Сохранившиеся постройки Аракчеевских казарм – конюшня и кузница Офицерской кавалерийской школы - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Сохранившиеся постройки Аракчеевских казарм – конюшня и кузница Офицерской кавалерийской школы

Поводом к настоящему исследованию послужила необходимость определения времени постройки двух исторических зданий, предположительного относящихся к постройкам Аракчеевских казарм на Шпалерной улице.

Два лицевых одноэтажных корпуса по Кавалергардской и Ставропольской ул. (участок по Шпалерной ул., д. 51, лит. Б) в 2013-2015 гг. стали предметом многочисленных судебных разбирательств и временами «уличных боёв» между местными жителями и представителями ООО «Реформа», которая планировала строительство на месте исторических корпусов ЖК «Гроссмейстер» по проекту известного современного архитектора Алексея Герасимова. Однако, по Закону Санкт-Петербурга от 19.01.2009 № 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия…» снос исторических зданий в зонах охраны недопустим. Противостояние было настолько серьёзным, что в течение месяца в начале 2014 г. жители фактически держали оборону своего квартала, не подпуская к здания демонтажную технику. Данный конфликт закончился победой жителей: вначале Куйбышевский районный суд, а затем Санкт-Петербургский городской суд удовлетворили все иски граждан к КГА, КГИОП и Службе государственного строительного надзора города. Интересы граждан в суде представляли активисты Группы ЭРА и РОО «Охтинская Дуга», среди представителей был и автор статьи. Не обошлось и без потерь – два исторических здания на территории участка были снесены, так как не формировали уличный фронт застройки и суд не стал их защищать.

В 2015-2016 гг. застройщик, переименованный в ООО «Прогресс», попытался изменить даты постройки зданий, на более поздние годы, чтобы лишить их статуса исторических, после чего планировался их снос. С этой целью была заказана фиктивная экспертиза. Для опровержения экспертизы автор статьи в течение месяца работал в Российском военно-историческом архиве (РГВИА) в Москве, где обнаружил многочисленные документы о строительстве двух спорных объектов. Затем в Российском государственном архиве военно-морского флота (РГАВМФ) были обнаружены чертежи домов. Очередное судебное разбирательство по вопросу изменения дат постройки, благодаря собранной информации, вновь завершилось в пользу граждан и охраны культурного наследия Санкт-Петербурга.

На начальных этапах существования города развитие рассматриваемой территории было связано с расположением на левом берегу Невы, у излучины реки Охты напротив крепости Ниеншанц, Смоляного двора, появившегося вскоре после основания Санкт-Петербурга с целью хранения смолы и варки дёгтя для нужд адмиралтейской верфи. Рядом со Смоляным двором в 1714 г. было возведено здание каменных палат (Ставропольская ул., д. 9), принадлежавших ведавшему этим двором адмиралтейств советнику А. В. Кикину.

В 1730-е гг. местность между Литейным и Смоляным дворами была отведена под слободу конной гвардии. Несмотря на то, что Смоляной двор перестал существовать ещё в первой половине XVIII века, название Смольное закрепилось за этой местностью. На планах Санкт-Петербурга 1730-х гг. зафиксированы отдельные строения полковой слободы: казармы, конюшни, сенные амбары.1 См. план 1738 г. И. Ф. фон Зихгейма (Илл. 1).

Илл. 1. Фрагмент плана И. Ф. фон Зихгейма. 1738 г.

В здании бывших палат А. В. Кикина, после перевода размещавшихся в них библиотеки и кунсткамеры на Васильевский остров, находился полковой «магазейн» (склад). В 1741 г. оно было перестроено: возведено каменное крыльцо с колоннами, в средней части здания – купол, здание переименовано в Штабные палаты. В платах располагались церковь, госпиталь, караульная, архив, цейхгауз. Пространство между зданием Штабных палат и Первой Береговой ул. (ныне Шпалерная ул.) именовалось Полковым двором.2

Следующий этап градостроительного развития территории относится к 1750-м гг., когда велось строительство комплекса зданий Смольного монастыря. На планах Санкт-Петербурга исследуемая территория показана как регулярная планировка прямоугольных кварталов.

Позднее застройка полковых слобод конной гвардии упорядочивается и уплотняется. Старые казармы были снесены, за исключением здания бывших Кикиных палат, и начато строительство новых зданий – было выстроено 107 рейтарских избы, которые постепенно заменялись каменными. В связи со строительством Таврического дворца в 1780-е гг. территория слободы конной гвардии сократилась (Илл. 2).3


Илл. 2. Фрагмент плана из Аракчеевского (Сенатского) атласа. 1796 г.

После того, как в 1799 г. Таврический дворец повелением Императора Павла I был передан лейб-гвардии Конному полку под казармы, все земли и здания слободы конной гвардии было решено продать в пользу полка.

