Народные школы Павла Щетинина - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Народные школы в России XIX века Народные школы в России XIX века ngs24.ru

В конце 1891 г. за Невской заставой открылась Народная школа, организованная отставным губернским секретарём Павлом Петровичем Щетининым. Прежде чем начать повествование об этой школе, считаю необходимым немного рассказать о происхождении её основателя.

Павел Петрович Щетинин – это дядя выдающегося русского композитора Александра Николаевича Скрябина, родной брат его матери Любови Петровны, урождённой Щетининой.

В 1790-е гг. в селе Императорского фарфорового завода (далее ИФЗ) под Петербургом появился пятидесятилетний мещанин из Осташкова, Михаил Ильин Щетинин с женой Гликерией Фирсовой и тремя детьми: Иваном, Нилом и Матроной [1]. В 1808 г. Михаил Ильин Щетинин числился уже осташковским купцом[2], а в 1813 г. он был избран церковным старостой местной церкви Преображения Господня[3].

Сыновья Михаила Ильина Щетинина стали живописцами Императорского фарфорового завода [4,5]. Где и как они обучились этому мастерству – неизвестно. Братья были женаты, однако дети появились только в семье Нила и его жены Евдокии Фёдоровой. Не все из них выживали, но Пётр, Василий, Ефим, Николай, и Егор (Георгий) дожили до детородного возраста [6].

Пётр Нилов Щетинин (1806-1852) – это дед А.Н. Скрябина. Он окончил школу при ИФЗ и почти двадцать пять лет работал живописцем Фарфорового завода, став мастером по фигурам и пейзажам. Пётр многократно получал всемилостивейшие подарки (в виде золотых часов и наградных сумм от 50 до 600 рублей серебром), был награждён серебряной медалью на Анненской ленте для ношения на шее с надписью «За усердие» и дослужился до чина коллежского регистратора [7].

В 1849 г. Пётр Щетинин был уволен от службы по болезни. В свидетельстве, составленном заводским доктором Добровольским 12 января 1849 г., значилось: «…с давнего времени поступками своими несоответствующими человеку со здравым рассудком обращал на себя внимание… …..впал ныне в совершенное изнеможение… … не может больше продолжать службу». Ему назначили пенсион в размере 455 руб. в год [8].

Пётр Щетинин был женат на дочери живописца Фарфорового завода Петра Нестерова, Анне [9]. У супругов родилось шестеро детей: Николай (1841 – 1912), Надежда (1843 – ?), Вера (1845 – ?), София (1846 – 1898), Любовь (1848 – 1873) и Павел (06.08.1850 – ?) [10, 11, 12]. Младшая дочь Петра Нилова Щетинина, Любовь – это мать Александра Николаевича Скрябина. Судя по всему, именно от матери он унаследовал необычайную музыкальную одарённость.

После смерти Петра Щетинина его вдове назначили пенсион в размере половины пенсиона, получаемого покойным мужем (227 руб. 67коп. в год). Другая половина должна была выплачиваться детям. Однако право на пенсион имели только несовершеннолетние дети, родившиеся после получения отцом чина – Любовь и Павел. Им было назначено к получению по одной трети каждому (75 руб. 89 коп. в год). Остальные дети Петра Нилова Щетинина, рождённые до получения им чина, принадлежали заводу, и распорядиться об их содержании полагалось администрации завода [13].

Анне Петровне, оставшейся вдовой с шестью малолетними детьми с небольшой пенсией, было очень трудно сводить концы с концами и обеспечить достойное образование детям, однако, по имеющимся данным, она справилась с этой задачей.

Старший сын, Николай Щетинин, стал живописцем на ИФЗ, учился в Академии художеств, получил звание классного художника [14]. Он преподавал рисование, теорию перспективы и геометрию в Техническом училище при ИФЗ и занимал там же должность наблюдателя [15].; преподавал также в училище Карла Мая [16] и Ларинской гимназии [17]. Есть сведения о том, что он писал портреты [18], вероятно, по заказам.

Любовь Щетинина в 1862 г. поступила учиться в Санкт-Петербургскую консерваторию, при этом специальным предметом она выбрала фортепиано, класс профессора Лешетицкого. В 1866 г. она получила «Свидетельство» о том, что успешно сдав экзамен назначенной комиссии, она «удостоена звания Свободного художника со всеми правами, принадлежащими сему званию» [19].

