«Красный треугольник». Новая жизнь старых мест - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

«Красный треугольник». Новая жизнь старых мест

Ни для кого не новость, что всё, что нас окружает, несёт на себе отпечаток времени. Это могут быть дома и улицы, предметы обихода и даже люди – все мы помним то время, когда детям давали имена, отражающие революционные настроения их родителей. Та же участь постигла целые районы городов, даже сами города – например, Санкт-Петербург за 3 века сменил 4 имени, из них три – в течение десяти лет. Город преображается, меняется, но при этом остаётся собой – и то же происходит с домами и улицами. Жизнь сегодняшняя совсем не похожа на ту, что была каких-то полстолетия назад, но от этого она не менее интересна.

В 1860  году Фердинанд Краузкопф основал Товарищество российско-американской резиновой мануфактуры. Появившийся завод стал первой русской фабрикой, которая специализировалась на галошах и сапогах. Удобное расположение завода – в промышленной зоне недалеко от вокзала – способствовало его процветанию. За первые полвека компания смогла произвести почти 300 миллионов пар галош и стала одним из ведущих мировых производителей в области резиновой промышленности. К примеру, здесь создавали непромокаемую одежду, резиновые подушки и матрацы.

Эти здания можно без преувеличения назвать памятником промышленной архитектуры. Известно, что ранее, до 50х годов XX века, все дома, в том числе фабрики и заводы разрабатывались при участии архитекторов, по специальным проектам и отнюдь не походили один на другой. В конце XIX века над “Треугольником” работал Р. А. Гедикс, до него были Р. Генрихсен и Э.Юргенс, а после – О.О Витте. Завод, как и склады Новой Голландии или водонапорная башня Шпалерной улицы, находится под охраной КГИОП.

Во время первой мировой войны завод поставлял резину для машин и самолётов. Завод неоднократно удостаивался наград, медалей от императорского двора. Его    название – “Треугольник” – стало настолько известным, что не ушло даже после революции, лишь добавило к себе значимый эпитет “Красный”. В это время по-настоящему  хороших фабрик в стране было очень немного, настолько немного, что можно сказать, что число желающих воспользоваться продукцией завода было несоизмеримо выше,  чем возможности “Треугольника”. Инженеры получали редкое для того времени разрешение на выезд за рубеж – они должны были изучить мировые технологии и привнести  их в русскую жизнь. Начиная с 1930х годов, на заводе производят недавно открытый синтетический каучук. Как и прежде, “Треугольник” быстро вышел в лидеры производства.

Завод Красный Треугольник
Завод Красный Треугольник

В послевоенные годы предприятие переживало серьёзные трудности. Сначала были огромные разрушения – и, хотя их смогли побороть, на этом трудности не закончились,  следом пришло техническое отставание. Огромный завод с большим числом станков, конвейеров, цехов нуждался в самом современном оборудовании – только так можно  было добиться успеха. И, к сожалению, медленно, но верно “Треугольник” стал уходить на всё более и более дальний план в советской – а потом и  российской экономике.

С начала 2000-х годов на территории завода царит хаос. Осталось несколько компаний, которые занимаются производством обуви – но это несравнимо с той мощью, которой  обладало предприятие прежде. Полуразрушенные здания, выбитые стёкла, остановленные поезда и замершие без дела краны – вот картина “Треугольника” двухтысячных. К сожалению, спрос на резиновую продукцию упал, а найти для себя новое поле деятельности на предприятии так и не смогли.

Завод Красный Треугольник
Завод Красный Треугольник

Впрочем, не стоит отчаиваться. В последнее время, когда выходишь из метро на “Балтийской”, повсюду видишь юношей и девушек с гитарами, синтезаторами и барабанными палочками. Если осторожно за ними проследить, можно увидеть, как они идут на территорию когда-то знаменитого завода и исчезают в одном из зданий. Чуть позже с одного из этажей донесутся неровные аккорды и чей-то хриплый голос. В наше время “Треугольник” стал неким неформальным культурным центром, в котором расположено множество репетиционных баз, студий звукозаписи, небольших театров, клубов и так далее. Те, кто находят романтику в пустых, заброшенных местах, приходят сюда рисовать, общаться с молчаливыми зданиями и просто быть наедине с самими собой. Поговаривают, что, возможно, вскоре территория бывшего завода будет официально преобразована в культурный центр, и то, что сейчас происходит вдали от всех, станет достоянием общей культуры. Возможно, среди тех, кто приходит на набережную Обводного канала почти каждый день есть будущие Джоны Ленноны или Фредди Меркьюри! Кто знает?..

Известно лишь то, что Санкт-Петербург – большой и замечательный город. И даже там, где, казалось бы, нет ничего, кроме разрушений, хаоса и груды битого кирпича под ногами, может рождаться прекрасная музыка. Город перерождается и меняется, и самые неприглядные его уголки становятся жемчужинами – на глазах у нас с вами.

Оцените материал
(1 Голосовать)
Последнее изменение Понедельник, 25 декабря 2017 19:25

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.