строительным подрядчиком и владельцем нескольких больших жилых домов в столице. Проживал он в собственном доме на 7-​й Рождественской ул. 4, являлся старостой церкви во имя священнномученика Мефодия (на Суворовском пр. 3), вблизи от места своего жительства. В 192030-​х гг. церковь эта была уничтожена.

Как строительный подрядчик Екимов тесно сотрудничал с молодым архитектором В.И. Ван дер Гюхтом. Вильгельм Иванович Ван дер Гюхт родился в 1876 г., учился в Академии художеств, окончил её в 1904 г. Его карьера до 1917 г. развивалась успешно, построено им в Петербурге с 1905 по 1914 год 12 зданий – преимущественно в стилях поздней эклектики и модерна. Среди наиболее интересных его творений – здание коммерческого банка «И.В. Юнкер и Ко» на Невском пр. 12. Привлекает внимание красивый многоэтажный дом на Потёмкинской ул. 3 – Захарьевской 41 с угловой скульптурной группой трёх граций. Ван дер Гюхт проектировал и построил четыре дома, принадлежавшие И.М. Екимову – на Кирочной 6, Знаменской 44., 7-​й Рождественской 4 и Лиговской 65. Эти жилые дома существуют и сейчас. Национализированы они были в 1918 г. В.И. Ван дер Гюхт проживал в 1913 г. на 6-​й линии Васильевского острова 41. Сведения об архитекторе имеются до 1921 года, дальнейшая его судьба неизвестна. Нет сведений и о его заказчике – И.М. Екимове после 1917 года.

Здание коммерческого банка «И.В. Юнкер и Ко», архитектор В.И. Ван дер Гюхт

Здание коммерческого банка «И.В. Юнкер и Ко», архитектор В.И. Ван дер Гюхт
(источник — city​walls​.ru)

Шестиэтажный дом 6 построен по проекту В.И. Ван дер Гюхта в 19081909 гг., и во флигеле дворовом надстроена мансарда. До этого были сломаны старые находившиеся здесь постройки. Документы о постройке этого дома не содержат сведений о том, какая строительная фирма, компания осуществляла постройку, но можно с уверенностью предположить, что это был сам владелец – строительный подрядчик Екимов. И, разумеется, он заботился о качестве и красоте собственного дома. Архитектурный стиль здания – модерн. В 1909 г. произведено описание новопостроенного шестиэтажного дома с дворовыми флигелями по Кирочной улице 6, принадлежавшего И.М. Екимову. В лицевом доме и флигеле было 26 квартир. Имеется описание каждой из квартир – количество и площадь комнат, кухонь, коридоров, количество печей, каминов, дверей, окон. По каждой квартире указана стоимость её найма на год. Общий годовой доход домовладельца от сдачи квартир в наём составлял в 1909 году 51 860 рублей. Домовладельцу И.М. Екимову была выдана Санкт – Петербургским городским кредитным обществом под залог недвижимого имущества ссуда в 223 000 рублей на 37 ½ (37 с половиной) лет. Но через несколько лет грянули революционные бури…

Кирочная ул., 6

Кирочная ул., 6
(источник — mapio​.net)

7

Самым знаменитым из жителей дома 6 до 1917 года являлся известный писатель, публицист и театральный критик Влас Михайлович Дорошевич (1865 год, Москва – 22.2.1922, Петроград). Он прошёл суровую школу жизни: работал рассыльным, грузчиком, бывал и корректором, и актёром, давал уроки, жил впроголодь и одновременно пробовал печататься. Первые его короткие репортёрские заметки появились в одесских газетах в 1880-​х гг. Со временем Влас Михайлович стал признанным мастером короткого жанра, «королём фельетонистов», автором многих газетных и журнальных очерков, острых памфлетов, театральных рецензий. Дорошевич считал именно очерки и фельетоны своим кровным делом, тщательно и придирчиво (по отношению к самому себе) работал со словом. Он был автором очерков о сахалинской каторге, о жителях острова. Несколько лет Влас Михайлович был редактором московских газет. С начала 1900-​х гг. жил в Петербурге, редактировал газету «Россия». Революционные бури 1917 года он пережил в столице и решил покинуть неспокойный город, жил на юге – в Ростове, Севастополе, вернулся в Петроград в 1920 году. Умер он нестарым человеком в 48 лет, погребён в Петрограде на Литераторских мостках Волкова кладбища.