Портрет Любови Петровны Щетининой работы её старшего брата, Николая Петровича Щетинина
Портрет Любови Петровны Щетининой работы её старшего брата, Николая Петровича Щетинина

 

Любовь Щетинина начала концертную деятельность. Музыка и свела с её будущим мужем Николаем Александровичем Скрябиным, студентом юридического факультета Московского университета [20]. Однако она умерла вскоре после рождения сына, будущего композитора Александра Скрябина [21].

В консерваторию, после окончания санкт-петербургского Елизаветинского училища, поступила в 1870 г. и старшая сестра Любы – София Щетинина [22]. Судьба Надежды и Веры Щетининых пока остаётся неизвестной.

Какое учебное заведение окончил Павел Щетинин, также пока выяснить не удалось. Начиная с 1870 г., первые шесть лет он работал в звании народного учителя при Петербургской станции Варшавской железной дороги. С 1876 по 1882 гг. – учителем школы в имении его величества «Ливадия». С осени 1883 г. – в школе ИФЗ до её закрытия. С 1883 по 1890 гг. служил в Санкт-Петербургской удельной конторе. Оставив службу «по собственному желанию», осенью 1891 г. Павел открыл школу в селении ИФЗ, в доме, построенном его отцом, где он тогда проживал вместе со своими родственниками [23, 24]. Школа была открыта с разрешения инспектора школ второго района Санкт-Петербургского уезда, Виктора Петровича Петрова [25].

По результатам деятельности школы Павел Щетинин регулярно составлял подробные годовые отчёты, напечатанные типографским способом. Например, в отчёте за первый год деятельности школы на 24-х страницах он сообщал о следующем:

  • в школу записались 16 человек детей из села Смоленского, причём двое из них жили в доме Щетинина;
  • приведён список детей со сведениями об их родителях. В большинстве своём это приезжие крестьянские вдовы. До поступления в школу почти все дети занимались нищенством;
  • дети обучались Закону Божьему, грамоте и арифметике, пению, рисованию по клеточкам. Кроме того, девочки – рукоделию, а мальчики – разным ремёслам (столярному, переплётному и сапожному);
  • приведена программа преподавания по всем предметам и ремёслам;
  • занятия в школе проходили с 9 до 12 часов. Время с 12 до 2 часов отводилось на обед и отдых. В 4 часа дети получали чай с куском чёрного хлеба;
  • после чая младшие уходили домой, а старшие до 7 часов занимались ремёслами и рукоделием, при этом многие из младших оставались в школе, объясняя это тем, что дома делать им нечего;
  • обед представлял собой одно горячее блюдо – мясной суп или щи, а в постные дни, среду и пятницу – каша-рамазня или варёный картофель.
  • в свободное время дети занимались распилкой и колкой дров, приносили их из сарая в квартиру, убирали снег во дворе, мыли пол, убирали посуду после обеда и чая;
  • детей иногда собирали по праздникам. Приходили до 20 человек. Занимались при таких сборах пением, играми, пили чай;
  • село Смоленское, где проживало большинство детей, находилось на расстоянии 2,5 версты от школы, но приходили дети, в основном, аккуратно. Приведёна ведомость о количестве пропущенных дней каждым из учеников с указанием причин прогулов. За учебный год дети пропускали от 3-х до 27-ми дней, по причине болезни или необходимости помощи родителям;
  • большая часть преподавателей занималась с детьми безвозмездно;
  • школа существовала на пожертвования, преимущественно – от фабрикантов и заводчиков. На первоначальное её обзаведение было собрано 60 руб. Далее ежемесячно собиралось до 20 руб. Для пополнения бюджета школы классная комната в квартире Щетинина с 1 мая по 1 сентября сдавалась внаём.
  • некоторые жертвователи помогали натуральными продуктами. Хлеб поставлял Николай Тимофеевич Тимофеев; мясо, три раза в неделю – Фёдор Николаевич Мартьянов и один раз – Дмитрий Николаевич Ложников. Дрова и угли для самовара поставлял Иван Евстафиевич Иванов, письменные принадлежности – Арсений Осипович Башков, книги – Михаил Алексеевич Суворин, инвентарь для столярного класса – Сергей Петрович Галкин. Кроме того жертвовали одежду, обувь, ткани. Детей осматривал доктор Дмитрий Петрович Никольский;
  • приведена приходно-расходная ведомость [26].