В августе 1803 г. территория бывшей слободы конной гвардии была приобретена в Артиллерийское ведомство по предложению графа А. А. Аракчеева повелением Великого Князя Цесаревича Константина Павловича в связи с необходимостью обучения артиллерийскому делу.4

Уже в 1804 г. началось строительство деревянных конюшен будущего комплекса зданий Артиллерийских казарм, которые получили в последствие наименование Аракчеевских казарм.5 Согласно ведомости лейб-гвардии полков 1816 г. - в Артиллерийских казармах у Смольного монастыря располагались Гренадёрский полк графа А. А. Аракчеева и Гвардейский полк Сапёрного батальона. Состояние Артиллерийских казарм у Смольного оценивалось как неудовлетворительное и вызывало серьёзные опасения.6

К ведомости прилагались планы с показанием казарм, на одном из них (Илл. 3) показано расположение Артиллерийских (Аракчеевских) казарм в 1816 г. На этом плане в исследуемой территории располагалась каменная казарма по Воскресенскому пр. (ныне Шпалерная ул.), за ней хозяйственные постройки (отхожие места и помойные ямы), за ними по границе участка располагались сараи и конюшни в каменном длинном строении. В этих зданиях размещались казармы гвардейского Сапёрного батальона.7


Илл. 3. План Артиллерийских казарм, что у Смольного. 1816 г. (РГИА)

Ремонтные работы в казармах были проведены в начале 1820-х гг., в 1821 г. казармы из Артиллерийского департамента перешли в Инженерный. В последующие годы Аракчеевские казармы ремонтировались и перестраивались, в них квартировали разные военные части. В 1820-х гг. казармы занимал 1-й Учебный карабинёрный полк, от него комплекс зданий именовали «Казармы 1-го Учебного карабинёрного полка», после вывода полка, долгие годы в документах находим наименование «Казармы бывшего 1-го Учебного карабинёрного полка».8 Сам полк был сформирован в 1808 г. как Учебный гренадёрский полк, закончил свою историю в Первую Мировую войну как 8-й Стрелковый полк.

Самое раннее упоминание о расположении в Аракчеевских казармах 1-го Учебного карабинёрного полка относится к 1826 г. и следует из планов этих казарм, хранящихся в Российском государственном архиве военно-морского флота (РГАВМФ) в фонде Инженерного департамента. По этим планам можно проследить историю застройки исследуемой территории. Как уже упоминалось выше, по Шпалерной ул. располагалось каменное одноэтажно здание, называемое 2-м солдатским корпусом, а пространство за ним, где сейчас располагаются исследуемые здания (литеры Б и К), было двором 2-го солдатского корпуса, на южной границе двора также располагалось каменное одноэтажное здание хозяйственного назначения.

Точная дата постройки и автор проекта 2-го солдатского корпуса не известны. Но сохранились чертежи этого здания за разные годы и связанные с его перестройками (Илл. 4).9 К настоящему времени эти постройки не сохранились. На месте 2-го солдатского корпуса выстроено в 1976 г. 6-тиэтажное здание, которое сейчас занимает БЦ «Таврический» (ранее административный корпус НПО «Океанприбор»). Во времена Офицерской кавалерийской школы там находились библиотека, музей конского снаряжения, музей ручного оружия, классные комнаты, фехтовальный и гимнастический залы, офицерское собрание.10


Илл. 4. Фасад 2-го солдатского корпуса Аракчеевских казарм. 1838 г. Публикуется впервые.

Застройка двора 2-го солдатского корпуса, выходящего на современные Кавалергардскую и Ставропольскую ул. до 1874 г. была деревянной и представляла собой одноэтажные деревянные строения. Как уже было отмечено выше, на 1816 г. здесь располагались отхожие места и помойные ямы, которые были здесь и позднее, ветхие сооружения постепенно ремонтировались или заменялись новыми. В сер. XIX в. здесь располагались прачечная,11 перестроенная в 1842 г.,12 и коровник.13 По Кавалергардской ул. располагалось одноэтажное здание молочной и мелочной лавок, на Ставропольской ул. такое же здание цейхгауза и кладовых.14 С 1833 г. казармы именуются «бывшими 1-го Учебного карабинёрного полка», в помещениях построек двора 2-го солдатского корпуса разместилась школа фейерверкеров и гвардейские кантонисты.15

По плану 1841 г. во 2-м солдатском корпусе размещались с 1835 г. женатые нижние чины Кавалергардского Ея Величества полка и Гарнизонная инвалидная рота, в дворовой каменной постройке - женатые гарнизонного батальона и проходящей команды.16 По чертежам 1863 г. во 2-м солдатском корпусе размещались части Петербургского батальона внутренней стражи, дивизионная школа фейерверкеров гвардейской артиллерии и класс донских урядников.17


Илл. 5. Фрагмент Плана общего расположения Аракчеевских казарм. Кон. 1860-х – нач. 1870-х гг.
(РГВИА. Ф. 418. Оп. 1. Д. 1277. Л. 1). Публикуется впервые.

