Северный модерн в Петербурге - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Северный модерн в Петербурге Северный модерн в Петербурге

В самом начале ХХ века, когда активно расширялся Санкт-Петербург, – город связанный и с центральной Европой и с северной Прибалтикой, в архитектуре утвердился «новый стиль», модерн, как мы теперь его называем. Петербург единственный город, зодчие которого разрабатывали, практически, все его национальные направления: австрийский модерн «сецессия», немецкий «югендстиль», парижское «ар нуво» и даже английское «викторианство», и наш город – единственный не только в России, но и в континентальной Европе, где многие архитектурные направления ХХ века оказались основаны на северном, скандинавском модерне.

Балтика объединяет Петербург и Скандинавию, и частый западный ветер приносит нам воздух северной Европы. Здесь зарождалось и развивалось национально-романтическое направление искусства, и пейзажи Карельского перешейка напоминали дачникам северную Скандинавию. Сто лет назад петербуржцы зачитывались новеллами Гамсуна, ставили пьесы Ибсена, слушали музыку Грига и Сибелиуса, наслаждались пейзажами Карелии. Их интересовали все области национальной художественной культуры, а под национальной они уже понимали родной Север. Запертый в городе Человек, зажатый переулками и домами, мечтал о морском прибое, лесе, реке и поле, как о недостижимом. Душа его и эмоции, противясь рациональным требованиям нового века, стремились к дикому, таинственному и легендарному. Помогли ему в этом архитекторы и художники, поставившие себе целью раздвинуть каменные стены и впустить в город северную природу, не пренебрегая при этом, городским комфортом. Так в Скандинавии и Прибалтике в начале ХХ века распространилось своеобразное эстетическое направление «северного модерна».

Доходный дом П. И. Кольцова (Английский пр. 21-23)
Доходный дом П. И. Кольцова (Английский пр. 21-23)

Архитектура модерна выдвигает требование проектирования зданий "изнутри наружу", когда формы, пропорции, членения и декор фасада органически вызваны решением внутреннего пространства. Организация дома архитекторами этого направления строилась с учетом образа жизни его обитателей. Северный модерн отличает суровость и лаконичность архитектурного облика, использование гранита. Жесткие линии абрисов и необычные формы проемов.

Зданий подобной архитектуры в Петербурге не много, ведь их строили только в первом десятилетии ХХ века, но они сразу выделяются в панораме улицы, притягивают, останавливают взгляд, останавливают прохожего, и завораживают его. Он начинает разглядывать дом, вглядываться в детали. Ведь в архитектуре Петербурга отразились романтические представления о природе Скандинавии, об облике народных построек, о сюжетах фольклора. Неоромантическое направление в архитектуре дач и многоквартирных жилых домов, связано не только с изучением природы, но - архитектуры крестьянских жилищ, средневековых крепостей и храмов. Украшениями его служат сцены природы и герои фольклорно-мифологических сюжетов.

«Орнамент — почерк эпохи». В нём модерн более всего узнаваем. Орнаментальная стилизация олицетворяла родство с приро­дой, и определенный круг идей и образов, порожденных «философией жизни» и поэтикой символизма. Мотивы северной природы, изображения зверей и птиц.

Доходный дом Т. Н. Путиловой (Большой пр. ПС, 44)
Доходный дом Т. Н. Путиловой (Большой пр. ПС, 44)

Архитектурный облик зданий всегда индивидуален и своеобразен особой пластической разработкой объёмов, нарочито примитивен и архаически тяжеловесен, целостен и массивен, асимметричен, поскольку такова природа и так до нас дошли памятники древности. Дом монументален так, будто стоял всегда, и вечен. Каждый фасад – образ. Он воспроизводит не только обобщённые архитектурные прототипы, но – природные явления: скалы, гроты, населённый животными лес. Покрытые грубой, подобной выветрившемуся песку дюн, штукатуркой стены, вырастают из похожего на скалу, обложенного диким камнем цоколя. Это камень финских скал – розовый и серый изломанный гранит или тусклый сероватый «горшечный» камень с выразительным рельефом. Проёмы ворот, подъездов и окон – пещеры, но их ритмика соответствует внутренней структуре здания. Крыши над домами – как зубцы гор, как пологие вершины холмов, как башни разрушенных временем замков. На башнях обязательно сидят совы. Они вцепились когтями в камень, укрылись в ниши, или распластали крылья над часами – ведь они тоже – символ времени. Ведь Время,– давнее, вечное,– и есть, наряду с Природой,– настоящий герой этой эпохи.

Совершенные технологии обработки природных материалов, возникновение новых конструкций и материалов (железобетона, портланд-цемента) привели к тому, что и здания эпохи модерна оказались самыми прочными, и их художественный декор (например, резьба по граниту) был фактически вечен.

Природа воплощена в камне города, стены подменили деревья. На них изображают не античные аканты, не розы рококо, а папоротники, подснежники, подсолнечники, ветви сосен, силуэты елей,- деревьев наших северных лесов. И из стен на нас смотрят не классические львы, а длинноносые грифы, ежи, волки и даже – белый медведь. Как из лесной чащи выглядывают страшные сказочные чудовища, а под папоротником и мухомором прячется ящерица, извивается уж, между цветов балконной решетки распластывается паук. Скульптура плоская, как тень животного, как отпечаток на песке. Эти отпечатки следов выполняются и на штукатурке, и на граните, обработанном «шубой».