В своём прошении, направленном 22 ноября 1892 г. в Канцелярию министра императорского двора, Павел Щетинин просил денежного вспомоществования в пользу школы, а также разрешения воспользоваться для помещения школы одним из пустующих домов, принадлежащих ИФЗ, так как в доме Щетининых было крайне тесно. Он называл конкретный дом: №35, где ранее проживал скульптор Шпис. Ещё он просил о предоставлении небольшого участка земли, принадлежащего ИФЗ (в 1/2 или 1/4 десятины) под огород для школы, что дало бы возможность обучать детей огородничеству и, вместе с тем, приносило бы школе материальную выгоду [27]. Однако на свою просьбу Щетинин получил отказ, при этом по поводу дома №35 сообщалось, что на этом месте предполагается построить дом для служащих ИФЗ [28].

Формированию отрицательного отношения к школе Павла Щетинина способствовал директор ИФЗ, Дмитрий Николаевич Гурьев. Из прагматических соображений он заботился о возможно большем сокращении расходов на учебные заведения при заводе. Ещё в 1886 он добился от Кабинета его императорского величества (далее – Кабинет) закрытия Технического училища и школы при ИФЗ. Тогда в своём обращении в Кабинет он писал, что «Училище вредно для завода». Он считал более выгодным приглашать на завод выпускников двух петербургских рисовальных школ – Общества поощрения художеств и Барона Штиглица. Заводскую школу он предложил заменить более дешёвым вариантом – расширением мест в школе Приходского попечительства [29]. О школе П. Щетинина он отзывался так: «…школы не существует, это просто сборище детей всех возрастов и обоего пола, и все не жители селения Фарфорового завода» [30].

На лето 1893 г. Павел Щетинин снял в селе Усть-Ижора небольшую избу, куда посменно, на одну неделю, вывозил детей по четыре человека [31].

Не оставляя мысли о новом, более просторном помещении для школы, он, в ожидании обещанного ему для этой цели ремонта дома на Глухозерской улице, договорился об аренде квартиры в селения Фарфорового завода. Местный житель, Алексей Артамонович Савельев, согласился предоставить в своём доме по адресу Малая Щемиловка, д.№8 четыре комнаты с прихожей и кухней общей площадью в 120 кв. аршин за 22 руб. серебром в месяц [32].

«С соизволения его императорского высочества наследника цесаревича» в ноябре 1893 г. из сумм Особого комитета, состоявшего под его председательством, школе было выдано 500 руб. [33]

26 сентября 1894 г. П. Щетинин послал в Кабинет очередной отчёт о работе своей школы. В письме он сообщал о том, что количество учеников в его школе увеличилось уже до 28-ми человек, из них шестеро проживают в школе постоянно и остаются на каникулах. После двух – трёх лет обучения мальчики и девочки устраиваются в разные мастерские, что даёт им возможность «заработать на кусок хлеба» [34].

Переписка внутри Кабинета между заведующим особыми статьями и земельно-заводским отделом показывает, что Кабинет взял на себя расходы школы на аренду помещения и на дрова [35]. Однако очевидно, что Павел Щетинин испытывал недостаток средств и к собственному существованию, и для нужд школы. По случаю коронования Николая II он просил Кабинет выделить деньги на постройку дома для школы на пустопорожней земле ИФЗ. На эти цели по его расчётам требовалось 2640 руб. Ещё он просил назначить себя на какую-либо скромную должность во время торжества «например, при устройстве развлечения и удовольствий для детей, произведении чтений о царствовании Государя Императора и проч.» [36].

В 1896 г. арендодатель А.А. Савельев решил воспользоваться моментом, когда с выгодой для себя он мог бы отремонтировать свой дом. Он обратился с просьбой в Кабинет отпустить ему деньги на ремонт дома в счёт квартирной платы за помещение для школы. Однако П. Щетинин заявил, что не имеет надобности далее занимать это помещение [37].

Детей, живших при школе, ему удалось устроить на лето 1896 г. в имении генерала Виннера «Большое Петрушино» за селом Ивановским на Неве. Поскольку всего детей в его школе на это время было уже 32 человека, ему пришлось искать новые возможности для их размещения. Для семи детей, постоянно проживавших в школе, с 20 октября 1896 г. удалось нанять помещение у крестьянина Ивана Куницына в селе Ивановском. Эти дети посещали местную школу.

