Канал Грибоедова. Часть 7 - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Наб. канала Грибоедова, Львиный мостик Наб. канала Грибоедова, Львиный мостик Artemis

Продолжив путь вдоль канала Грибоедова, обратим внимание на дом 90 (угол Средней Подъяческой улицы). Это интересное по своему внешнему виду здание появилось не так давно: в 1905-1907 гг. Обратите внимание — даты его постройки полностью совпадают с датами I Русской революции...

Наб. канала Грибоедова, 88-90

Наб. канала Грибоедова, 88-90 (источник panoramio.com)

Архитекторы этого необычного здания — О.Р. Мунц и Н.В. Смирнов. Оно было построено для Первого общественного (Екатерининского) собрания. Путеводители уделяют этому собранию немало внимания. Что и неудивительно — Первое Санкт-Петербургское общественное собрание было основано в 1789 г. Путеводитель 1877 г. сообщает о нём интересные сведения: «Вторжение подгулявших скифов и славян, не в давние ещё времена, наказывалось здесь известным торжественным актом: heraus mit skandal, в сопровождении герольдов и трубных звуков». Путеводитель 1886 г. просто рассказывает, чем занимаются члены собрания: танцевальные, музыкальные и драматические вечера, а также карты, биллиард, кегли. Большинство членов клуба принадлежали к среднему классу — чиновники, купцы, конторщики. Интересная особенность: клуб поддерживал материально, по мере возможности, беднейших своих членов и содержал около 20 сирот. Правда, эта информация относится по большей части к истории набережной Мойки, где клуб находился на углу Нового переулка (по-нынешнему, переулок Антоненко). Сюда, на Екатерининский канал, он переехал только в 1907 г., когда здание было закончено.

Да, история этого клуба связана с историей берегов Мойки, где он существовал под названием Немецкое танцевальное общество. Кстати, уже тогда он принимал не только немцев. Главное было — вступающий не должен был иметь большого чина (не выше полковника). То есть состав членов был демократичен. Когда я приглашу читателей отправиться со мной вдоль Мойки, я вернусь к разговору об этом клубе.

Но, видимо, дата окончания строительства (которую даёт справочник «Архитекторы-строители…») — это какая-нибудь дата полного завершения. Во всяком случае, если верить путеводителю 1907 г. Г.Г. Москвича, уже в 1906 г. в этом здании обосновался Екатерининский театр: «Построен в 1906 г. Внутри довольно красиво и изящно отделан. В сезоне 1906-7 г. — опереточная труппа Северского».

Среди заведений, работавших в этом здании, путеводитель 1915 г. отмечает театр «Кривое зеркало»: «… завоевавшее в последние 6-7 лет вполне заслуженное имя в области едкой сатиры. Этот театр ставит шаржи и пародии, неизменно привлекающие интеллигентную публику».

О доме 93 сказано много в связи с театральной школой (она располагалась здесь в начале XIX века). А основано было Императорское Театральное училище в 1785 г., как сказано у И.-Г. Георги, «… для образования Российских молодых людей обоего полу, показывающих способности и склонности к различным частям театрального искусства, к инструментальной и вокальной музыке, к танцеванию и пр.».

И в эти времена, и в более поздние, работа на сцене не была почётной. Известно, что великосветские щёголи могли быть балетоманами, но не могли жениться на балерине. Неудивительно, поэтому, что Георги здесь же отмечает: «Воспитанники сего учреждения суть по большей части из воспитательных домов…»

Напротив, в доме 95, издавался еженедельник «Железнодорожное дело». Это был журнал Железнодорожного Отдела Императорского Русского Технического общества. А само общество располагалось в Соляном городке — Фонтанка, 10. Точнее, Пантелеймоновская улица, 2 — вход был с Пантелеймоновской улицы.

Рядом, в доме 97, в начале ХХ в. издавался «Новый век» — журнал политический, научный и литературный.