В.М. Дорошевич

В.М. Дорошевич
(источник — his​todessa​.ru)

В доме 6 в 1910-​х жила баронесса Софья Александровна Нольде, урождённая Лукина, а по первому браку – Журавлёва, вдова барона Эммануила Юльевича Нольде – действительного тайного советника, статс-​секретаря, члена Государственного Совета. Он умер в этом доме в декабре 1909 года. Приёмный день у баронессы (как указывал столичный великосветский справочник) – среда; владела она также имением Софийка (вероятно, названном по её имени) на станции Серебрянка Санкт – Петербургской губернии. Взрослые сын и дочери С.А. Нольде от первого брака (Журавлёвы) проживали отдельно.

Бывал здесь нередко сын Эммануила Юльевича Нольде от его первого брака (с Марией Васильевной Екимовой, разведены) барон Борис Эммануилович Нольде (1876-​после 1917). В 1910-​х гг. он проживал с женой Александрой Андреевной Искрицкой и тремя сыновьями поблизости – в солидном доме на Фурштатской улице, 20 (у них приёмный день – воскресенье). Б.Э. Нольде окончил Петербургский университет, служил чиновником по особым поручениям при министре иностранных дел, являлся профессором Петербургского политехнического института, Высших женских курсов, Александровского лицея. Нольде был видным специалистом по международному праву, автором многих трудов, научных статей по истории и современным проблемам внешней политики России. Барон Б.Э. Нольде – владелец имений Никитское (станция Чемоданово Рязано-​Уральской железной дороги) и Новый Двор в Минской губернии. После событий 19171918 гг. барон Б.Э. Нольде оказался за рубежом, в эмиграции. Квартира и имения подверглись национализации, а документы, находившиеся в его квартире, со временем поступили в отдел рукописей Публичной библиотеки – ныне Российской Национальной библиотеки (фонд 529). В её фонде хранятся рукописи и тексты его статей и докладных записок об отношениях России с Германией, Турцией, Китаем, о международном морском праве, о Боснийско-​Герцеговинском вопросе, о Брестских переговорах 1918 года, о выборах в армии и по другим проблемам. До 1917 года Б.Э. Нольде был редактором журнала «Известия Министерства иностранных дел», где опубликованы многие его статьи.

Также в 1910-​х гг. на Кирочной 6 жил действительный статский советник, камергер Михаил Николаевич Алфераки (1852-​после 1917) – чиновник по особым поручениям при министре внутренних дел, цензор Главного управления по делам печати. Его жена Мария Николаевна, урождённая Грекова, умерла 14 марта 1911 года, проживая в этом доме. Сын их Михаил Михайлович Алфераки (1888-​после 1917) окончил Пажеский корпус, служил в чине подпоручика в лейб гвардии в Казачьем полку. Ещё в семье Алфераки в 1912 г. были три дочери – Мария, Наталия и Софья. Принадлежало семейству имение Еланчик в Области Войска Донского.

В дворовом флигеле в 1910-​х гг. жил ротмистр лейб гвардии Гусарского полка Борис Александрович Смецкой (родился в 1876 г.) До этого он окончил Николаевское кавалерийское училище. Более подробных о нём сведений не найдено. И ещё одно громкое имя встретилось среди жильцов дома 6 перед 1917 годом. Известный депутат Государственной Думы Владимир Митрофанович Пуришкевич (1870-​февраль 1920) принадлежал к числу крайне правых депутатов и известен своим нестандартным поведением, многими скандалами на заседаниях Думы, активным участием в убийстве царского фаворита Распутина. Пуришкевич проживал на Шпалерной ул. 39, близко от Таврического дворца – места нахождения Государственной Думы. А на Кирочной 6 в 19161917 гг. жили его родственники – мать Луиза Владимировна, брат Михаил Митрофанович и сестра Мария Митрофановна. И, разумеется, В.М. Пуришкевич тоже бывал здесь. Сам он умер от тифа в Новороссийске в феврале 1920 года, а судьба его родных неизвестна. Если они эмигрировали, то навряд ли уцелели в огне революции и гражданской войны. В каких именно квартирах дома 6 проживали до 1917 года Дорошевич, Нольде, Алфераки, Смецкой, Пуришкевичи – не выяснено.

