Памятник двух стран - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Что нужно сделать, чтобы «линия Маннергейма» на Карельском перешейке стала популярным туристическим маршрутом? Требуется ли в этом деле помощь государства и, если нужна, то какая? И вообще, может ли быть линия Маннергейма еще одним туристическим брендом Ленинградской области? Ведь подобного нет практически ни в одном регионе России, за исключением, пожалуй, Карелии и Калининградской области.

Этим вопросам было посвящено расширенное выездное заседание комиссии по историческому, культурному и духовному наследию, действующей в составе Общественной палаты Ленинградской области. Руководит комиссией доктор исторических наук Анатолий Николаевич Кирпичников. А экспертами выступали признанные знатоки истории Карельского перешейка – краевед Евгений Балашов, директор Военно-исторического центра Карельского перешейка в Выборге Баир Иринчеев и бывший директор музея-заповедника «Ялкала» Николай Симанков.

Анатолий Кирпичников (слева) и Николай Симанков (справа)

 

- В первую очередь необходимо изменить идеологическое отношение к этому историческому объекту, – задал тон обсуждению Анатолий Кирпичников. – Не наследие, доставшееся от врага, а памятник истории двух стран – России и Финляндии, интернациональное место. Это все – обретенное нами историческое богатство, памятник инженерной мысли, фортификационного искусства. С одной стороны, объект финской фортификации, с другой – памятник российской (советской) воинской славы.

Сегодня посмотреть на руины линии Маннергейма приезжают лишь самые интересующиеся и увлеченные граждане. А как сделать так, чтобы эти объекты стали еще одним туристическим брендом Ленинградской области, объектом массового туризма? По крайней мере – приспособить отдельные участки линии Маннергейма для посещения туристов. Перед нами широкий круг интересных возможностей.

Важно ответить, что предлагаемое нами совершенно не обременительно для государства. Руины дотов не требуют специальной реставрации и многомиллионных вложений государственных средств – необходимо только благоустройство территории вокруг. Может быть, это будет объект совместного российско-финского сотрудничества, как, например, реставрация библиотеки Алвара Аалто в Выборге?

Краевед Евгений Балашов занимается историей линии Маннергейма еще с 1980-х годов, когда изучение этой темы затруднялось отсутствием достоверных источников. Сегодня ситуация изменилась коренным образом: исследователям доступны материалы не только отечественных, но и финских архивов. За последние два десятка лет по истории линии Маннергейма вышло несколько серьезных исследований Евгения Балашова и Баира Иринчеева, основанных на архивных материалах.

 

 

Краевед Евгений Балашов занимается историей линии Маннергейма еще с 1980-х годов

Историк Баир Иринчеев, директор Военно-исторического центра Карельского перешейка в Выборге

 

- Финны начали строить сооружения на Карельском перешейке уже в 1921 году, после заключения в 1920 году Тартуского мирного договора между Советской Россией и Финляндией, - подчеркнул Евгений Балашов. – За три года они успели возвести более полутора сотен объектов, которые получили название «линия Энкеля» по имени бывшего генерала русской армии начальника финского Генштаба Оскара Энкеля. А то, что мы называем сегодня «линией Маннергейма», накануне советско-финляндской войны именовалось Главной Полосой Обороны. Словосочетание «линия Маннергейма» появилось лишь в середине декабря 1939 года, когда советское наступление застопорилось на этом рубеже.

В создании комплекса долговременных оборонительных сооружений на Карельском перешейке принимали участие французские и бельгийские фортификаторы, однако главным ее творцом являлся выпускник Николаевского инженерного училища бывший офицер русской армии Йохан (Сергей) Фабрициус, который с 1919 по 1940 год занимался проектными работами. Таким образом, в линии Маннергейма был воплощен накопленный опыт как российской, так и европейской фортификации».

- Само понятие «линия Маннергейма» достаточно хорошо известно в нашей стране, - продолжил тему Баир Иринчеев. - Документальный фильм под таким названием был снят сразу же после «зимней войны» и вышел на экраны страны незадолго до начала Великой Отечественной, получил государственную премию. В фильме линия Маннергейма была изображена огромной неприступной крепостью, построенной на деньги западных империалистов. И уже тогда пошли легенды о многоэтажных подземных укреплениях, о дотах, покрытых резиновой подушкой, от которой отскакивали снаряды, о снайперах-кукушках и тому подобном.

Было ли секретом для советской стороны само существование «линии Маннергейма» и ее устройство?