Наб. канала Грибоедова, 97

Наб. канала Грибоедова, 97 (источник interesniy-spb.livejournal.ru)

Дом 97 — угловой, он стоит на углу коротенького Львиного переулка, соединяющего набережную с улицей Декабристов. Таким образом, его фасады выходят и на эти улицы, и на набережную. Самый интересный период истории этого дома — 10-20-е гг. ХIХ в., когда театральная дирекция нанимала этот дом у его хозяина Георга Голидея для проживания в нём актёров и театральных служащих. Об этом интересном периоде замечательно рассказал уже не раз упомянутый мною исследователь жизни и творчества Зотовых К.Ф. Чистов. В поле его зрения этот дом попал, как мне кажется, потому, что в нём жил, будучи служащим театральной дирекции, Р.М. Зотов (которого я упоминал около Вознесенского моста). «В те годы дом… был одним из культурных и общественных центров Петербурга. Дом населяли интересные люди, которые оставили след в художественной жизни города», — говорится в статье Чистова «Из истории дома Голидея в Коломне».

Здесь через канал переброшен пешеходный Львиный мостик (у которого было ещё название Театральный). Путеводитель 1910 г. даёт название «Театральный» как основное, а «Львиный» — в скобках. О нём я говорить не буду, только скажу, что по проекту устройства проспекта Александра II он должен был быть перенесён на Мойку, к Фонарному переулку, а по проекту скоростного трамвая здесь должна была быть остановка.

А через переулок мы видим дом 99.

Наб. канала Грибоедова, 99

Наб. канала Грибоедова, 99 (источник sobaka.ru)

Путеводитель 1886 г. указывает там редакции двух журналов: «Мирской вестник» и «Чтение для солдат». В это время оба журнала редактировал А.Ф. Гёйрот. Журналы были одной направленности — за Веру, Царя и Отечество, и рассчитаны на одного читателя: первый — для крестьян, второй — для тех же крестьян, одетых в шинели. Журнал «Чтение для солдат», основанный в 1847 г. (и существовавший до 1915 г.), поместил в начале первого номера что-то вроде программы: «Это будут небольшие книжки, в которых умные люди, почти все из ваших же командиров, станут рассказывать про солдат Русских — каковы они были в прежние времена и каковы должны быть ныне…». «Мирской вестник» появился в 1863 г. (просуществовал только до 1885 г.). Он сразу объявил, что его вызвали к жизни новые общественно-политические условия: «Быстрое распространение грамотности во всей массе русского народа вызвало в последнее время потребность в книгах, а также и в особых периодических изданиях для народа». Но главное, по мысли основателей журнала, было — освобождение крестьян. «Долг образованных сословий… помочь крестьянину в деле устройства его быта на новых… основаниях и в стремлении его к расширению своего прежнего узкого круга деятельности и понятий. Такова основная цель журнала…»

Удивительно: во II половине ХIХ и в начале ХХ в. было много таких журналов — разъяснявших, воспитывавших. Казалось бы, они должны были сделать народ невосприимчивым к злым речам, звавшим всё отнять и поделить. Почему же не сделали?

Путеводитель 1888 г. отмечает также в этом доме приют Великой Княжны Ольги Николаевны.

По Львиному мостику мы можем перейти канал, чтобы посмотреть на дом 96.

Наб. канала Грибоедова, 96

Наб. канала Грибоедова, 96 (источник an812.ru)

В своих предыдущих публикациях я уже касался роли Петербурга в полярных исследованиях. Уже упоминавшаяся И.А. Муравьёва в книге «Век модерна» так прямо и говорит: «Все русские полярные экспедиции начинались в Петербурге». В доме 96 (как говорит об этом укреплённая на фасаде мемориальная доска) жили с 1901 по 1913 г. Андрей Ипполитович Вилькицкий и его сын Борис Андреевич — два известных полярника.

Вилькицкий Б. А.

Борис Андреевич Вилькицкий (источник rg.ru)

Андрей Ипполитович известен не только своими специальными работами (доступными лишь пониманию людей, сведущих в этой области), он известен и тем, что с 1907 г. возглавлял Главное гидрографическое управление. Ерминия Жданко, которая ушла в экспедицию летом 1912 г. вместе с лейтенантом Г.Л. Брусиловым, была его племянницей. Перед уходом в экспедицию она спросила его разрешения на это. Он ответил, что не одобряет этого, но запретить не может. Как известно, экспедиция погибла. Многие отмечают, что 1912 г. был «урожайным» на полярные экспедиции. Здесь необходимо только добавить: экспедиции, которые погибли. Андрей Ипполитович умер в 1913 г., видимо, в этом доме.