В.М. Пуришкевич

В.М. Пуришкевич
(источник — rulit​.me)

8

В 1918 г. были национализированы все жилые дома частных владельцев, все они перешли (по постановлению советского правительства) в ведение и управление местных органов советской власти. В отчаянном положении в 19181921 гг. оказался Петроград – бывшая столица России. Остро не хватало продовольствия, топлива (то есть дров, так как привычного в наше время газа тогда не существовало). Частыми были перебои с электрическим освещением, поскольку и электростанции Петрограда работали тогда на дровах. Почти прекратилось движение трамваев – основного в то время вида внутригородского транспорта. Значительно увеличилась в городе заболеваемость, смертность. Возросла преступность, обычными в городе стали грабежи, ночные налёты бандитов. Годы после 1917 года в Петрограде вполне сравнимы со временем трагической блокады Ленинграда в 19411944 гг. Но о блокаде написано, известно гораздо больше.

Ещё до революционных бурь 1917 года проводилась российскими властями в связи с угрозой германского наступления и близости к фронту эвакуация из Петрограда правительственных учреждений, предприятий. В марте 1918 года советское правительство тайно покинуло Петроград, впоследствии это объяснилось решением о переносе столицы в Москву. Город опустел, обезлюдел, количество населения сократилось в несколько раз: имеется официальная статистика населения, подтверждающая эти сведения. Тысячи горожан покидали Петроград, выезжали в южные губернии, рассчитывая со временем вернуться в свои квартиры, или в эмиграцию в западные страны. Но оказалось, что Петроград и Россию они покинули навсегда.

Очень редко в исторических исследованиях о нашем городе упоминается об имевшем важнейшее значение местном «законе». Постановлением Петроградского Совета Рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов от 25 октября 1918 года «свободные квартиры, владельцы которых отсутствуют из Петрограда более двух месяцев, реквизируются со всем находящимся в них движимым имуществом». Сразу же они лишались и квартир, и всего там находившегося – мебели, одежды, посуды, книг, превращались в бедняков и бездомных. Под действие этого постановления подпадали квартиры многих ранее состоятельных людей, в том числе (разумеется) и жителей аристократической Кирочной улицы и дома 6. Но выяснить конкретно — кого именно и каких квартир это коснулось – не удалось. Несомненно – очень многих, и среди них упомянутые выше. В первые годы революции большие многокомнатные квартиры «буржуев» передавались семьям рабочих, красноармейцев и превращались в многонаселённые коммунальные квартиры. Одной семье – одна комната, в редких случаях – две комнаты.

Петроград, 1918 г.

Петроград, 1918 г.
(источник — avi​vas​.ru)

9

Итак, познакомимся с жителями дома 6 по Кирочной (с 1939 — Салтыкова-​Щедрина) улице в советские годы. Сведений о них удалось собрать немного, но среди них мы встречаем и нескольких очень известных и достойных граждан.