Для приходящих детей с 1 ноября 1896 г. была нанята новая квартира в селе ИФЗ в доме личного почётного гражданина Н.Н. Репьева по адресу: ул. Малая Щемиловка, д. №11. Но в этой ситуации увеличивались расходы на аренду помещений. Щетинин вновь обращался в Кабинет с просьбой увеличить суммы, отпускаемые ему на эти цели, но получил отказ [38].

Для расширения школы всё же требовался отдельный дом. Щетинин снова попытался получить разрешение и деньги на его постройку. На этот раз он предлагал построить школу на части участка №18 в селе ИФЗ, принадлежавшего его матери и выходившего на Прямой проспект. Место было болотистое и каменистое, но он брался благоустроить этот участок своими руками с помощью детей. И снова ему было отказано [39].

В 1897 г. Щетинин обратился к управляющему Министерством императорского двора и уделов. Он описывал успехи школы за семь лет её существования: воспитано 50 человек сирот; выпускники пристроены в профессиональные школы и частные мастерские; их не выпускают из вида – время от времени собирают в стенах школы. В цветистых выражениях он выражал благодарность за поддержку самому государю, имея в виду 500 рублей, полученных им на нужды школы в 1893 г.

В конце прошения, ссылаясь на свою болезнь, он выражал обеспокоенность непрочностью основанного им дела и озабоченность необходимостью основания Общества призрения детей и сирот в районе за Невской заставой [40].

В прилагаемом к прошению отчете за 1895-1896 гг. есть информация о части школы, которая находилась в имении Виннера. На то время там под присмотром учительницы проживало 12 детей. Часть из них жила постоянно, часть, по 5 человек, летом приезжала периодически. В навигацию 1896 г. С.П. Беляев любезно предоставил детям право бесплатного проезда на пароходах Шлиссельбургского пароходства. На свежем воздухе, в чистоте, пользуясь молоком, никто из детей не болел.

П. Щетинин приглашал посетить школу в имении Виннера, подробно описав путь следования. Упоминая о благотворителях, он просил отметить особую щедрость Николая Тимофеевича Тимофеева, который все 7 лет снабжал школу хлебом [41]. К прошению прилагался «Проект Невского общества для призрения детей-сирот, проживающих в сёлах и деревнях, расположенных по берегам Невы». Проект предполагал устройство яслей, школ и мастерских для нищенствующих детей по всему Шлиссельбургскому тракту. Приводились примеры из деятельности Народной школы [42]. В пояснительной записке к проекту отмечалось, что не в каждом из сёл есть школа, а в женском училище в Усть-Ижоре на одну учительницу приходится 95 человек. Каждое из существующих Попечительств действует само по себе, а для искоренения нищенства необходимо объединение усилий. Начать П. Щетинин предлагал с регистрации детей-нищих и открытия приюта для них в одном из сёл на Шлиссельбургском тракте [43].

Ответ Министерства императорского двора был обычным: «школа Щетинина не состоит в ведении министерства», и его «ходатайство оставить без удовлетворения» [44].

В 1900 г. Щетинин открыл свою вторую школу в Выборгской Дубровке, в 12-ти верстах по Неве от Петербурга. Теперь в двух его школах уже обучалось 66 человек, из них 24 проживали там постоянно [45].

В отчёте за 1900 год Щетинин поместил информацию, свидетельствующую о большом прогрессе за время с начала открытия первой школы:

  • в двух школах работали: 1 заведующий (он сам), 2 законоучителя, 3 учительницы предметов и 1 – рукоделия, 2 кухарки, 1 дворничиха-водоноска, 1 прачка, не живущая при школе, 1 водоноска (в Дубровской школе);
  • детей обучалось 75 человек, из них 32 жили при школах;
  • для осмотра детей был приглашен студент-медик 5-го курса Н.А. Баиронов;
  • от наследников Н.Т. Тимофеева и продолжателей его торгового дела И.М. Истомина и Д.И. Рябкова ежедневно поставлялся хлеб;
  • доктор Лесгафт постоянно оказывал помощь осмотром детей и снабжением лекарствами;
  • помесячно расписаны пожертвования одеждой, продуктами,  и прочим, которые вносились частными лицами, фирмами и благотворительными обществами;
  • подробно расписан приход и расход денежных средств [46].