Жизнь Бориса Андреевича была так богата событиями, что каждый может выделить в качестве главного, какое ему больше нравится — может быть, его участие в русско-японской войне, или в гражданской (на стороне белых), или его работу (уже в эмиграции) в Бельгийском Конго. Ещё недавно о нём написали бы (а может быть, и написали где-нибудь), что он не понял революции. Конечно, где ему было с его уровнем образования!

Я хотел бы акцентировать внимание на том, что он был одним из начальников ГЭСЛО (Гидрографической Экспедиции Северного Ледовитого Океана), продолжавшейся с 1913 по 1915 г. (вот почему он жил в этом доме до 1913 г.).

Экспедиция ГОЭСЛО

ГОЭСЛО (источник ours-nature.ru)

Этой грандиозной экспедиции сейчас отмечается 100 лет. Годовщины событий этой экспедиции торжественно отмечаются в кругу специалистов. Что же до «широкой публики» - надежды, что название этой полузабытой экспедиции станет широко известно, похоже, неосуществимы. Хотя еще Амундсен в свое время сказал, что, если бы окончание этой экспедиции не пришлось на разгар такой войны (когда было, понятно, не до экспедиций), она бы прославилась. В ходе этой экспедиции в 1914-1915 гг. два русских ледокола — «Таймыр» и «Вайгач» — впервые прошли трассу будущего Северного морского пути (от Владивостока до Архангельска). Судном «Таймыр» командовал сам Б.А. Вилькицкий, а судном «Вайгач» — А.В. Колчак. Может быть, поэтому экспедиция и была все эти годы не очень известна. Экспедиция открыла Северную Землю. Сейчас это называют последним географическим открытием. Как мы помним, у В. Каверина Северную Землю открыл капитан Татаринов, который погиб на Севере и не смог рассказать о своём открытии. Как не нравилось писателю, что в действительности её открыли будущие белогвардейцы!

Обо всех этих делах очень интересно рассказал бывший полярник З. Каневский в книге «Загадки и трагедии Арктики».

Дом 96 тоже угловой — он находится на углу Малой Подъяческой улицы. Если свернуть и пройти по ней, она очень быстро выведет нас опять на набережную Екатерининского канала — как раз к дому 102.

На противоположном берегу, чуть позади — дом 101, крепко связанный с историей образования.

Наб. канала Грибоедова, 101

Наб. канала Грибоедова, 101 (источник citywalls.ru)

В 1811 г. в нём разместилось переведённое из Царского Села учебное заведение, которое там, в Царском, называлось Практическое лесное училище, а в Петербурге стало уже Лесным институтом. В конце 1820-х гг. учебное заведение перебралось в местность, которая с тех пор называется Лесное. С ним и связана история этого учебного заведения — история интереснейшая, но это совсем другой сюжет.

А путеводитель 1886 г. отмечает в этом доме трубный двор Казанской части — то есть здесь хранились пожарные трубы. Как писал П.П. Свиньин, каждая пожарная команда «… имеет в ведении своём три трубы со всеми принадлежностями: большую, среднюю и малую; кроме сего находится ещё пять труб с печами для зимнего времени». При выезде на пожар «Труба закладывается обыкновенно тройкою и скачет вперёд за брандмейстером, посреди её развевается обыкновенно днём флаг, а ночью известное число фонарей; с нею следуют бочки или чаны с водою парою, потом линейки с командою также тройкою, а за ними повозка с пожарными орудиями».

Вот как описал проезд пожарного обоза Н.А. Некрасов:

Чу! Неистовый топот раздался,
И на бочке верхом полицейский солдат,
Медной шапкой блестя, показался.
Вот другой — не поспеешь считать!
Мчатся вихрем красивые тройки.