В 19201930-​х гг. в коммунальной квартире № 5 на 3 этаже лицевого дома (в правой его части) с окнами, обращёнными на улицу, проживал музыкант Евгений Александрович Мравинский (19031988). Родился он в Петербурге в дворянской семье Мравинских (Мровинских), Домонтовичей. Среди его близких родных известная певица Евгения Константиновна Мравина (то есть Мравинская), знаменитая революционерка и советский дипломат Александра Михайловна Коллонтай, урождённая Домонтович. Юноша начал обучаться на естественном факультете Петроградского университета и одновременно работал артистом миманса в Мариинском театре. С 1921 г. Евгений работал пианистом в Хореографическом училище. Занимался он тогда в учебных классах Академической капеллы, а с 1924 года по 1931 год – в Ленинградской консерватории, в классе дирижирования. С 1932 года по 1938 год – дирижёр театра оперы и балета. Именно в эти годы Е.А. Мравинский проживал на Кирочной 6 (по неофициальным сведениям – с первой своей женой). С 1938 года он много лет возглавлял как главный дирижёр симфонический оркестр Ленинградской филармонии. Под его управлением оркестр завоевал репутацию одного из лучших симфонических коллективов мира, неоднократно гастролировал за рубежом в разных странах. Е.А. Мравинский был удостоен многих наград, почётных званий и премий. С 1940 по 1950-​е годы Евгений Александрович жил на Бородинской улице 13 (в этом доме, построенном в 1930-​е гг., проживали многие артисты Ленинграда), с 1960 года – на Тверской 18. Е.А. Мравинский умер в Ленинграде 19 января 1988 г., похоронен на Богословском кладбище.

А квартира 5, в которой некогда жил всемирно известный музыкант, и в наше время (2003 год) остаётся многонаселённой коммунальной, о чём свидетельствует множество кнопок электрических звонков у входа…

Е.А. Мравинский

Е.А. Мравинский
(источник — blog​.naver​.com)

10

Ближайшим соседом Мравинского (но неизвестно – были ли они знакомы) был крупный военный изобретатель и конструктор В.И. Бекаури. Жил он с семьёй в 1930-​х гг.в коммунальной квартире № 6 напротив, на той же лестничной площадке в левой части лицевого дома. В трагической судьбе учёного отразилась трудная история советской страны. Владимир Иванович Бекаури (18821938) родился в Тифлисской губернии. В молодые годы участвовал в революционном движении на Кавказе, изготовлял оружие, бомбы, метательные снаряды (собственной конструкции!). В Петербург он приехал с невестой в 1905 году, некоторое время проживал нелегально. После 1917 года работал в военной промышленности. В 1921 году в Петрограде создано Особое техническое бюро по военным изобретениям, В.И. Бекаури был начальником и главным инженером Остехбюро. Он автор десятков изобретений и патентов в области военного кораблестроения, радиосвязи, гидроакустики, телемеханики, авиации.

Интересно отметить, что в немногих посвящённых ему статьях не говорится о его общем и инженерном образовании; вероятно, Бекаури был талантливым самоучкой.

В 19231924 гг. им осуществлён опытный дистанционный, с расстояния около 25 км, подрыв специального заряда. Бекаури являлся автором проекта сверхмалых подводных лодок (так называемый «москитный флот»), разработал несколько типов торпед и торпедных аппаратов. Он был награждён в 19321936 гг. орденами, получил денежные премии. Тематика работ Остехбюро под руководством Бекаури была широка и разнообразна. Например, в области авиации разрабатывался проект подвески мотоциклов и автомобилей под плоскостями самолётов – для воздушных десантов.

Бекаури постигла судьба многих невинно репрессированных. По воспоминаниям его дочери (проживавшей в Ленинграде в 1980-​х годах), он посмел в мае 1937 года возразить самому товарищу Сталину, заявившему о широком распространении вредительства в оборонной промышленности. Через несколько месяцев Бекаури был арестован. Разгромлено было и Остехбюро, арестованы и репрессированы были до 40 ведущих сотрудников Остехбюро (его адрес – Госпитальная улица №3, угол Парадной). В.И. Бекаури был расстрелян в 1938 году, реабилитирован в 1956 году. Долгие годы его имя, его изобретения находились в забвении. Однако разработки Бекаури в области вооружения, в частности управление взрывами на значительном расстоянии от места взрыва, использовалось советским военным командованием в Великой Отечественной войне.

