В.А. Николаев - автор первой электронной базы данных о Петербурге - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

В.А. Николаев - автор первой электронной базы данных о Петербурге

Так уж сложилось, что краеведение держится в основном на энтузиастах. Свои усилия любители истории Петербурга чаще всего направляют в сторону посещения лекций, экскурсий, чтения книг. Но иногда дело принимает более серьёзный оборот. Сегодня мы хотим познакомить вас с Валерием Александровичем Николаевым – автором первой электронной базы данных о Петербурге. Он ведёт её уже более двух десятков лет – пожалуй, это самый солидный стаж в подобном деле.

Валерий Александрович, здравствуйте. Как уже у нас повелось, в первую очередь спрашиваю о Вашем пути в краеведение. С чего началась любовь к Петербургу?

Здравствуйте. Я родился в Ленинграде в 1939 году в центре города на улице Миллионной (тогда Халтурина). Мой отец был военным инженером. Мы жили в доме №19, на котором висит мемориальная доска маршалу Тухачевскому. Это шталмейстерский корпус Новомихайловского дворца, который фасадом выходит на Дворцовую набережную, прямо напротив Петропавловки. Родился я на той же лестнице, где жил Тухачевский - только его квартира была на втором этаже, а мы комнату имели на третьем.

Во время войны я был в эвакуации. По возвращении мы поселились в том же доме, только в другом подъезде. С 1948 по 1954 я учился в школе №199 на площади Искусств. А после закона о совместном обучении перешёл в школу в доме №14 по улице Халтурина (школа №204), в бывшем особняке Гинцбурга. Потом отец ушёл в отставку. Ему дали квартиру, и мы уехали на Петроградскую сторону, на Чкаловский проспект. Затем я учился в техникуме, пошёл в армию. И когда вернулся из армии, понял, что на всю красоту, которая была вокруг меня, я и не обращал внимания. Как же так? Жил здесь и ничего не знаю. Я стал собирать материалы, которых в то время было очень мало. В газете «Смена» публиковались заметки журналиста Эдуарда Аренина «Пешком в историю». Я стал их читать, делать вырезки. В общем, стал собирать всё, что касается города. Получается, что это началось в 1963 году.

Мне всё было интересно, постепенно я стал всё больше и больше знать. Но что делать дальше с этим материалом? У меня в голове многое есть, но в памяти уже всё не помещается. Как это систематизировать - не знаю. Написать самому что-то – нет тех возможностей: время уходит на учёбу, работу, семью. Поэтому я собирал материал в разные папочки. И если что-то нужно было найти – никогда и ничего не найдёшь.

В 90-х годах я работал в совместном советско-финском предприятии. Мы открывали новый магазин по продаже саун, и руководство сказало: «Надо, чтобы всё было современно, с компьютером». Тогда ещё только появились первые компьютеры. Никакого Гейтса ещё никто не знал, никакого Микрософта нигде не было. Надо было поставить хоть какую-то редакторскую программу, для того чтобы в магазине была информация обо всех саунах. Нужно было хранить данные о товарах, печатать тексты. Мы взяли программу «Дела в порядке», созданную нашими русскими инженерами НПО «Бекар». Она не очень нам подходила, но всё же. И вот мы её установили, работаем. А я всё смотрю на неё каждый день и думаю: «А что если я это использую для своего дела»? Установил программу, и, начиная с 1994 года, стал вносить всё, что у меня есть, в мой компьютер. Стал разбирать всё, что у меня было, книги, которые уже читал. Их было около тысячи. Когда я все их внёс, они оказались мне не нужны – и я отдал книги в библиотеки, чтобы они работали.

Где-то к 2000 году всё, что у меня было, я внёс в базу. Потом новую информацию стал вносить уже прямо туда. А когда-то у меня было много газетных вырезок. Я их вырезал, складывал. Но как их хранить? Придумал следующее. Вот вы видите в углу каталожный ящик как в библиотеках. Я складывал всё в такие ящики по рубрикам, и они стояли у меня на квартире прямо до потолка… Их я передал Мире Львовне Васюковой в библиотеку на Марата, 72, теперь и они мне не нужны. В газете «Санкт-Петербургские ведомости в рубрику «Наследие» вышло уже 1348 выпусков. Я тогда отдал всё, и сейчас, когда газета мне приходит, я собираю статьи и снова отдаю в библиотеку.

Таким образом, к 2000 году вся накопленная информация была у меня уже в электронном виде. Мой приятель из РНБ Александр Наумович Каштаньер работал тогда заместителем начальника газетного отдела. Он, кроме того, что библиотекарь, ещё и компьютерщик сам по себе, стал мне помогать. Именно он посоветовал, как всё систематизировать. Полгода я исправлял свои ошибки, и в результате установил базу данных ему первому в газетный отдел. Она до сих пор там стоит. Бывая там, я обновляю версию базы. В библиотеку Мире Львовне я поставил её спустя два месяца. Это был май 2001 года. Так что в наступившем году этому будет уже 14 лет. В этих двух местах к базе данных организован открытый доступ. Какие-то библиотеки просили её для работы - у них она для служебного пользования: есть только один компьютер, они к нему не допускают. Сейчас справочник работает примерно в 50-60 местах: в РНБ, Пушкинском доме, КГИОПе, в библиотеках, где есть какая-то краеведческая секция, в гимназиях, школах и так далее.