В конце 1860-х – начале 1870-х гг. во 2-м солдатском корпусе Аракчеевских казарм размещались (Илл. 5) нижние чины 1-го резервного пехотного батальона и учебный зал, в надворных строениях – еврейский приют и еврейская молельня, вахтеры и кондуктор, шесть карцеров 1-го резервного пехотного батальона, писарь Инженерного управления.18

19 апреля 1874 г. Император Александр II распорядился перевести по предложению генерал-инспектора по инженерной части и кавалерии Великого Князя Николая Николаевича Старшего Учебный кавалерийский эскадрон из Селищенских казарм Новгородской губернии (который размещался там с 1865 г.) в Аракчеевские казармы в Санкт-Петербурге. 4 мая 1874 г. Военный Совет одобрил проект приспособления Аракчеевских казарм под эскадрон с тем, чтобы в 1874 г. были возведены конюшни и кузница, устроен фундамент под манеж, а в 1875 г. закончить постройку манежа и произвести ремонтные работы в существующих зданиях казарм.19 В это время казармы были заняты частями 93-го пехотного Иркутского и 145-го пехотного Новочеркасского полков, 37-й пехотной дивизии, чиновниками Главного инженерного управления.20

Сама по себе Офицерская кавалерийская школа, так Учебный кавалерийский эскадрон стал называться с 1882 г., являлась уникальным центром подготовки армейских кадров. Среди выпускников и преподавателей этого учебного заведения оказались поистине вершители судеб нашего государства. Например, начальником школы с 1886 по 1897 гг. был В. А. Сухомлинов, будущий военный министр. В 1907 г. на обучение в школу из Приморского драгунского полка командируется С. М. Буденный, который показывает блестящие результаты на обязательных соревнованиях. Здесь он получает звание младшего унтер-офицера, но командование его полка не даёт ему возможности доучиться до конца и отзывает его обратно уже через год. Четырьмя годами позже курс обучения в школе успешно проходит его главный противник времён Гражданской войны – барон П. Н. Врангель. Преподавателем школы в 1904 г. был барон, генерал-лейтенант Русской армии, а затем военный и государственный деятель Финляндии К. Г. Э. Маннергейм. Среди участников белого движения было немало и других выпускников Офицерской кавалерийской школы, например, П. В. фон Глазенап (выпуск 1913 года), граф Ф. А. Келлер (1889), П. Н. Краснов (1909). Самый первый успешный спортсмен в истории российского конного спорта, участник Олимпиады 1912 г. в Стокгольме А. П. Родзянко именно здесь в 1906–1907 гг. проходил курс обучения и получил необходимые основы мастерства верховой езды, что позволило ему сразу по окончании поступить во всемирно известную кавалерийскую школу в Сомюре (Франция).

Имя генерала А. А. Брусилова – прославленного полководца времен Первой мировой войны, автора беспрецедентной наступательной операции на Юго-Западном фронте в 1916 г. – известно многим. Более четверти века этот талантливейший кавалерист и большой знаток лошадей посвятил Офицерской кавалерийской школе. Будущий военачальник поступил на обучение в школу в 1881 г., закончил её с отличием и остался преподавателем по верховой езде и выездке молодых лошадей. С 1902 по 1906 гг. Брусилов занимает должность начальника школы. Дальнейшая деятельность генерала на долгие годы полностью поглотила война. Но на закате своей жизни, уже в советской России, Брусилов вновь вернулся к лошадям. Его назначили главным инспектором Главного управления коннозаводства и коневодства РСФСР.

Англичанин Джеймс Филлис (1834–1913) по праву считается лучшим берейтором и теоретиком выездки своего времени. Вся Европа восхищалась его мастерством, личные одобрения он неоднократно получал от австрийской императорской четы. В Петербурге Дж. Филлис впервые появился осенью 1897 г., уже в преклонном возрасте выступив в цирке Чинизелли. Это был настоящий триумф высшей школы выездки. Пораженный мастерством англичанина, генерал-инспектор кавалерии Великий Князь Николай Николаевич доверяет ему подготовку смены лошадей Императорской придворной конюшни (за успешное выполнение этого задания Филлис получает государственную награду). С 1898 г. он на десять лет становится старшим преподавателем верховой езды в Офицерской кавалерийской школе, а его методика работы ложится в основу кавалерийского устава кавалерии сначала Императорской, а затем и Красной армии. По этой системе были впоследствии подготовлены все великие советские спортсмены ХХ века.