В.И. Бекаури

В.И. Бекаури
(источник — city​walls​.ru)

Репрессиям в 1937 г. подверглись и некоторые другие, не столь известные жители дома 6. В сентябре 1937 года были арестованы и в октябре расстреляны по приговору внесудебного органа – комиссии НКВД и Прокуратуры СССР по статье 58 Уголовного кодекса РСФСР (шпионаж) братья Павловские Пётр Фабианович и Николай Фабианович, 1886 и 1891 годов рождения, уроженцы города Люцин Лифляндской губернии (Латвия), поляки, шофёры предприятий Ленодежда и конторы Лензаготпушнина. На момент ареста Павловский Пётр проживал по Кирочной улице 6 в квартире 21, Павловский Николай – в квартире 17.

На основании той же статьи 586 по обвинению в шпионаже был арестован и в октябре 1937 года приговорён к высшей мере наказания и расстрелян Яскевич Георгий Владиславович, 1897 года рождения, уроженец города Кременец Волынской губернии, поляк, беспартийный, начальник 3-​го отдела ЦКБ32, проживавший по Кирочной ул. в квартире 23.

Можно предположить, что обвинение в шпионаже братьев Павловских и Яскевича объяснялось их польской национальностью. Через десятки лет они, как и тысячи других невинных жертв сталинского режима, были посмертно реабилитированы.

В 19501960-​х годах в квартире 12 дома 6 по ул. Салтыкова-​Щедрина (на 6 этаже лицевого дома) проживал видный музыковед профессор Абрам Акимович Гозенпуд (19082004). За долгие годы научной деятельности и творчества им созданы, опубликованы десятки книг, статей, посвященных русской, украинской, западноевропейской музыке. Так, в годы проживания в этом доме Абрам Акимович опубликовал книги о музыкальном театре в России, о русском и советском оперном театре, о жизни и творчестве композиторов Н.В. Лысенко, Н.А. Римского-​Корсакова, о театре за рубежом, об английской и французской драматургии. Готовил профессор материалы для будущих своих трудов о музыкальных страницах в произведениях И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского.

А. А. Гозенпуд

А. А. Гозенпуд
(источник — ptj​.spb​.ru)

В годы блокады был повреждён, частично разрушен дворовый флигель здания, и после войны произведено его восстановление. Несколько раз производился ремонт дома. Капитальный ремонт этого здания, имевшего ценную художественную отделку, осуществлён в 1980-​х годах.

И в заключение — о современном состоянии дома 6. Шестиэтажный по фасаду дом имеет 12 осей. Фасад строго симметричен. Проезд во двор в правой части. Фасад на 1-​м и 2-​м этажах облицован колотым камнем, а на 36-​х этажах – штукатуркой. Три полукруглых эркера, два балкона с художественными коваными решётками, лепка с растительным орнаментом на фасаде. Некогда лепка была белой, но теперь – серая, грязная от времени, от копоти и пыли. На крыше – аттик.

Парадный вход в середине фасада. Над входом – скульптурная группа из серого камня – две сидящие молодые женщины и играющие дети. В лицевом доме сплошные цельные стёкла на окнах, во флигеле окна обычной формы и размера. В архитектурном отношении флигель оформлен так же, как и фасад лицевого здания. В лицевом доме сохранились частично мраморные подоконники на лестнице, а бывшие ранее там цветные витражи полностью утрачены. Здание требует ремонта, хотя и производит благоприятное впечатление.

Кирочная ул., 6

Кирочная ул., 6
(источник — city​walls​.ru)

Арсений Семёнович Дубин

Кандидат исторических наук, генеалог, преподаватель, автор 17 книг о Петербурге, профессиональный архивист, популярный экскурсовод, обладатель Анциферовского диплома.

Последнее от Арсений Семёнович Дубин

1 Комментарий

  • Марина Рогозина
    Марина Рогозина 03.03.2017 09:26 Комментировать

    Спасибо большое Арсению Семёновичу за очень полный и интересный рассказ! Хочется надеяться, что путешествие по Кирочной улице будет продолжено. С самыми добрыми пожеланиями автору, Марина Рогозина.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.