В 1920-х гг. здесь был 1-й музыкальный техникум. Он готовил музыкантов-исполнителей, музыкантов-педагогов — это неудивительно для техникума, но, кроме того (как объявил «Весь Ленинград» за 1924 г.) он готовил музыкантов-теоретиков. Во II половине 1920-х гг. ему было присвоено имя М.И. Глинки. Так говорят «Весь Петроград» и «Весь Ленинград». А о физкульттехникуме, о котором говорит Б.М. Кудашев, я там сведений не нашёл.

Дом 103 выглядит казённо, как-то недоброжелательно. В своём нынешнем виде он появился в 1887 г. — был построен для Общего полицейского архива. А до того, например, в 1874 г., В.О. Михневич называет здесь Общество взаимного поземельного кредита.

Наб. канала Грибоедова, 103

Наб. канала Грибоедова, 103 (источник interesniy-spb.livejournal.ru)

Сначала полицейский архив располагался в доме К.Е. Мижуева — Фонтанка, 26. Но в начале 1860-х гг. Городская дума продала этот дом (он принадлежад городу с 1839 г., когда был куплен у наследников Мижуева), чтобы на деньги, вырученные от продажи, устроить больницу для чернорабочих. Государь утвердил это решение Городской думы 1 сентября 1861 г. Впрочем, эта история связана с берегами Фонтанки.

Полицейский архив переехал по адресу: Садовая улица, 53. А потом он расположился здесь. По первоначальному назначению здание используется и сейчас — здесь размещается Архив городского суда.

Обратим внимание на дом 104. О нём тоже написано много. Он дал формальный повод назвать Екатерининский канал каналом Грибоедова. Как-никак, А.С. Грибоедов прожил здесь почти 2 года. Здесь Ф.М. Достоевский поселил несчастную Алёну Ивановну, которую убил Раскольников. Ещё несколько лет назад школьные классы во время учебных экскурсий по творчеству Достоевского заходили в подъезд, где была квартира старухи-процентщицы, поднимались на нужный этаж. Стены лестничной клетки были покрыты надписями вроде такой: «Родион! Ты убил старуху, а мне теперь сочинение писать!» Потом жильцам это надоело (и их нетрудно понять), и они поставили кодовый замок.

Наб. канала Грибоедова, 104

Наб. канала Грибоедова, 104 (источник spb-guide.ru)

Я хотел бы лишь дополнить, что в начале ХХ в. здесь располагался еженедельный иллюстрированный журнал «Печатный вестник». В 1920-х гг. в этом доме был клуб им. Ильича при Губфинотделе.

О доме 105, что чуть позади, Б.М. Кудашев пишет, что это был собственный дом знаменитого архитектора Е.Т. Соколова, что он был построен в 1790 г. по его проекту. Но ведь сейчас это постройка явно другого архитектора. В середине ХIХ в. дом был перестроен по проекту архитектора Огюста (или, как его звали в России, Августа Антоновича) Пуаро. В конце XIX века здесь располагалось Общество горных инженеров. Любопытно, что среди его старшин был Михаил Петрович Карпинский, брат знаменитого Александра Петровича Карпинского — академика, имя которого сейчас носит Всероссийский геологический институт (ВСЕГЕИ).

Как пишет Т.А. Соловьёва в вышедшей недавно книге «Румянцевский особняк…» , в этом же доме 105 в конце 1891 г. купил себе квартиру архитектор Александр Александрович Степанов. Здесь он и жил всю оставшуюся жизнь. Это архитектор не очень известный — он работал в основном по интерьерам. А между тем его интерьеры — это что-то волшебное. Как самый яркий пример вспоминается его театральный зал в Юсуповском дворце на Мойке.

Театральный зал Юсуповского дворца

Театральный зал Юсуповского дворца (источник asergeev.com)

В 1900-е гг. в этом доме жил М. Врубель. Потом здесь жил совершенно забытый писатель Константин Константинович Вагенгейм, публиковавшийся под псевдонимом Вагинов (1899-1934). О его творчестве интересно рассказывает автор, укрывшийся псевдонимом К.К. Ротиков . Костя Ротиков — это персонаж одного из романов Вагинова.

У дома 104 мы перешли Екатерингофский (Римского-Корсакова) проспект. Это наша первая встреча с этим проспектом на пути вдоль канала Грибоедова.