Прекращение деятельности Офицерской кавалерийской школы связано с началом Первой мировой войны. Все генералы, руководящие этим учебным заведением, с преподавательской деятельности были вынуждены переключиться на выполнение своих прямых обязанностей, а постоянный офицерский состав школы был объединен в элитный кавалерийский полк, который был брошен в пекло Первой мировой. Большая часть этих людей так и не вернулись с полей сражений. 1914 г. стал последним в истории Офицерской кавалерийской школы. После революции казармы и все постройки больше никогда не использовались по назначению, но через таких выдающихся людей, как С. М. Буденный, А. А. Брусилов и А. А. Игнатьев, ниточка великой школы в СССР была протянута сквозь Высшие Краснознаменные курсы усовершенствования командного состава кавалерии (в Новочеркасске) в знаменитую Краснознаменную высшую офицерскую кавалерийскую школу (базировавшуюся в Хамовническом манеже в Москве).21

Проект и сметы к проекту по перестройке Аракчеевских казарм и строительству новых зданий, были разработаны выпускником Николаевской инженерной академии, военным инженером Михаилом Ивановичем Беловым. Также он разработал проект учебной кузницы для Учебного кавалерийского эскадрона, которая была заложена и построена за 2-м солдатским корпусом вдоль Ставропольской ул. (Илл. 6). Проект и смета на новую кузницу были разработаны по предписанию Окружного инженерного управления от 22 декабря 1873 г. № 5824. Проект был одобрен Инженерным комитетом при Главном инженерном управлении 8 апреля 1874 г. По смете от 3 марта 1874 г. стоимость строительства учебной кузницы оценена в 30958 рублей.

Согласно пояснительной записки М. И. Белова при составлении проекта кузницы принята в соображение уже существующая для эскадрона учебная кузница при Селищенских казармах. Кузница была рассчитана на 8 горнов (позднее было 12 горнов), слесарной, отдельных комнат: для ковки лошадей, склада железа и угля, чтения лекций, передней, умывальной и отхожих мест для офицеров и нижних чинов (Илл. 7). Размер здания в длину 28 саж. (около 60 м), шириной 7 саж. (15 м), и высоту 7,5 арш. (5,3 м). Стены кирпичные толщиною в 2,5 кирпича. Вокруг строения отмостка булыжным камнем, а по улице перед кузницей устроен плитный тротуар, шириной в две плиты.22 Бывшая учебная кузница в настоящее время здание под литерой Б.


Илл. 6. План двора 2-го солдатского корпуса с показанием возводимой кузницы. 1874 г.
(РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2240. Л. 1). Публикуется впервые.

 


Илл. 7. План кузницы Учебного кавалерийского эскадрона из проекта, где:
а – люфтклозет для офицеров, б – умывальная, в – туалет для нижних чинов, г – передняя, д – для чтения лекций, е – слесарная, ж – для ковки лошадей, з – кузница, i – склад железа, к – склад угля. 1874 г.
(РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2240. Л. 1). Публикуется впервые.

Фасад кузницы в 13 окон был достаточно простым (Илл. 8). 3 центральных окна выделены пилястрами с рустовкой. Крайние боковые окна с обеих сторон центрального фасада также выделены пилястрами. В таком виде фасад здания сохранился до настоящего времени за исключением рустовки. Также выделенные пилястрами окна имели над фасадом завершение ступенчатыми фронтонами, которые до настоящего времени не сохранилась. Крыша была двухскатной, в настоящее время завершение здания перестроено.


Илл. 8. Фасад кузницы Учебного кавалерийского эскадрона. Проект. 1874 г.
(РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2241. Л. 1). Публикуется впервые.

В последующие годы кузница выполняла роль «учебного пособия» Учебного кавалерийского эскадрона, который в 1882 г. был переименован и преобразован в Офицерскую кавалерийскую школу. Территория между кузницей и Кавалергардской ул. сначала была занята старыми служебными постройками (Илл. 9), а затем была преобразована в учебный плац. Кузница ремонтировалась в 1882,23 1885 и 1888 гг.24


Илл. 9. Фрагмент Плана общего расположения Аракчеевских казарм с показанием прокладываемых водопроводных и газопроводных труб. 1875 г.
(РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2231. Л. 1). Публикуется впервые.

В 1881 г. существовал проект строительства во дворе 2-го солдатского корпуса каменного манежа, но проект не был реализован.25 В 1896 г. генерал-инспектор кавалерии Великий Князь Николай Николаевич Младший направил в Главное инженерное управление свои предложения по расширению помещений Офицерской кавалерийской школы. Согласно им, в 1899-1900 гг. предлагалось построить две конюшни на 112 лошадей: длинной 30 саж., шириной 8 саж., высотой 2,5 сажени.26 Позднее проект был уточнён в 1897 г. и на территории двора 2-го солдатского корпуса была запроектирована офицерская конюшня на 124 лошади, при этом перекрытия в новом здании планировалось сделать металлическими для чего были проведены особые торги с подрядчиками (Илл. 10). В итоге подряд на строительные работы выиграл Санкт-Петербургский купец 1-й гильдии Ефим Васильев, а работы по устройству металлических перекрытий Чугунно-литейный и механический завод «Молот».27 Однако, тогда офицерская конюшня во дворе 2-го солдатского корпуса построена не была, её выстроили во дворе 3-го солдатского корпуса.28


Илл. 10. Фрагмент плана двора 2-го солдатского корпуса с копии Генерального плана казарм Офицерской кавалерийской школы,
на котором обозначена алым цветом под литерой «а» запроектированная офицерская конюшня на 124 лошади,
проект которой был реализован в другом месте. 1896 г.
(РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2370. Л. 1). Публикуется впервые.