- Естественно, любая армия держит подобные сведения об оборонительных укреплениях в тайне, - ответил Евгений Балашов. - На всех чертежах объектов линии Маннергейма, с которыми мне доводилось знакомиться в архивах Финляндии, стоит печать: «Особо секретно». Поэтому, конечно, строительство было засекречено, на него не допускались посторонние. Но оно было настолько масштабное, что утаить его было просто невозможно. Да и советская разведка тоже не дремала. Сведения о строительстве финнами оборонительных укреплений время от времени просачивались советскому руководству.

Самая крупная утечка информации произошла в связи с тем, что на советскую сторону перебежал офицер финской армии, который был штатным фотографом Генерального штаба. Человек довольно интересной биографии: он симпатизировал «красным», до поры до времени себя не выдавал, но когда ему представилась возможность, бежал, прихватив большую пачку документов. Есть подозрения, что его отпустили сознательно, или, по крайней мере, позволили ему бежать. Потому что «Альбом укреплений Карельского перешейка», составленный по его документам в 1938 году для высшего командования Красной армии, имел очень большие несоответствия реальности. То есть можно предположить, что попавшие в СССР финские «секретные» документы в значительной степени были дезинформацией.

- Кроме того, он сбежал раньше, чем были построены последние укрепления «линии Маннергейма», а те, которые уже существовали к тому времени, были обозначены не на своих местах. Буквально единицы были обозначены правильно, - пояснил Евгений Балашов. - Когда у меня не было на руках финских документов по «линии Маннергейма», я пытался искать объекты по этому альбому. И ничего не мог найти!...

Недаром на апрельском совещании Политбюро 1940 года, когда под руководством Сталина проводился анализ ошибок и неудач Красной армии в «зимней войне», разведка оправдывалась: мол, мы все данные представили, все было известно. А боевые генералы отвечали ему в том смысле, что там все оказалось неправдой!

- Действительно, «Альбом укреплений Карельского перешейка» был на столе у командующего войсками Ленинградского военного округа Кирилла Мерецкова, эти данные были спущены в дивизии, - подтвердил Баир Иринчеев. - Но в конце этого альбома, составленного в 1937 году, есть очень существенная приписка: «Все сведения носят ориентировочный характер, на них полагаться особо не надо». И судя по всему, в 1938-1939 годах, прямо перед войной, финны начинают новое, очень мощное оборонительное строительство, которое, естественно, не было отражено в этом альбоме.

Нужно сказать, что до 1937 года наша разведка активно работала, и финны жаловались на то, что построенные сооружения «линии Энкеля» не охранялись, часть из них стояла прямо в населенных пунктах, их использовали для складирования колючей проволоки, которую нельзя было растягивать в мирное время. Потому что все эти заграждения проходили по полям, где происходила хозяйственная деятельность, и это очень сильно мешало местному населению. Нужно понимать, что все поля были в частной собственности. У финского государства даже был план, чтобы места, где строятся линии противотанковых гранитных надолбов, нужно либо арендовать у землевладельцев, либо потом выкупать у них. В реальности эти планы остались на уровне разговоров.

Еще один важный вопрос: каково было экономическое бремя этого строительства, которое легло на плечи финского государства?

- В сооружение «линии Маннергейма», действительно, было вложено колоссальное количество денег, - отметил Баир Иринчеев, - и уже после Второй Мировой войны финский генерал Харальд Эквист, который командовал 2-м армейским корпусом, оборонявшим «линию Маннергейма» во время «зимней войны», говорил, что наверху были все-таки неправы, вложив столько денег в эти укрепления. Были участки, где финская армия стойко и эффективно держались, опираясь на обычную полевую оборону. По мнению Эквиста, нужно было тратить деньги не на бетонные сооружения, а на современные вооружения - авиацию, противотанковую артиллерию и другого противотанкового вооружения, тяжелую артиллерию, танки. Это то, чего на войне 1939-1940 годов финнам катастрофически не хватало…

Существенный вопрос: сыграла ли «линия Маннергейма» роль, которая ей отводилась? Здесь мнения историков расходятся.