И опять (в последний раз) мы вспомним 20 августа 1739 г. Левый берег (чётная сторона) до самой Фонтанки был назван «Морская Набережная улица».

Дом 106 по каналу по проспекту имеет № 12. В доме 12 в начале ХХ в. располагался книжный склад Британского и Иностранного Библейского общества. Это общество было основано в Лондоне в 1904 г. для распространения Св. Писания в разных странах. Трудно понять, что же они делали в России, когда у нас когда-то действовало и своё Библейское Общество. Оно было основано ещё в 1813 г.
В доме 106 на рубеже веков располагалось Общество велосипедистов-туристов, которое издавало свой ежемесячник «Русский турист».

Если по проспекту перейти канал, мы увидим неподалёку д. 16 по проспекту. Он выходит на Никольскую площадь, которую мы ещё обогнём с другой стороны. После событий 1905 г. в этом доме был устроен Временный военно-морской суд при Санкт-Петербургском порте.

Канал мы можем здесь перейти по Харламову мосту.

Харламов мост

Харламов мост (источник panoramio.com)

Перед этим мостом в ХIХ в. существовало Училище торгового мореплавания. Оно готовило штурманов и шкиперов для купеческих кораблей, а также кораблестроителей. Как пишет И.И. Пушкарёв: «Воспитанники и пансионеры избираются городскими думами портовых городов из детей купцов 3 гильдии, мещан, цеховых и разночинцев христианского исповедания… преимущественно из сирот и недостаточных больших семейств». Курс обучения был — 4 года. Он включал как общеобразовательные, так и специальные предметы. Из общеобразовательных я хочу отметить 3 языка: немецкий, французский, английский. Впрочем, в те времена образованный человек не мог не знать языков. Из специальных предметов я хочу назвать механику, астрономию, навигацию, теорию кораблевождения, теорию кораблестроения. Не забываем, что Училище готовило ещё и кораблестроителей. Будущие кораблестроители по окончании 4-летнего курса занимались ещё 1 год на верфях Морского ведомства. Остальные получали звания штурманов или штурманских помощников и право через 4 года держать в этом же Училище экзамен на шкипера.

Заведение это начало работу в октябре 1831 г. (по Пушкарёву) или 1830 г. (по В. Бурьянову). В. Бурьянов очень ярко и красочно описывает это заведение. Он начинает с упоминания о том, что прямо посередине двора Училища стоит купеческий корабль — говоря по-современному, наглядное пособие и тренажёр. Бурьянов красочно описывает и обмундирование, и условия жизни в Училище, и, конечно, летние учебные плавания (совершались они только на Балтике). Учебное судно называлось «Граф Канкрин». Именно Е.Ф. Канкрин предложил в 1829 г. учредить Училище торгового мореплавания. Так это заведение было создано. Точнее, как говорит Пушкарёв, воссоздано.

Дело в том, что ещё в 1781 г. в Петербурге было создано Водоходное училище. Находилось оно (как говорит путеводитель Г.Г. Москвича 1907 г.) по современному адресу: наб. Фонтанки, 6 (где потом было, уже в другом здании, Училище правоведения). И.-Г. Георги отмечал, что Водоходное училище находилось «… в нарочно для него построенном каменном доме» («… позади винных и соляных магазейнов…»). Программа (просто, чтобы сравнить с Училищем торгового мореплавания) — как говорит Георги — всё, «… что до купеческого мореплавания касается…». Он выделяет языки — английский и немецкий, географию, математику, навигацию, бухгалтерию, рисование (последнее, оказывается, тоже касалось до купеческого мореплавания). В 1803 г. училище было преобразовано и присоединено к верфи под названием Школа мореплавания и кораблестроения.

У этого моста путеводитель 1820 г. упоминает Мариинский институт. Ф.А. Шредер пишет, что это заведение «… есть совершенно дело Благотворительной Императрицы Матери».

На смерть императрицы В.А. Жуковский написал трогательные стихи. Полностью их здесь привести невозможно, я ограничусь лишь этим двустишием:

Благодарим! Благодарим
Тебя за жизнь Твою меж нами!