В 1900 г. генерал-инспектор кавалерии Великий Князь Николай Николаевич Младший вновь поднял вопрос о строительстве весной 1901 г. ещё одной конюшни на 100 лошадей для внештатных офицеров и выездки частных лошадей. По проекту стоимость строительства была оценена в 40000 рублей. В итоге решено было строить конюшню на 80 лошадей во дворе 2-го солдатского корпуса, стоимостью 36846 рублей, контракт на строительство выиграл Санкт-Петербургский купец 2-й гильдии Андрей Михайлович Назаров.29 Конюшня была построена в 1901 г., её фасад выходил на Кавалергардскую ул. (Илл. 11). Бывшая конюшня является в настоящее время литерой К.

В 1903 г. по предложению генерал-инспектора кавалерии Великого Князя Николая Николаевича Младшего был разработан проект строительства ещё одной конюшни на 80 лошадей, рядом с уже построенной в 1901 г. Ранее, как следует из чертежа 1903 г. (Илл. 11), предполагалось путём перестройки 2-го солдатского корпуса и служб при нём, расширить здание новой конюшни 1901 г. от Шпалерной ул. до конца участка вдоль Кавалергардской ул. По новому проекту предусматривалось строительство в течение 1904-1907 гг. новой каменной конюшни во дворе 2-го солдатского корпуса с рядом уже существующей, а также перестроить в кузнице отхожее место, превратив его в тамбур (Илл. 12). Новая конюшня была выстроена в 1905 г. подрядчиком Алексеем Шараповым за 34305 рублей.30


Илл. 11. Фрагмент плана двора 2-го солдатского корпуса с Генерального плана казарм Офицерской кавалерийской школы,
на котором показана построенная конюшня на 80 лошадей вдоль Кавалергардской ул. (обозначена под № 839 розовым цветом).
1 мая 1903 г.
(РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2371. Л. 1). Публикуется впервые.


Илл. 12. Фрагмент плана двора 2-го солдатского корпуса с Генерального плана казарм Офицерской кавалерийской школы,
на котором показана предполагаемая к постройке под литерой «А» конюшня на 80 лошадей и под литерой «Г» пристройка к кузнице. 3 декабря 1903 г.
(РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2372. Л. 1). Публикуется впервые.

Следующие крупные ремонтные работы проводились в Офицерской кавалерийской школе в связи с её столетием в 1909 г., однако, эти работы проводились уже после юбилея, очевидно, из-за нехватки средств. На плане Офицерской кавалерийской школы 1910-х гг. (Илл. 13) из книги Н. А. Дистерло «Офицерская кавалерийская школа. Исторический очерк», 1909 г. показана сформировавшаяся историческая застройка двора 2-го солдатского корпуса. На более поздних планах, например, топографической съёмки Треста ГРИИ 1932 г. (Илл. 14) рядом со второй конюшней показано третье здание на участке со стороны Кавалергардской ул. Исторических документов на него не удалось обнаружить, но по внешнему облику оно напоминало ещё одну конюшню и могло быть выстроено после 1911 г.


Илл. 13. Фрагмент плана Офицерской кавалерийской школы. 1910-е гг.

В 1911 г. Офицерская кавалерийская школа обратилась к Военному министру по факту неудовлетворительного состояния учебной кузницы, которая нуждалась в капитальном ремонте. Кузница, рассчитанная для работы 48 человек на 12 горнах в настоящее время используется 130 мастерами (кроме обучающихся офицеров) на 28 горнах, для устройства которых пришлось приспособить различные кладовые. Оборудование кузницы с течением времени устарело и пришло в ветхость: вентиляционные приспособления не действуют, и в помещениях стоит жара и дым, мешающие работе, железные вытяжные трубы от горнов перегорели, подземные воздуходувные трубы от вентилятора к горнам пришли в негодность, дубовые станки под наковальнями также, паровая машина устарела. Само здание кузницы также требует ремонта. В июне 1912 г. ремонт кузницы был разрешён, на что были выделены необходимые средства, составившие по смете 11915 рублей.31

После 1917 г. Офицерская кавалерийская школа была окончательно ликвидирована. Здания занимали различные учреждения и организации. В 1930-е гг. была снесена часть бывших Аракчеевских казарм по чётной стороне Шпалерной улицы. На топографическом плане Треста ГРИИ 1932 г. показаны постройки бывшего двора 2-го солдатского корпуса, бывшие конюшни и кузницы. Размеры зданий по Кавалергардской и Ставропольской ул. по плану 1932 г. соответствуют плану 1903 г. и проекту кузницы 1874 г., то есть капитально здания, с их расширением, до 1932 г. не перестраивались (Илл. 14).