Доходный дом И. Б. Лидваль (Каменноостровский пр. 1-3)
Доходный дом И. Б. Лидваль (Каменноостровский пр. 1-3)

Дом, объёмный, как скала, как замок из песка, с выступами разнообразных башен и эркеров, со срезанными углами, свободно составленными многоугольными разновеликими объёмами. На фоне грубой штукатурки ярким пятном выделяется керамическая вставка или красный черепичный скос. Они видны издалека, и сам дом разворачивается прохожему неожиданными ракурсами, угловыми балконами и нишами, эффектно воспринимается с разных сторон, заметен высокими щипцами, шлемовидными завершениями эркеров и башен, словно постепенно вырастающих из тела здания.

Расположенные иногда на узких, второстепенных улицах, постройки не стали рядовыми, благодаря запоминающемуся силуэту, уникальной отделке фасада, разнообразию фактур облицовки и рисунков декора. Рисунки и размеры оконных проёмов и переплетов изменяется от этажа к этажу, они четко вырезаны из плоскости стены, иногда перерезав карниз или разрезав скульптурный декор. Окна созданы не только для освещения комнат, нет, это – окна В дом, как в лес, в пещеру или в заводь. Раздвинуты ветви, между ветвей показалась птица, вылез леший, из омута выплыла рыбка, скользнула ящерица…

Доходный дом А. Ф. Пеля, вход (Шпалерная ул. 5)
Доходный дом А. Ф. Пеля, вход (Шпалерная ул. 5)

В постройках соединены все виды изобразительных искусств, – скульптура, ковка, керамика, – они не выделяются, они вмещаются в общий облик здания. Лепные барельефы изображают родные пейзажи, и повседневный труд простых крестьян на северной земле, или образы народных эпосов. Поэтому и башня над крышей, несмотря на облицовку, иногда напоминает избу или шлем старинного храма. Балки, как в старину, выведены на фасад и выделены окраской. Им вторят мелкие переплеты окон, не только прямоугольных, но – узких, со срезанными углами или в форме раковины, широких, как витрины, или – крошечных, размером в лицо или ладонь человека.

Самый знаменитый из домов северного модерна построен архитектором Ф. Лидвалем для своей семьи на Каменноостровском проспекте, 2. На фоне песчаной штукатурки вырастают полевые цветы, на большом панно глухой стены – восход солнца над морем. Барельефы над центральным подъездом и у веранды изображают лесную чащу с рысью, зайцем и другим зверьем в хвойном лесу. Не менее знаменит и дом, выстроенный А. Бубырем и Н. Васильевым на Стремянной улице, где из плоскости стены на прохожего смотрят рыбы, птицы, под елями извиваются змеи… Подъезд сторожат большие мудрые птицы, разглядывая прохожих острым взглядом из-под тяжелых век. Плитки голубой керамики имитируют пятна неба между деревьями, в голубое стекло окна вплывает каменная рыбка, другая смотрит на вас круглым, как шар глазом, а решетка балкона изображает ряд ёлочек. Но в подъезде по стенам распластаны стебли полевых цветов, наверху светильник-солнце, и о тепле напоминает большой камин. В окне верхнего этажа – витраж с ёлками, грибами и лесными животными.

Доходный дом А. Ф. Бубыря, деталь фасада (Стремянная ул. 11)
Доходный дом А. Ф. Бубыря, деталь фасада (Стремянная ул. 11)

Архитектор С. Минаш, после завершения строительства Витебского вокзала, где радовал зрителя разнообразием растительных орнаментов и масок, выполнил два дома в разных частях города: на Невском, 72 и на Широкой (ул. Ленина), 33. На граните фасадов видны похожие грифы, филины, листья папоротника, но, украшением дома на Невском проспекте является яркий керамический фриз с цветочным орнаментом и прекрасные лебеди. Подъезд другого дома хранит страшный белый медведь, а на коротких колоннах вырезаны рыбки среди водорослей.

Доходный дом Барсовой Е. К., вход (Кронверский пр. 23)
Доходный дом Барсовой Е. К., вход (Кронверский пр. 23)

Подъезд – самая важная деталь оформления фасада. Часто его фланкируют, охраняют ужасные лесные стражи, ночные птицы: филины, совы, а вход в дом на Шпалерной, 5 (архитектор Г. Цоликофер) – декорируют ушастые летучие мыши. Эти символы преобразовал в 1912 Е.Л. Морозов, выстроив на Кронверском проспекте, 23, дом в сером граните. Отделка этого огромного мрачного здания изображениями лесных чудовищ как бы олицетворяет весь ужас, испытанный человеком в ночной лесной чаще.

Трудно поверить, но за стенами подобных домов скрывались комфортабельные квартиры, с просторными комнатами различной конфигурации, ванными и душами с горячей водой, электричеством, отоплением и телефоном, мусоропроводами и лифтами. Устраивали даже вакуумные камеры центрального пылеотсоса. Ведь новый век требовал соблюдения всех правил гигиены и комфорта. И в этом тоже эталоном служила Скандинавия, которая вскоре отвергла все художественные ухищрения художников, поставив во главу угла рационализм.

Технические и эстетические достижения Северного модерна помогли русским архитекторам, основываясь на национальных традициях создать проекты многих сооружений «неорусского» стиля и неоклассицизма, как символа «золотого века» русской культуры, а затем и естественно войти в период конструктивизма.

Здания эпохи Северного модерна, строились из качественных, долговечных материалов, но через сто лет отсутствия внимания и небрежения на них всё же легла печать времени и разрушений.

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Вторник, 26 декабря 2017 20:57
Елена Игоревна Жерихина

  • Автор книг о Санкт-Петербурге
  • Педагог, историк и краевед, экскурсовод

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.