В конце ХIХ в. Городская Дума обсуждала вопрос о том, чтобы поставить Марии Фёдоровне памятник перед Смольным собором. По-моему, он смотрелся бы там замечательно и был бы там уместен во всех отношениях. И, хотя Смольный собор от нашего маршрута очень далеко, я всё же расскажу эту историю.

17 марта 1897 г. Главноуправляющий Собственной Его Императорского Величества канцелярией по учреждениям Императрицы Марии сообщил Городскому Голове, что Высочайше учреждённый Комитет по сооружению памятника императрице, руководствуясь Высочайшим указанием Александра III, избрал местом памятника площадь перед собором. Закладка памятника предполагается 2 мая 1897 г. Городская Управа, рассмотрев этот вопрос 24 марта 1897 г. «…и отнесясь с полным сочувствием к самой мысли о постановке памятника… Марии Феодоровне, нашла, что и место, на котором предполагается постановка этого памятника, вполне соответствует цели увековечения памяти Высокой Благотворительницы…», постановила предоставить на площади место для памятника. Городская Дума единогласно постановила то же самое. Что произошло после этого, я не знаю. Но памятник там не появился. Хорошо бы, городская власть хотя бы сейчас поставила там памятник этой замечательной женщине, столько сделавшей для города!

Императрица Мария Федоровна

Портрет великой княгини Марии Федоровны, А. Рослин, 177677 г.

Но вернёмся к тому, что пишет Ф.А. Шредер о Мариинском институте: «Сорок сирот воспитываются там с 1797 года совсем на Её иждивении, не для большого света, но для семейственной жизни; а потому исключены из учебного курса все те предметы, без коих бедная сирота… обойтися может; не учат здесь ни танцеванию, ни музыке; за то тем более рукоделиям и хозяйству. В первых молодые девицы достигают до удивительного совершенства и могут спорить с иностранными художницами». И.И. Пушкарёв добавляет к этому, что сначала, то есть в 1797 г., воспитанниц было не 40, а всего несколько, и только позже, когда их стало 40, для института был куплен дом у Харламова моста. 30 марта 1811 г. Мария Фёдоровна составила устав заведения, и тогда оно было по Высочайшему повелению наименовано Мариинским институтом. В соответствии с этим уставом, воспитанницы делились на два класса: учебный и хозяйственный. В хозяйственный зачисляли, как пишет Пушкарёв, девочек, «… в которых не оказывалось успехов в учении и способностей к наукам». Их обучали разным хозяйственным делам. Но и в этом классе учили «… катехизису, чтению и письму на русском языке и первым правилам арифметики». Что же касается учебного класса, то там, конечно, тоже учили рукоделиям, но кроме того, три языка, география, история — в общем, не такое уж скудное образование.
После смерти Марии Фёдоровны институт приняла под своё покровительство Великая Княгиня Елена Павловна. При ней в конце 1830-х гг. институт переехал в новое здание около Таврического сада. Дальнейшая его история, таким образом, выходит за рамки этого повествования.

Здесь, у Харламова моста, по проекту создания проспекта Александра II должен был заканчиваться Судебный отдел проспекта и за мостом начинаться последний — Гласный. Сам мост должен был быть разобран и материал должен был быть сдан городу. В соответствии с проектом скоростного трамвая у этого моста должна была быть остановка.

По нечётной стороне вернёмся немного назад — к углу канала и Театральной площади.

Наб. канала Грибоедова, 109

Наб. канала Грибоедова, 109, угол с Театральной пл. (источник citywalls.ru)