Илл. 14. Фрагмент топографической съёмки Треста ГРИИ. 1932 г.
(Городской картографический фонд геолого-геодезической службы Комитета по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга (ГКФ ГГС КГА СПб), квадрат 2430-02). Публикуется впервые.

К 1930-м гг. относятся несколько фотографий, на которых запечатлены здания быв. Офицерской кавалерийской школы, выходящие на Кавалергардскую и Ставропольскую ул. Это вид ул. Красной Конницы (так тогда называлась Кавалергардская ул.) 1938 г. (Илл. 15, 16).


Илл. 15. Улица Красной Конницы (Кавалергардская). Вид от Тверской ул. 1938 г.
(ЦГАКФФД СПб). Публикуется впервые.


Илл. 16. Улица Красной Конницы (Кавалергардская). Вид от Тверской ул. 1938 г.
(ЦГАКФФД СПб). Публикуется впервые.

и вид Ставропольской ул. от угла с Тверской ул. 1938 г. (Илл. 17).


Илл. 17. Улица Ставропольская. Вид от Тверской ул. 1938 г.
(ЦГАКФФД СПб). Публикуется впервые.

На топографическом плане Треста ГРИИ 1946 г. (Илл. 18) территория участка не претерпела существенных изменений с 1932 г. Корпуса бывшей Офицерской школы, в том числе литеры Б и К сохранили свои размеры и очертания, очевидно, существенных перестроек этих зданий не производилось. Аналогичную картину можно видеть также на съёмках 1957 г. (Илл. 19), 1962 г. (Илл. 20), 1967 г. (Илл. 21) и 1971 г. (Илл. 22), литеры Б и К на этих планах не изменились. На съёмках 1957, 1962 и 1967 гг. указано, что территория завода № 61, к которой относились исследуемые здания, не обследована, однако, на съёмке 1971 г. территория завода была актуализирована. Сравнивая планы 1932 г. (Илл. 14), 1946 г. (Илл. 18) и 1971 г. (Илл. 22) можно убедиться в том, что здания литеры Б и К не претерпели никаких капитальных изменений.


Илл. 18. Фрагмент топографической съёмки Треста ГРИИ. 1946 г.
(ГКФ ГГС КГА СПб, квадрат 2430-02). Публикуется впервые.


Илл. 19. Фрагмент топографической съёмки Треста ГРИИ. 1957 г.
(ГКФ ГГС КГА СПб, квадрат 2430-02). Публикуется впервые.


Илл. 20. Фрагмент топографической съёмки Треста ГРИИ. 1962 г.
(ГКФ ГГС КГА СПб, квадрат 2430-02). Публикуется впервые.


Илл. 21. Фрагмент топографической съёмки Треста ГРИИ. 1967 г.
(ГКФ ГГС КГА СПб, квадрат 2430-02). Публикуется впервые.


Илл. 22. Фрагмент топографической съёмки Треста ГРИИ. 1971 г.
(ГКФ ГГС КГА СПб, квадрат 2430-02). Публикуется впервые.

В 1970-е гг. подавляющее большинство зданий бывшей Офицерской кавалерийской школы были снесены32, чем был нанесён существенный ущерб исторической застройке города. На снимке 1970-х гг. запечатлён 2-й солдатский корпус (Илл. 23). Здание на месте 2-го солдатского корпуса строилось на основании решения Ленгорисполкома от 27.12.1976 № 981 «О строительстве производственно-лабораторного корпуса для НПО «Океанприбор» и НПО «Аврора»», в настоящее время этим зданием является БЦ «Таврический», расположенный по адресу Шпалерная ул., д. 51, лит. А. Этот производственно-лабораторный корпус можно видеть уже возведённым на топографической съёмке Треста ГРИИ 1977 г. (Илл. 24), где также показаны без изменений, за исключением небольших пристроек, исторические литеры Б и К.


Илл. 23. Шпалерная ул. 1970-е гг. В правой части фото одноэтажное здание – 2-й солдатский корпус быв. Аракчеевских казарм. Фото К. В. Овчинникова. (ЦГАКФФД СПб)

Строения по адресу: Шпалерная ул., д. 51, лит. Б и К долгое время использовались НПО «Океанприбор», неоднократно перестраивались внутри, дополнялись пристройками. Исторические корпуса литеры Б и К в советский период в разной степени изменили свой исторический облик. На 1990 г. по съёмке Треста ГРИИ (Илл. 25) литеры Б и К показаны с несколькими пристройками.