В 2006 году председатель комиссии по науке и культуре ЗАКС (Андреев С. Ю.) случайно узнал о моей работе. Он мне позвонил, попросил подарить её городу. Он предложил её комитету по культуре, комитету по образованию. Оттуда начали приходить отписки, даже сделали какую-то экспертизу. Они её рассматривают как методическое указание, хотя это всего лишь справочник. Ну, раз им не надо, я и не настаиваю. Работаю до сих пор каждый день. Что-то новое нахожу, записываю, вношу в базу данных.

Где Вы сейчас ищете новые источники?

Я исследую любые источники - книги, журналы, Интернет-сайты. Сейчас в Интернете можно много чего найти интересного. Я на них ссылаюсь. Ничего не перепечатываю, чтобы не иметь неприятностей - вдруг там ошибка? Это не моя вина.

А как получилось всё систематизировать?

В своё время я думал: для чего я всё это создал? У меня инженерное образование, есть ещё экономическое. А история Петербурга - это моё увлечение, для души. Во-первых, справочник я посвящаю людям, которые построили наш город: архитекторам, скульпторам, каменных дел мастерам. Не было бы их – не было бы города. Во-вторых, я хочу сделать так, чтобы в справочнике были лица, которые прославили наш город. Я хочу их поселить в наш город, найти их адреса. Которых нет нигде - никаких мемориальных досок нет, но они жили.

Вот у меня в справочнике есть рубрика «Архитекторы и скульпторы». В ней все идут по алфавиту. От Петра до нынешнего времени, примерно 3750 человек. Даже современные постройки, сделанные как индивидуальные проекты, а не типовое строительство, учтены. Что-то новое построили, хотя бы даже «стекляшку», но другой такой нет. Кто это сделал? Если очень хорошо – пусть знают. Если плохо – тоже. Дальше «Персоналии»: композиторы, учёные, актёры, поэты, революционеры, военные деятели. Они жили, учились здесь. Где они жили? Указан сам адрес и откуда взята информация.

Есть «Адресный каталог» - в нём информация по улицам, как они называлась в разное время. Кто на этих улицах строил. Расписаны все дома с первого до последнего со всеми перестройками: кто тут жил, кто тут учился, работал. Если возьмёте Академию художеств, то там будут все художники, скульпторы с указанием годов учёбы. После описания улицы идёт литература, ссылки на газеты и журналы.

В рубрику «Персоналии» в прошлом году я внёс статью со списком Героев Советского Союза, которые участвовали в советско-финской войне, Великой Отечественной войне. Они воевали на Ленинградском фронте, родились здесь. Есть те, кто приехал после войны и стал жить у нас, здесь и похоронен. Их набралось 1100 с лишним человек. Это последняя работа, которую я делал в течение двух лет. Так же я работал с декабристами, с теми 177, которые пострадали больше всех. Которые не просто недельку в каземате посидели, а долго сидели, были в ссылках и так далее.

Ещё один документ – «Олимпийские чемпионы». Это те, кто представлял на Олимпийских играх любого плана наш город. Тут есть все, начиная с Панина-Коломенкина (российский спортсмен, олимпийский чемпион 1908г. по фигурному катанию на коньках – прим. ред.) и кончая последними: в каком виде спорта участвовал, когда родился, когда какую медаль завоевал. Адресов их у меня нет. Но здесь можно сделать сортировку не только по фамилиям, но и по видам спорта, по количеству медалей.

В рубрике «Декоративная скульптура» - не одна сотня памятников. Здесь есть их названия, адреса, авторы, описание того, что памятник собой представляет, когда он был открыт.

Есть раздел «Словарь», где информация разобрана по 185 темам. Например, про наводнения, про авиацию. Что и когда в Петербурге было впервые. Расписана власть – военная, военно-гражданская, общественная, партийная, церковная. Есть информация о высоте и длине фасадов зданий. Оказывается, Исаакиевский собор по высоте сейчас только девятый. А самый длинный фасад – у гостиницы «Прибалтийской» (1000 метров). Главный штаб на втором месте (850 метров). И если людей интересует конкретная тема, они могут прочитать то, что я уже читал до них.

По каждому архитектору есть подробный список работ. Есть информация о том, где зодчие учились, где жили, есть даже ссылки на сайты с изображением их надгробий. То есть я даю о человеке как можно больше.

Когда это всё начиналось, мне говорили, что всё это хорошо, но нет фотографий. Когда я начинал, программа не предусматривала работу с фотографиями. Но это и хорошо - мне ведь надо было тогда найти фотографии тысяч людей. Это какая работа! Если я одну показал – надо все делать. Или ни одной. Если один дом показал – надо все дома. Но я не фотограф, для меня главное – информация. А сейчас есть много сайтов с фотографиями.

Вы считали, сколько всего документов в базе данных?