В самом начале нашего пути, у Театрального моста, я упоминал о повелении Екатерины II строить вместо деревянного театра на Марсовом поле Большой Каменный театр на площади, которая стала называться Театральная (до этого она была Карусельная). И.-Г. Георги, рассказывая об этом, называет архитектора — автора проекта театрального здания — В. Тишбейна, и инженера Ф.-В. Боура (более известного своей работой по облицовке Фонтанки). Тишбейна Георги упоминает в своём списке художников и музыкантов, живших в Петербурге в 1793 г.: «Тишбейн из Гессена. Императорский придворный архитектор, театральный живописец и изобретатель декораций. Под его распоряжением построен большой каменный театр…». Внешний вид этого театра Георги отдельно очень подробно описывает. Это описание тем ценнее, что здания, построенного Тишбейном, давно нет. В своём предисловии к изданию путеводителя Георги 1996 г. Ю.М. Пирютко перечислил Тишбейна в списке имён, которые «… и сейчас в памяти сколько-нибудь образованного читателя…». Что ж, у Юрия Минаевича высокие требования к «сколько-нибудь образованному читателю».
Однако первым этот театр упомянул в своём дневнике известный борец за независимость Венесуэлы Франсиско де Миранда, посетивший Петербург летом 1787 г. Он писал о нём: «Это прекрасное сооружение в форме эллипса… Его размеры, пропорции и расположение очень хороши…»

Предположение об устройстве на этой площади театра к тому времени уже было. Как пишет И.Н. Божерянов, 25 июня 1770 г. была утверждена привилегия купцу Поше на учреждение французского театра. Для театра он купил место «лесных мельниц содержателя» Брумберга, которое продавалось за смертью хозяина. Успел ли он там что-нибудь построить, неясно. Вскоре на этом месте появился Большой Каменный Театр. Его история — это отдельный сюжет. В 1889 г. здание театра было Высочайше пожаловано Консерватории, которая пока находилась на Мойке. Так что опять история канала Грибоедова пересекается с историей Мойки.

Как вспоминает С.М. Волконский, который был одно время директором императорских театров, когда здание театра было назначено к разборке (для перестройки в консерваторию), «он оказался настолько крепок, что никакая сила не брала его: театр был испорчен, но разрушить его не могли». Волконский оценивает превращение театра в консерваторию следующим образом: «Так погиб один из лучших театров в Европе…»

Где-то здесь, на набережной, близ Каменного театра (точнее сказать не получается), Георги отмечает: «Знатный каменный дом Медицинской Коллегии… оный содержит в себе канцелярию Коллегии и книгохранилище оной…». Говорит Георги и о том, что должно быть в этом здании в ближайшем будущем: «… впредь же будет здесь храниться и находящееся теперь в главной аптеке… достойное примечания Либеркинское собрание анатомических орудий».

Д. 107., расположенный прямо на углу, видимо, имел в виду Ф.А. Шредер, когда в своём путеводителе 1820 г. писал о Русской Адрес-Конторе на углу площади Большого театра и набережной. В этом учреждении должны были отмечаться приехавшие в Петербург русские. «Если они не крепостные, то обязаны свой ежегодный пашпорт там предъявить и… должны внести один или три рубля», — писал Шредер. Дело было в том, что, как сказал немного раньше И.-Г. Георги, «Обыватели Санкт-Петербурга суть или постоянные, или временные, записанные в других местах и городах. Многие из сих последних, как то: купцы, ремесленники и работники, живут здесь безпеременно, однако же сюда не принадлежат…»

Иностранная Адрес-Контора была в другом месте. Иностранцы должны были платить значительно больше.

В 1877 г. этот дом купил архитектор Е.П. Варгин. В основном он известен тем, что перестраивал доходные дома. По его проекту, Высочайше утверждённому 6 мая 1877 г., и был перестроен фасад. А до того дом принадлежал разным лицам и, конечно, не раз перестраивался. Среди перестраивавших его архитекторов встречается В.О. Мочульский. И сразу вспоминается церковь Благовещения в Новой Деревне, построенная по его проекту в 1808 г.

Благовещенская церковь

Благовещенская церковь (источник spbhi.ru)

Дом 111 тоже не раз переходил из рук в руки и не раз перестраивался. В 1857 г. 3-й этаж надстраивался по проекту В.Е. Моргана. При упоминании этого архитектора мы сразу вспоминаем съезжий дом Спасской части на Садовой улице — его каланчу мы увидим, когда канал у Никольской церкви выйдет на Садовую. В начале ХХ века в этом доме была ежедневная иллюстрированная газета «Театр и жизнь». В 1920-х гг. — издательство «Работник Просвещения».