- На мой взгляд, линия Маннергейма сыграла с финскими военными злую шутку, - считает Баир Иринчеев. - Во время Великой Отечественной войны, повторяя этот опыт, они построили линию ВТ (Ваммельсуу-Тайпале), рассчитывая на то, что они точно так же, как и во время советско-финляндской войны, смогут за ней отсидеться два месяца, и таким образом у них получится выторговать себе более выгодные условия мира. Прорыв линии ВТ Красной армией в 1944 году для них был крайне неприятным сюрпризом, потому что строили ее три года, а тут за трое суток ее прорвали…

Впрочем, есть и другое мнение: да, «линия Маннергейма» не смогла остановить Красную армию от продвижения на Карельском перешейке. Но она помогла спасти государственную независимость Финляндии как таковую. Надо иметь в виду, что целью наступления Красной армии в 1939 году было не столько отодвинуть границу от Ленинграда, сколько (по крайней мере) поставить во главе Финляндии просоветское правительство. Собственно говоря, именно поэтому уже на второй день войны, 1 декабря 1939 года, в занятых Териоках (ныне Зеленогорск) было создано марионеточное правительство Финляндской Демократической республики, которое немедленно заключило Договор о взаимопомощи и дружбе с СССР.

Важная деталь – последняя статья договора гласила, что он «вступает в силу со дня его подписания и подлежит последующей ратификации. Обмен ратификационных актов будет произведен в возможно более короткий срок в столице Финляндии - городе Хельсинки». Как говорится, вопросы есть?

Так что «линия Маннергейма», на которой на несколько месяцев застряла Красная армия, фактически сорвала сталинской план молниеносной войны. Тем самым спасла финляндскую государственность, хотя и не смогла уберечь ее от потери 10% территории, которые отошли Советскому Союзу по мирному договору, заключенному в марте 1940 года…

После окончания «зимней войны» «линия Маннергейма» была разрушена советскими саперами как фортификационный объект - ее укрепления были взорваны. Однако легенда о ней была столь велика, что линию ВТ, которую финны строили на Карельском перешейке в 1942-1944 годах (у нас ее называли «Карельский вал»), считали «новой линией Маннергейма».

Вообще, на Карельском перешейке еще немало памятников фортификации ХХ века, которые не являются «линией Маннергейма», но которые очень многие принимают за нее. Например, форт Ино, а также укрепления Выборгской крепости – недостроенный пояс обороны вокруг Выборга, который начали сооружать сто лет назад, во время Первой мировой. Береговые батареи на островах Финского и Выборгского залива. Карельский укрепрайон, возведенный на ближних подступах к Ленинграду в 1920-х и 1930-х годах. Все эти оборонительные укрепления тоже нередко воспринимаются как «линия Маннергейма», из-за чего происходит путаница.

- Во внимании государства нуждаются не только линия Маннергейма, но и линия «ВТ» и Карельский укрепрайон, - уверен Баир Иринчеев. – В то же время музеефицировать все не имеет смысла, да это и невозможно. Длина одной только линии Маннергейма более 150 километров, это уже более двухсот объектов.

Баир Иринчеев водит туристские группы на линию Маннергейма уже полтора десятка лет. Часть оборонительных укреплений, неплохо сохранившихся, находится на территории военного полигона 138-й гвардейской мотострелковой бригады в Каменке, поэтому эта территория закрыта для посещения, хотя в те дни, когда на полигоне нет стрельб, попасть туда все-таки можно. Самые посещаемые места линии Маннергейма – это урочище Солдатское (бывшая деревня Сумма) и поселок Грибное (бывшая деревня Муолаанкюля). Часть объектов вообще оказалось на частной территории, и их сохранность зависит исключительно от доброй воли землевладельцев.

Несколько практически нетронутых сооружений, которым скоро будет сто лет, находятся на «линии Энкеля». Связано это с тем, что наши саперы летом 1940 года их не нашли либо посчитали невоенными. Но эти сооружения очень труднодоступны – в лесах между Дятлово и Глебычево. Есть, наоборот, объекты, которые находятся в полностью руинированном состоянии – просто груда разбитого бетона.

* * *

Первым пунктом выездного заседания комиссии Общественной палаты стали памятники на братских могилах воинов Красной армии в урочище Солдатском на Нижневыборгском шоссе.

- Памятник в урочище Солдатском задумывался как один из главных мемориалов на всей линии Маннергейма, - пояснил Баир Иринчеев. - В 1940 году был разработан проект целого комплекса памятников на Карельском перешейке, который не был осуществлен. Закладка должна была состояться в ноябре 1941 года, во вторую годовщину начала война с «белофиннами». В современном виде мемориал в урочище Солдатском был оформлен в 1960-х годах.

Памятники на братских могилах воинов Красной армии в урочище Солдатском

 

Следующий пункт – памятник на братской могиле 204 финских военнослужащих, установленный в начале 1990-х годов в рамках межправительственного соглашения об уходе за воинскими захоронениями. Надписи на трех языках – русском, финском и шведском. Финны всегда старались вывозить тела погибших с поля боя и хоронить их в родной земле. Но здесь, на Карельском перешейке, когда финны отступали, на поле боя остались тела их военнослужащих. Когда в 1941 году финны отбили эти места, они провели поисковые экспедиции. Кого опознали, увезли на родину и похоронили там, кого не смогли опознать – захоронили здесь.