Чтобы получить средства для содержания школы в Дубровке, в 1901 г. П. Щетинин обратился к императрице Александре Фёдоровне. Она, естественным образом, захотела получить сведения о его личности. Министерство императорского двора ответило, что о школах Щетинина и о нём самом мнения разные – одни считают, что его школы приносят несомненную пользу, а другие – что он живёт за счёт школы, имея для себя 300 руб. в год. «Его домогательства к получению денежной помощи с каждым годом возрастают. К тому же в школах обучаются дети не из подведомственных Министерству учреждений». В заключении высказывалось мнение, что увеличивать Щетинину пособие нельзя [47].

5 сентября 1901 г. был разрешен устав Невского общества пособия бедным. Его основной целью объявлялось «доставление средств к улучшению материального и нравственного состояния бедных обывателей в сёлах по берегам реки Невы, без различия пола, возраста, званий, состояний и вероисповеданий». Дальнейшей задачей Павла Щетинина стала передача созданных им школ в ведение этого общества. При этом он продолжал заботиться о получении разрешения и средств на постройку здания для школы [48].

Обещанная ему в начале 1890-х. гг. земля в селении Стеклянного завода на Глухозерской улице со временем значительно повысилась в цене. Министерство императорского двора теперь не хотело отдавать её под школу. Заведующий оброчными статьями Кабинета барон П. Черкасов уже не в первый раз предлагал вовсе прекратить всякую поддержку Щетинина и его школ [49].

Наконец, 27 июля 1902 г., от Санкт-Петербургского губернского правления было получено разрешение Невскому обществу пособия бедным содержать школы в числе прочих благотворительных учреждений. Задуманная Щетининым передача его школ Обществу свершилась. Теперь он мог продолжать свою деятельность в составе общества, а обращения в высокие инстанции за поддержкой подписывались председателем Общества Зинаидой Николаевной Булгаковой, супругой редактора газеты «Новое Время» [50].

Жетон Невского общества пособия бедным
Жетон Невского общества пособия бедным

 

Общество продолжило дело, начатое Павлом Щетининым. Для вновь основанного Дома трудолюбия оно арендовало у графини Апраксиной в деревне Мурзинке дом по адресу: Шлиссельбургский проспект, д. №34 [51]. Здесь дети обучались по программе начальных училищ и занимались рукоделием и ремёслами: шитьём, вязанием, починкой обуви, переплётными работами. Занимались они и домашним хозяйством Дома трудолюбия, в котором проживали: кололи и пилили дрова, убирали комнаты, двор и улицу, стирали бельё, мыли посуду, работали в саду и огороде.

Жалоб на дурное поведение детей не поступало. Здоровье их было удовлетворительно. Немногих больных помещали, при необходимости, в больницу. Выпускников Дома трудолюбия устраивали или в учебные заведения, или в мастерские, или на другие рабочие места [52].

В годовых отчётах о деятельности своих школ Щетинин приводит подробные списки благотворителей с указанием сделанных ими пожертвований. Родственников Павла Щетинина в этих списках нет, правда, в отчётах есть строка «неизвестные лица».

В 1910 г. в письме своему племяннику, уже знаменитому Александру Николаевичу Скрябину, он обращается с просьбой пожертвовать средства на открытие школы в деревне Мурзинке. Здесь же он упоминает о пожертвовании Николаем Александровичем Скрябиным в 1898 г. средств на школу в память о тётке композитора, Софье Петровне. И здесь же пишет о том, что прикладывает к письму картинку (вероятно, фотографию), на которой можно увидеть бабушку композитора (Анну Петровну Щетинину) и его самого с сослуживцами и учениками [53, 54].

После смерти в 1902 г. Анны Петровны Щетининой её наследниками оказались два её сына: Николай Петрович и Павел Петрович Щетинины. Дом, построенный их отцом, принадлежал им в равных долях.

Павел Петрович, постоянно озабоченный делами своих школ, задолжал подрядчику Тюкову 190 руб. Видимо, он не находил возможности своевременно отдать этот долг. В результате поданного Тюковым иска в 1904 г. состоялась продажа с аукциона на снос половины дома Щетининых. Эту половину за 255 руб. приобрёл сонаследник дома Николай Петрович Щетинин. За этим 15 июля 1905 г. последовало постановление мирового судьи о выселении из квартиры в этом доме Павла Петровича с его семейством [55, 56].