Илл. 24. Фрагмент топографической съёмки Треста ГРИИ. 1977 г.
(ГКФ ГГС КГА СПб, квадрат 2430-02). Публикуется впервые.


Илл. 25. Фрагмент топографической съёмки Треста ГРИИ. 1990 г.
(ГКФ ГГС КГА СПб, квадрат 2430-02). Публикуется впервые.

Литера Б (Илл. 26) расширена по уличному фронту, утратила исторические конструкции кровли, надстроена дополнительным мансардным этажом, обросла поздними пристройками со стороны двора, были частично перебиты или заложены оконные проёмы. Историческое объёмно-пространственное решение, кроме лицевых фасадов - искажено. Сегодня наиболее полно исторический облик в основном сохраняет лицевой фасад по Ставропольской улице (на уровне первого этажа).


Илл. 26. Шпалерная ул., д. 51, лит. Б / Ставропольская ул., 17. Фото 2012 г.

Литера К (Илл. 27) расширена по уличному фронту, утратила исторические конструкции кровли, частично искажена пристройками со стороны двора и боковыми пристройками с устройством новых входов, перебиты отдельные оконные проемы. В то же время лицевой фасад по Кавалергардской улице в основном сохранил своё историческое архитектурное решение.


Илл. 27. Шпалерная ул., д. 51, лит. К / Кавалергардская ул., д. 4. Фото 2012 г.

Фасады данных исторических построек, несмотря на свой очень скромный архитектурный облик, участвуют в формировании уличного фронта по Ставропольской и Кавалергардской ул., трассы которых отнесены к исторически ценным градоформирующим объектам Санкт-Петербурга и открытым городским пространствам.

Рассматриваемые здания в настоящее время не являются объектами культурного наследия. В соответствии с действующим законодательством (Закон Санкт-Петербурга от 19.01.2009 № 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия…») они находятся в зоне регулируемой застройки и хозяйственной деятельности (ЗРЗ-1). Как построенные до 1917 г., относятся к категории «исторические здания». Согласно режиму данной зоны охраны «не допускается снос (демонтаж) исторических зданий строений, сооружений, за исключением разборки аварийных конструкций; в случае разборки аварийных конструкций требуется восстановление внешнего облика исторических зданий, сооружений, формирующих уличный фронт застройки» (подпункт б пункта 3.1 главы 3 Приложения № 2 к Закону Санкт-Петербурга от 19.01.2009 № 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия…»).

Кроме того, рассматриваемые здания с 1990 г. располагаются на территории объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников». В соответствии со статьёй 172 Руководства по выполнению Конвенции ЮНЕСКО 1972 г., в случае планирования строительных работ на территории объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО, которые могут повлиять на выдающуюся уникальную ценность объекта, государство-участник Конвенции, в том числе Российская Федерация, обязаны направить в Центр Всемирного наследию ЮНЕСКО проект строительства и обосновывающие материалы, подтверждающие влияние предполагаемого строительства на объект.

Таким образом, даже в случае доказанной технической экспертизой, невозможности вывести исторические здания из аварийного состояния, их внешний облик по закону подлежит воссозданию, как основная материальная ценностная характеристика.

Наружный визуальный осмотр фасадов исторических зданий литер Б и К по Ставропольской и Кавалергардской ул., доступных непосредственному наблюдению без попадания на закрытую территорию, позволяет сделать вывод о возможности сохранить подлинные исторические части фасадов (без советских пристроек) при условии возможности осуществления соответствующих технических мероприятий по их укреплению.



[1] Зодчий. 1878. №. 10. С. 102-105; № 12. С. 124-128; 1879. № 3. С. 47-48; № 4. С. 56-57; № 6. С. 79-83; № 8. С. 101-103. План был напечатан в виде приложения к подшивке журнала «Зодчий» за 1878 г., листы 27, 28, за 1879 г., листы 19, 20, за 1883 г., листы 18, 19, 20, 21.

[2] Анненков И. В. История лейб-гвардии конного полка 1731-1848. СПб., 1849. С. 65.

[3] ОР РНБ. Ф. 40. Собр. архит. Д. 130. Часть Генерального плана С.-Петербурга или чертёж о действительном положении Литейной и Рождественской частей в царствование Государя Императора Павла I (Аракчеевский атлас). 1796 г.

[4] РГВИА. Ф. 5. Оп. 5. Д. 2748. ЛЛ. 1-2.

[5] РГВИА. Ф. 5. Оп. 4. Д. 28. ЛЛ. 1-2.

[6] РГИА. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 701. ЛЛ. 15, 17.

[7] РГИА. Ф. 1399. Оп. 1. Д. 701. Л. 34об.

[8] РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2144. Л. 1.

[9] РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2176. Л. 1.

[10] Дистерло Н. А. Офицерская кавалерийская школа. Исторический очерк. СПб., 1909. С. 101.