Памятник на братской могиле 204 финских военнослужащих, установленный в начале 1990-х годов

 

- У финских туристов, приезжающих на Карельский перешеек, эта братская могила - обязательный пункт посещения, - пояснил Баир Иринчеев. - Дело в том, что для финнов сражение у деревни Сумма, которая находилась в этих местах, настолько же важно, как для нас Брестская крепость. Для них это один из символов «зимней войны». Недаром медаль за оборону Суммы считалась в финской армии одной из самых почетных. Финны здесь держались стойко, но именно здесь Красная армия сумела в ходе ожесточенных боев прорвать линию Маннергейма.

Свидетель тех боев - дот SK 10, руины которого находятся в нескольких сотнях метров от финского памятника.

- Несмотря на то, что этот дот формально находится на территории полигона 138-й мотострелковой бригады, он один из самых посещаемых туристами, - рассказал Баир Иринчеев. - В другие входы частично завалены, залезать туда надо по-пластунски. А этот дот, хотя и был взорван, прилично сохранился. Уцелело два входа и подземный туннель между ними, который проходит через высоту.

Дот SK 10 – один из наиболее сохранившихся и самых посещаемых на линии Маннергейма. В него можно забраться, пройти по подземному туннелю и подняться на поверхность через другой вход

 

Некоторые из участников испытали будущий подземный туристический маршрут на себе. Действительно, уникальное место. Причем на примере этого бункера видны проблемы, связанные с посещением всей линии Маннергейма. Она опасна: куски бетона, торчащая арматура, глубокие ямы… Зимой ступеньки покрываются льдом, превращаются в ледяную горку.

Практически возле самого Нижневыборгского шоссе, по той же стороне, что и SK 10, уцелела громада еще одного дота – SK 16. Это командный пункт батальона. Толщина стен около метра, перекрытия – полтора метра.

- Наши саперы подорвали дот изнутри, заряд был не менее тонны, крыша разломилась надвое, и часть ее перевернулась. Поэтому это сооружение называют «дот-бутерброд». Он известен по многочисленным фотографиям, начиная с 1940 года, - рассказал Иринчеев.

Дот SK 16, более известный как «дот-бутерброд»

 

С другой стороны Нижневыборгского шоссе сохранились еще четыре бункера линии Маннергейма. Они расположены за пределами военного полигона и доступны для посещения в любое время. Поэтому если говорить о благоустройстве подходов, то надо начинать именно с них.

Дот SK 2 несколько раз переходил из рук в руки, пять наших военнослужащих за его взятие получили звание Героя Советского Союза. На его подрыв потратили пять тысяч килограммов взрывчатки, но он все равно сохранил свои очертания. Сохранились амбразуры, видны следы попаданий в стены и крышу.

Финальным аккордом будущего туристического маршрута по линии Маннергейма может быть посещение «церкви примирения» в поселке Ильичево в Выборгском районе Ленинградской области - на территории музея-заповедника «Ялкала». Это православный храм во имя св. Леонида Египетского, посвященный памяти всех погибших в войнах и бедствиях на Карельском перешейке, независимо от их конфессиональной, национальной, религиозной, социальной принадлежности. Такова была идея, предложенная в свое время Анатолием Николаевичем Кирпичниковым.

Под фреской в апсиде храма выписаны слова седьмой евангельской заповеди из Иисусовой Нагорной проповеди: "Блаженны миротворцы, ибо они нарекутся сынами Божиими". Существует идея установить возле церкви памятник примирению, по аналогии с подобным монументом, установленным в Зеленогорске.

Мемориальный храм-памятник св. Леонида Египетского на территории музея-заповедника «Ялкала» - в память всех погибших в войнах и бедствиях на Карельском перешейке

 
МНЕНИЯ:

Баир Иринчеев, директор Военно-исторического центра Карельского перешейка:

- Интерес к линии Маннергейма большой, люди у нас постоянно спрашивают эту экскурсию. Что мешает развитию туризма? Прежде всего – дефицит туристической инфраструктуры. Не все готовы к «дикому туризму».