О составе семейства Павла Петровича Щетинина пока данных почти нет. Известно лишь об одном его сыне – Сергее, родившемся 1 марта 1905 г. В 1916 г. он окончил курс во 2-м Мурзинском земском училище, получив отличные оценки по всем предметам [57]. Согласно справочнику «Весь Петербург» на 1916 г. Павел Петрович проживал в это время в деревне Мурзинке, в доме №9 по Шлиссельбургскому проспекту, принадлежащем Арию Александровичу Иванову [58].

К моменту получения прав на владение всем родительским домом Николай Петрович уже был в чине статского советника. Еще до решения мирового судьи о выселении из дома его брата, 12 июля 1905 г., он обратился к заведующему оброчными статьями Кабинета за разрешением произвести ремонт дома. Он планировал исправить крышу, заменить оконные переплёты, отремонтировать дом внутри, а также хозяйственные постройки и стеклянный павильон [59]. В 1908 г. Николай Петрович продал принадлежавшие ему постройки на участке №18, имевшие полицейский номер 29 по Шлиссельбургскому проспекту, жене великобританского подданного, Иоанна Мидвела, Александре Николаевне, за пять тысяч рублей.

На участке №18 числились следующие постройки: «деревянный одноэтажный, крытый железом  дом с мезонином и два деревянных, крытых толью сарая». При этом он оставил за собой право пожизненного бесплатного пользования мезонином, а также сараем для дров без права отдавать их в аренду [60].

В качестве адреса его проживания в документах о продаже указан следующий: Селение Фарфорового завода, Прямой проспект, д. №46 [61].

20 марта 1912 г. Николай Петрович скончался, не дожив одного месяца до  возраста 72-х лет, от кровоизлияния в мозг [62]. Был ли он женат и имел ли детей – неизвестно.

Остаётся неизвестной и дальнейшая судьба Павла Петровича Щетинина. Однако, как бы она не сложилась, память о его подвижнической деятельности по созданию народных школ достойна сохранения.

Источники: 