Около 15000. При этом справочник имеет хорошую систему поиска – как по названиям документов, так и по их содержанию.

И Вы каждый месяц ходите и обновляете базу данных по 50 адресам?

Нет. По договору я даю базу данных, ей пользуются. Если вам это нужно, вы ко мне приходите и получаете обновление. Пока я жив - я с вами работаю. Сам я отвожу обновления разве что к своим знакомым - в Публичку, к Мире Львовне.

Сейчас я занят ещё одной важной темой. Для журнала «Мир экскурсий» я написал статью о неправильных мемориальных досках. Там перечислены 39 мемориальных досок – я нашёл информацию, что они имеют фактические ошибки. В статье написано, как есть и как надо, с объяснениями. Понимая, что наше руководство ничего не читает, я написал письмо Полтавченко. Началась переписка, в результате они прислали ответ: «У нас всё верно». Получив эту отписку, осенью 2014 года я написал второе письмо Полтавченко. Через вице-губернатора Кириллова он мне ответил, что на досках всё верно. В итоге я записался на приём к Кириллову – хочу сказать о том, что мне не нравится, как они работают. У меня есть документы, и я хочу по каждой доске получить ответ: почему эта доска висит, какое отношение города к этому? Считаете правильным – тогда давайте спорить. Считаете неправильным – тогда что надо делать?

Вот, например, писатель Александр Степанович Грин. У меня есть информация о том, где он жил. В 1986 году на доме №11 по улице Декабристов была поставлена мемориальная доска «В этом доме в 1921-22 годах жил и работал великий советский писатель Александр Грин». 30 лет висит доска не на том месте! А она должна находиться на улице Пестеля, на доме №11. В книге «Нина Николаевна Грин. Воспоминания об Александре Грине» написано: «В 1921 году в мае в первый год нашей женитьбы мы сняли комнату на Пантелеймоновской улице в доме 11, что недалеко от церкви Пантелеймона Соляного городка». Разве отдел культуры не может взять книгу и прочитать? А они говорят, что этого быть не может, что у них всё хорошо. «На Пантелеймоновской мы прожили до февраля 22 года». Она хорошо описывает, как они тяжело жили, и даже как они потом переехали на следующий адрес, на 8-ю Советскую.

На остальных досках общая ошибка. У меня инженерная голова, я ведь не литератор, не художник - мне всегда нужны доказательства. Когда я работал со старыми адресами, то пользовался справочниками «Весь Петербург», «Весь Петроград», «Весь Ленинград». Хитрость этой книги заключается в том, что её не читают полностью. Читают только главу, которая нужна. Вам нужен адрес человека - вы читаете главу с адресами. Но в начале каждой главы есть комментарии. Редакция Суворина писала в справочнике, что при желании на следующий год все ваши данные вы можете подать до 1 сентября текущего. Другого варианта собирать информацию не было. Наступает, к примеру, 1917 год. Всё готовое несут к градоначальнику, в цензуру. Начинают печатать в ноябре, заканчивают в январе, с 21 января номера у подписчиков. Значит, человек, который упомянут по конкретному адресу в 1917 году, жил там и в 1916-м! Он мог там жить как минимум два месяца, а мог и полгода. А наши историки считают, что если упомянут человек первый раз в справочнике за 1917-й год – значит, и живёт с 17-го. И никто до меня об этом не догадался. Вот из-за этого большинство этих досок не совпадают по первому году – об этом я пишу в своей статье.

Но есть и другие вещи. Академик Тарле, судя по доске на Дворцовой набережной, с 1933-го года там жил. Но ведь он там жил с 1924-го года! Выброшено девять лет. У Утёсова – пять лет! Композитор Петров находился в эвакуации во время войны. Об этом не сказано на доске – значит, он житель блокадного Ленинграда. Но ведь это не так! Доска демонстрирует, как город относится к человеку. А на доске только «Андрей Петров». Где отчество? «А так родственники хотели». Родственники могут писать как угодно на кладбище. А город если ставит доску – то он ставит официально. Поэтому это тоже замечание. Может ли работать дома композитор или архитектор? Архитектор Руднев не мог работать дома. Привыкли писать «жил и работал». Жил – да, а работал в другом месте. Металловед Бойков зарплату получал в институте, там он и работал. А то, что он жил в этом доме – никто и не спорит.

Вот это я сейчас хочу довести до конца. Я из тех, кто добивается своего. 29 января я посетил вице-губернатора по культуре. Итогом визита стало решение создать комиссию, в которой буду я, члены комиссии по мемориальным доскам, возможно, кто-то ещё. Мы рассмотрим каждый текст и утвердим, как он должен выглядеть. Это будет вынесено в правительство, после чего будет принято решение, что вот эти доски надо будет со временем поменять.

Что же, Валерий Александрович, успехов Вам в исправлении мемориальных досок! Сил и терпения при общении с чиновниками! Спасибо за интересный рассказ о Вашей работе.

Оцените материал
(0 голосов)
Александр Чернега

  • Член правления Союза краеведов Санкт-Петербурга
  • Генеральный директор ООО "Прогулки по Петербургу"

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.