На мой взгляд, объекты линии Маннергейма нуждаются в минимальном внимании со стороны государства. Нужны парковки для автобусов, передвижные туалеты, дорожки в лесу, указатели. Часть объектов уже облагорожены силами энтузиастов на средства правительства Ленинградской области. На территории особо охраняемой природной зоны «Раковые озера» к доту проложена тропинка, поставлены указатели – сделано так, как должно быть. Так что работа идет. Наш Военно-исторический центр на местах боев на Карельском перешейке на субсидию областного правительства ставит информационные стенды».

Самое главное, что требуется от государства - придание сооружениям статуса памятника истории. Это значит запрещение уничтожения, защита от вандализма и застройки территории. То же самое касается, кстати, и объектов Карельского укрепрайона.

Евгений Балашов:

- Начать надо с того, что нужно обустраивать исторические тропы, маршруты, поставить указатели, таблички. Много денег для этого не требуется, но это сделает объекты более доступными и даст толчок для развития туристической инфраструктуры. А это развитие территорий, средства наполнения бюджета, рабочие места.

Алексей Шварев, активист Клуба истории и фортификации (КИФ), который занимается сохранением объектов Карельского укрепрайона:

- Сожалею, что у нас развивают туризм вокруг чужих памятников при полном игнорировании своих. Почему-то руины финских дотов в ста километрах от города более интересны, чем сохранившиеся (пока) доты Карельского укрепрайона с оборудованием и вооружением – всего в двадцати километрах от города, а стойкость финских солдат вызывает большие чувства, чем героизм бойцов ОПАБов (отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов). Уже и финскую Куутерсельку включили в реестр памятников как достопримечательное место, хотя вся "битва при Куутерсельки" заключалась в действиях двух полков, отраженных в двух строчках в документах.

Роман Петров, краевед, экскурсовод:

- По поводу туристического освоения «линии Маннергейма» вопрос неоднозначный. С моей точки зрения от государства нужно придание сооружениям статуса памятника истории. Это значит запрещение уничтожения, застройки территории и вандализма (пока что любой может написать там ругательства, срезать металл и т.п.). И создание в Сумма-Ярви (на территории полигона) участка вокруг сооружений, открытого для свободного посещения.

Максимальное - сделать парковочные карманы для машин и автобусов на обочинах около интересных для посещения мест. Установка информационных стендов может быть проведена силами энтузиастов. В данном случае государственное участие не является необходимым.

Вообще, невредно воспользоваться опытом финнов, как они организовали "Тропу Салпа". Там сооружения открыты для посещения, к ним проделаны тропинки. У некоторых сооружений есть информационные таблички. Абсолютно аналогичные меры надо предпринять и в отношении иной фортификации в Ленобласти.

Музей «линия Салпа» расположен вблизи российско-финляндской границы, за КПП «Торфяновка» - «Ваалимаа»

 

С Карельским укрепрайоном работа ведется, но есть и малоизвестные объекты. Это, например, сооружения Лужского рубежа, в том числе Кингисеппский укрепрайон. Есть и немецкая фортификация. Это тоже интересные объекты, немые свидетели битвы за Ленинград.

В общем, государство в первую очередь должно все сохранять. А уж развивать туризм смогут и сами турфирмы, привлекая к участию специалистов. Ну разве что, можно стимулировать интерес к теме, проводя военно-исторические реконструкции в исторических местах. Вот здесь уже надо организационное вмешательство и финансирование.

Что касается вмешательств в сами конструкции сооружений, я считаю допустимым расчистку завалов, срезание наиболее опасной арматуры, возможно, укрепление сводов в опасных местах. Но это все не главное. Это смогут сделать и энтузиасты. Главное - охраняемый статус.

Автор публикации:

- Именно в руинах линии Маннергейма, их брошенности, забытости, «дикости» и незатоптанности есть особое очарование. Во-первых, ощущение подлинности, прикосновения к живой истории, к которой не прикасалась рука реставратора. Здесь все выглядит так, как будто бы война была буквально вчера. Если все это «облагородить», то чувство сопричастности к истории может просто пропасть. А во-вторых, даже для самого обычного туриста, далекого от истории, важен эксклюзив - побывать там, где мало кто бывает. Кого удивишь, например, Эрмитажем или Петергофом? А тут, действительно, редкость. Если на Карельский перешеек устремятся толпы туристов, то эксклюзива уже не будет.

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Понедельник, 25 декабря 2017 02:50
Сергей Евгеньевич Глезеров

  • Журналист, ведущий разделов "История" и "Наследие" газеты "Санкт-Петербургские Ведомости"
  • Член правления Союза краеведов Санкт-Петербурга
  • Автор книг о Петербурге, лауреат Анциферовской премии

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.