  1. ЦГИА СПб Ф. 19. Оп. 112. Д. 411. Исповедная роспись церкви Преображения Господня при Фарфоровом заводе за1794 г. Л. 212об. Дв. 49. Зап. 158м.
  2. ЦГИА СПб Ф. 19. Оп. 112. Д. 550. Исповедная роспись церкви Преображения Господня при Фарфоровом заводе за 1808 г. Л. 590. Зап. 616м.
  3. ЦГИА СПб Ф. 19. Оп. 5. Д. 449. О избрании старосты Преображенской церкви у фарфорового завода и проверке сумм церковных в последней. 1803 г.
  4. ЦГИА СПб Ф. 19. Оп. 112. Д. 692. Исповедная роспись церкви Преображения Господня при Фарфоровом заводе за 1820 г. Л. 634об.Дв. 23. Зап. 121м., Дв. 25. Зап. 132м.
  5. ЦГИА СПб Ф. 19. Оп. 112. Д. 803. Исповедная роспись церкви Преображения Господня при Фарфоровом заводе за 1827 г. Л. 183 Дв. 23. Зап. 119м. и 124м.
  6. ЦГИА СПб Ф. 19. Оп. 112. Д. 851. Исповедная роспись церкви Преображения Господня при Фарфоровом заводе за 1830 г. Л. 192 Дв. 22.
  7. РГИА Ф. 503. Оп. 4. Д. 4. Формулярные списки о службе мастеров, подмастерьев и учеников Императорского фарфорового завода. 1841 г. Л. 6об.
  8. РГИА Ф. 468. Оп. 2. Д. 492. Об увольнении мастера живописи Императорского фарфорового завода, коллежского регистратора Петра Щетинина вовсе от службы с пенсионом по положению. 1849 г. Л. 1-3.
  9. ЦГИА СПб Ф. 19. Оп. 111. Д. 300. Метрическая книга церкви Преображения Господня при Фарфоровом заводе за 1838 г. Л. 43об. Зап. 3.
  10. 1РГИА Ф. 503. Оп. 4. Д. 4. Формулярные списки о службе мастеров, подмастерьев и учеников Императорского фарфорового завода. 1841 г. Л. 24.
  11. 1ЦГИА СПб Ф. 19. Оп. 124. Д. 288. Метрическая книга церкви Преображения Господня при Фарфоровом заводе за 1850 г. Л. 941об.-942. Зап. 122м.
  12. Федякин С. Скрябин. М. 2004. С. 12.
  13. РГИА. Ф. 468. Оп. 10. Д. 361. О смерти отставного мастера живописи коллежского регистратора Петра Щетинина и о назначении жене его пенсиона, а также и детям его. 1852 г.
  14. РГИА. Ф. 759. Оп. 14. Д. 5Щ. Щетинин Николай Петрович. 1863-1879. Л. 11.
  15. РГИА. Ф. 468. Оп. 12. Д. 1409. О поручении художнику Щетинину преподавания в Училище при Фарфоровом заводе Теории перспективы и геометрии.-1877.
  16. Н.В. Благово. Школа на Васильевском острове. Историческая хроника. 1856-1918. Приложения С. 25.
  17. РГИА. Ф. 468. Оп. 26. Д.30. Об утверждении в правах наследства братьев Щетининых. Л. 25.
  18. РГИА. Ф. 759. Оп. 14. Д. 5Щ…. Л. 17, 18
  19. ЦГИА СПб. Ф. 361. Оп. 2. Д. 7802. О воспитаннице Щетининой Любови Петровне 1862 г.
  20. Федякин С. Скрябин. М. 2004. С. 16.
  21. Там же. С. 12.
  22. ЦГИА СПб Ф. 361. Оп. 2. Д. 7803. Дело Щетининой Софии Петровны 1870 г.
  23. РГИА Ф. 468. Оп. 23. Д. 2163. «По просьбе Павла Щетинина о вспомоществовании на устроенную им в селе Императорского фарфорового завода народную школу. О передаче означенной школы в ведение Правления Невского общества пособия бедным». 1892-1910 гг. Л. 110, 110об.
  24. Дом №29 по Шлиссельбургскому пр. села Фарфорового завода.
  25. РГИА Ф. 468. Оп. 23. Д. 2163… Л. 3
  26. Там же Л. 3-13об.
  27. Там же Л. 1.
  28. Там же Л. 18-20.
  29. РГИА Ф. 458. Оп. 10. Д. 1311. Об учреждении школы и технического училища для детей заводских мастеровых. 1862-1886. Л. 118об.-121об.
  30. РГИА Ф. 468. Оп. 23. Д. 2163. … Л. 24-25.
  31. Там же Л. 21.
  32. Там же Л. 31-31 об.
  33. Там же Л. 63.
  34. Там же Л. 54-56об.
  35. Там же Л. 71-88.
  36. Там же Л. 91-92об.
  37. Там же Л. 95-102.
  38. Там же Л. 103-104.
  39. Там же Л. 108-112.
  40. Там же Л. 128-129об.
  41. Там же Л. 130-131.
  42. Там же Л. 132-139об.
  43. Там же Л. 143-145.
  44. Там же Л. 152-152об.
  45. Там же Л. 187-189об.
  46. Там же Л. 210-212.
  47. Там же Л. 202-209.
  48. Там же Л. 214-217, 262.
  49. Там же Л. 220-221.
  50. Там же Л. 256-260, 302об.
  51. Там же Л. 317-323.
  52. Там же Л. 325.
  53. Рубцова В.В. Александр Николаевич Скрябин. М. «Музыка» 1989. С. 10-11.
  54. Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки. Письмо П.П. Щетинина А.Н. Скрябину от 24 ноября 1910 г. ед. хр. 772.
  55. Дом Щетининых – №29 на участке №18 по Шлиссельбургскому проспекту селения Фарфорового завода.
  56. РГИА Ф. 468. Оп. 23. Д. 2163…. Л. 309-310.
  57. ЦГИА СПб Ф. 162. Оп. 1. Д. 1. Архивный материал бывшей 2-й Мурзинской Земской Народной школы за время с 1913 по 1918 учебн. год Л. 29-29об.
  58. Весь Петербург на 1916 г. Шлиссельбургский участок С. 708, 488.
  59. РГИА Ф. 468. Оп. 26. Д. 30… Л. 14.
  60. Там же Л. 25
  61. Там же Л. 25об.
  62. ЦГИА СПб Ф. 19. Оп. 127. Д. 2748А. Метрическая книга церкви Преображения Господня при Фарфоровом заводе за 1912 г. Л. 140об.-141. Зап. 23м.
Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Понедельник, 25 декабря 2017 21:17
Вера Фёдоровна Андрейчева

Краевед, автор книг о Петербурге

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.