[11] РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2146. Л. 1. 1827 г.

[12] РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2226. Л. 1. 1842 г.

[13] РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2160. Л. 1. 1850 г.

[14] РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2149. Л. 1. 1829 г.

[15] РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2154. Л. 1. 1833 г.

[16] РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2158. Л. 1. 1841 г.; Д. 2189. 1835 г.

[17] РГАВМФ. Ф. 3-Л. Оп. 25. Д. 2193. 1863 г.; Д. 2206. 1863 г.

[18] РГВИА. Ф. 418. Оп. 1. Д. 1279. Л. 1.

[19] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 185. ЛЛ. 3-8.

[20] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 178. Л. 14.

[21] Мелентьев Е. Конный спорт: «Лошадиная академия» старого Петербурга. // Золотой мустанг. №6 (130) 2013.

[22] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 178. ЛЛ. 172-210.

[23] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. 347. ЛЛ. 8-9, 122-124, 164-165.

[24] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 485. ЛЛ. 16, 147.

[25] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. 347. Л. 2.

[26] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 1432. ЛЛ. 10-11, 65-66.

[27] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 1432. ЛЛ. 120-121, 130об, 134.

[28] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 1432. Л. 210в.

[29] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 1433. ЛЛ. 5-5об, 6, 25, 48-58а.

[30] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 2013. ЛЛ. 3-4, 10-13, 33, 54-55.

[31] РГВИА. Ф. 802. Оп. 12. Д. 2013. ЛЛ. 157, 171, 175, 192-193, 199.

[32] Овчинников К. В. Ушедший Петербург. СПб., 2006. С. 69; Пономарев И. Аракчеевские казармы // Нева. 2006. № 10.

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Среда, 20 декабря 2017 09:31
Николай Владимирович Лаврентьев

И. о. руководителя группы ЭРА, член Совета Национального комитета ИКОМОС.

4 комментарии

  • Николай Лаврентьев
    Комментировать Николай Лаврентьев Среда, 20 декабря 2017 09:38

    Из содержания Илл. 17 видно, что слева перед здание быв. учебной кузницы ОКШ стоит забор, а за ним стены первого этажа строящегося здания. То есть дом появился на рубеже 1938-1939 гг.

  • Григорий Апухтин
    Комментировать Григорий Апухтин Среда, 20 декабря 2017 09:37

    Благодарю Вас за ответ. Мой вопрос не об архитектуре (хотя лично я конструктивизм люблю). Дело в том, что если судить по этому снимку, то к 1938 г. этот угол не застроен: здесь не видно корпуса вдоль Тверской. Но даже если предположить, что этот корпус построен, но не попал в объектив, то второй и третий корпуса в таком случае должны были бы быть построены в период с 1938 по 1946 год, так как на илл. 18 (1946 г.) уже обозначены оба корпуса. Но все эти рассуждения оказались ненужными, когда я нашел информацию о строительстве на сайте citywalls.ru — там она несколько размытая, но в целом сведения от разных людей совпадают. Вот, например, информация «от человека, жившего в нём [доме] с начала постройки»: «Дом строился очередями - корпус по Тверской - 1-й, в 1936, в 1937 центральный и последний - крайний, прямо перед началом ВОВ». То есть к 1938 г. большая часть этого дома здесь уже стояла и должна была бы быть видна на снимке.
    Но что важнее и на что я обратил внимание позже: на илл. 14 (топографическая съёмка Треста ГРИИ, 1932 г.) на этом участке не обозначено вообще никаких строений. Поэтому либо снимок на илл. 17 сделан до 1932 г., либо это «Улица Тверская. Вид от Ставропольской ул.» (но на этом углу (д. 18), по информации с вышеуказанного сайта, был сквер), либо вообще другой перекресток. Кстати, на мысль о последнем навевает и наличие массивного многоэтажного здания на заднем плане, которое я не могу идентифицировать.
    Такие вот размышления.

  • Николай Лаврентьев
    Комментировать Николай Лаврентьев Среда, 20 декабря 2017 09:35

    Дом на углу Ставропольской и Тверской ул. строился в два этапа. Корпус вдоль Тверской в 1934 г. А корпус вдоль Ставропольской - позднее. Указанные корпуса имеют и различия, тот что вдоль Тверской не имеет лифтов и парадные его не большие. А тот, что второй уже снабжён лифтами и просторными лестничными площадками, по всей видимости и планировка квартир разная.

    Не понимаю только почему всех так интересует история подобных конструктивистских безвкусных сараев типа этого дома или фабрики Красное знамя, которым просто не место в историческом центре.

  • Григорий Апухтин
    Комментировать Григорий Апухтин Среда, 20 декабря 2017 09:33

    Позвольте задать вопрос об илл. 17. Если этот снимок был сделан в 1938 г., то когда в таком случае на этом (угловом) участке появился дом № 16?

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.