Соседний д. 113 в 1885 г. купил кандидат прав Осип Константинович Нотович. С ним и связана наиболее интересная страница истории этого дома. Здесь расположилась редакция его ежедневной газеты «Новости». В путеводителе В.О. Михневича «Петербург весь на ладони» , адрес этой газеты даётся: Екатерининский канал, 83, и редактором-издателем назван некий Мордуховский. При Нотовиче именно в этой газете сотрудничал вышеупомянутый В.О. Михневич — Коломенский Кандид (именно так он подписывал свои материалы в этой газете), прославившийся не столько как журналист, сколько как автор интересных книг о Петербурге, из которых самая известная — вышеупомянутый путеводитель по городу.

Наб. канала Грибоедова, 111

Наб. канала Грибоедова, 111 (источник photoprogulki.narod.ru)

Через несколько лет вместе с ежедневной газетой Осип Константинович стал издавать и еженедельный иллюстрированный журнал «Петербургская жизнь». Эта затея, видимо, оказалась неудачной. Начавшись в июне 1890 г., журнал уже в 1906 г. прекратил своё существование. Хотя назывался он «художественным», посвящён он был светским развлечениям: скачки, велосипед, прогулки на Острова и т.д.

В начале ХХ века в том же доме расположилась редакция ежедневной политической и литературной газеты Нотовича «Новости и Биржевая газета в двух изданиях». Кстати, сам дом приобрёл свой нынешней вид после перестройки в 1912-1913 гг. Б.М. Кудашев утверждает, что дом был перестроен для Нотовича. Вообще-то, в 1907 г. дом купила некая Александра Евгеньевна Бодиско. Но, так или иначе, О.К. Нотович был очень заметной фигурой в истории русской журналистики. Статья о нём есть в выходящем сейчас «Словаре русских писателей».

Но этот дом связан не только с литературно-издательской деятельностью. Я уже упоминал о благотворительности — о материальной поддержке неимущих германских подданных. А в д. 113 в конце XIX века поместилось Итальянское благотворительное общество. Его покровителем был король Гумберт.

Дом 115 не интересен, пожалуй, ничем, кроме одного. Б.М. Кудашев пишет, что он был перестроен в 1868 г. по проекту Н.А. Горностаева. Архитекторов Горностаевых было много. Николай Александрович Горностаев, о котором пишет Б.М. Кудашев, родился в 1853 г., так что в 1868 г. перестраивать ничего не мог. Вместо него был И. Горностаев.

Дом 119 интересен тем, что в начале ХХ в. там недолго размещалась миссия Нидерландов, а также миссия Швеции и Норвегии. До этого она была на Английской набережной, в д. 72.

Тем временем канал вышел на Садовую улицу. Здесь набережная с одного берега совпадает с Садовой, с другого — с Никольской площадью.

Здесь мы видим тот самый Ново-Никольский мост, где по первоначальному замыслу должен был заканчиваться проспект Александра II — его последний отдел под названием Гласный. Сам мост учредители проекта собирались перенести на Крюков канал, к Пикалову мосту.

Ново-Никольский мост

Ново-Никольский мост (источник mapio.net)

 


Предыдущие статьи из цикла «Канал Грибоедова» вы можете найти в нашем блоге:
- часть 1
- часть 2
- часть 3
- часть 4
- часть 5
- часть 6

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Вторник, 16 января 2018 07:04
Михаил Михайлович Фокин

  • Автор книг о Санкт-Петербурге
  • Краевед

2 комментарии

  • Наталья Никифорова
    Комментировать Наталья Никифорова Среда, 27 декабря 2017 13:30

    Галина, спасибо вам за поправку! Заменили иллюстрацию.

  • Галина
    Комментировать Галина Среда, 27 декабря 2017 13:28

    Портрет императрицы Марии Федоровны, помещенный в статье - портрет совсем не той Марии Федоровны, о которой идет речь. Та М.Ф. (о которой речь) - супруга Павла I и именно ей посвящено стихотворение В.А. Жуковского и именно о памятнике ей говорит автор. А на портрете Мария Федоровна - супруга Александра III, мать последнего российского императора Николая II.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.