Дом актёра (Дом Юсуповых на Невском) - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Дом Юсуповых на Невском Дом Юсуповых на Невском kazaki-irbis.ru

Многие петербуржцы знают изящный старинный дворец на Невском, 86, который выделяется своим стройным ионическим портиком среди окружающих разностильных доходных домов. Этот дворец был куплен князьями Юсуповыми лишь через сто лет после первоначальной постройки, и за это время на его оформление наложили отпечаток многие поколения.

Застройка Невского проспекта за Фонтанкой - по тем временам за границей городской черты - началась в середине XVIII века. Тогда и появилась на месте дома № 86 небольшая усадьба прокурора Сената кн. Н.Ю. Трубецкого с деревянным домом и садом, в глубине участка доходившим до границы Итальянских садов. В последней четверти XVIII в. участок принадлежал его сыну, сенатору П.Н. Трубецкому, который выстроил большой по тем временам каменный особняк, ставший ядром существующего здания. В начале XIX в. участок приобрел полковник Ф.Н. Петрово-Соловово, разделивший его и продавший дальнюю часть. В 1822 г. архитектор М.А. Овсянников изменил фасад особняка в формах высокого классицизма, отделав его шестиколонным портиком на рустованном цоколе со статуями на постаментах по углам фронтона, лентой фриза с гирляндами и с женскими масками в замковых камнях. Вскоре он пристроил дворовые флигели.

К этому времени, по-видимому, относится отделка лестницы и приемных комнат по сторонам лестничной площадки. Лестница «тертого» камня, начиняясь от входных дверей, расширяется, образуя широкую площадку и вестибюль первого этажа. Выше ее обрамляют чугунные тонко орнаментированные решетки. Вместе с лестницей они расходятся от средней площадки и соединяются на уровне бельэтажа, образуя округлую площадку, предназначенную для приема гостей. На уровне бельэтажа закругленная стена прорезана тремя итальянскими окнами. Комнаты бельэтажа, примыкающие к парадной лестнице, декорированы тонко прорисованным лепным фризом с хороводами танцующих и музицирующих девушек и амуров.

Спустя 10 лет здание перестраивал архитектор учебных заведений А.Ф. Щедрин для Главного педагогического института, который снимал просторный дом Петрово-Солового в 1829-1832 гг. Затем особняк купил обер-шенк (нем. Oberschenk — «хранитель вин» - прим. ред.) императорского двора, сенатор граф Владислав Ксаверьевич Браницкий (1782—1843). Потомок коронного гетмана, владевшего огромными поместьями на Украине и в царстве Польском, Браницкий обладал колоссальным богатством и по матери, племяннице Г.Г. Потемкина. Для графа В.К. Браницкого в 1835 г. архитектор Г. Фоссати расширил и повысил фасад, пристроив к нему крылья с арками ворот и большими арочными окнами третьего этажа. На фронтоне появился герб графов Браницких. Фасад над окнами третьего этажа согласно моде николаевского ампира украсил рельефный пояс с массивными композициями трофеев, солярным знаком в дубовых и лавровых ветвях, с рогами изобилия.

Изменилась планировка заново отделанных помещений. Отделка того времени сохранилась в большом бальном (ныне – театральном) зале. Здесь когда-то стояли диваны и кресла для пожилых гостей, желавших любоваться танцами молодежи. Входы декорированы арками, над которыми – изображения музыкальных инструментов в обрамлении ветвей и лент и замковые камни с театральными масками. В десюдепортах гротескные орнаменты оживлены фигурками танцующих вакханок и вставших на дыбы крылатых лошадок-Пегасов. По стенам разбросаны крупные композиции из лоз и тирсов. Сохранилась лепнина и в овальной комнате перед залом, с парными кариатидами и фризом, декорированным пальметтами.

Центральная гостиная с великолепным мраморным камином, фланкированным кариатидами, отделана лепными сандриками (декоративная архитектурная деталь в виде небольшого карниза, расположенного над проемом окна или двери на фасадах зданий, реже в интерьерах - прим.ред.).и панно десюдепортов. На них грифоны, гротескно вырастающие из завитков аканта, сторожат корзины цветов. Садовая анфилада традиционно отделана скромнее.

Сын хозяина, офицер лейб-гвардии гусарского полка Ксаверий Браницкий получил блестящее образование, вращался в великосветском обществе, но был и приятелем М.Ю. Лермонтова. Браницкий-младший вспоминал: «В 1839 г. в Петербурге существовало общество молодых людей, которое называли, по числу его членов, кружком шестнадцати. …Каждую ночь, возвращаясь из театра или бала, они собирались то у одного, то у другого. …они рассказывали друг другу о событиях дня, болтали обо всем и все обсуждали с полнейшею непринужденностью и свободою…» В разговоре с И.Ф. Паскевичем имп. Николай I, охарактеризовал Браницкого: «Это молодая Франция, привитая к старой Польше», лишил его в 1849 г. гражданских прав и конфисковал все его земли в России.

После смерти отца, в 1843 г., К.В. Браницкий продал дом купцу Калугину, а тот – греку Дмитрию Егоровичу Бенардаки, владевшему уже небольшим домом на соседнем к западу участке. Отставной поручик, в то время уже был винным откупщиком. К этому периоду относится отделка "Китайской гостиной" – последней комнаты парадной анфилады. На фоне стен выделяются темные с яркими орнаментами рамы обрамлений дверей и каминного зеркала. Плафон гостиной, заключенный в орнаментальную красную раму, напоминает росписи эпохи рококо. Трельяжные беседки, рокайльные рамки, зонтики, фантастические птицы и цветы, являются фоном для фигурок «китайцев и китаянок», занимающихся музицированием, плетением шляп, гуляющих или играющих с детьми и проч. Возможно, «восточная» комната устроена Д.Е. Бенардаки, который вел торговлю хлебом и водкой в Сибири.

Наследники Д.Е. Бенардаки пригласили архитектора А.К. Кольмана выстроить на западе участка четырехэтажные флигели неоштукатуренного кирпича, где квартиры сдавались в наем. В саду особняка устроили оранжерею, беседку-эстраду, а в глубине участка – capaи и конюшни. Они сдавали помещения цокольного этажа магазинам, а парадные помещения первого и бельэтажа с 1869 г. – знаменитому Английскому клубу. Клуб, который в связи с несменяемостью состава (по правилам, состояли в нем постоянно 300 членов) к этому времени утратил свое значение, хотя продолжал считаться самым аристократическим. Музыкальных и танцевальных вечеров здесь не устраивали. Клуб за долгое столетнее существование прославился карточной игрой и кухней. Члены его, любившие отдать должное обильной трапезе, привыкли ранее в демидовском особняке на Мойке летом обедать на садовой террасе, и А.К. Кольман пристроил к лестничному объему со стороны сада террасу-столовую. Кухня клуба устраивала общие обеды по понедельникам, средам, четвергам и субботам, а в другие дни залы особняка нанимали художественные выставки, концерты, Благотворительный Литературный фонд проводил здесь чтения новых произведений. Сами владельцы дома в те годы жили на третьем этаже главного корпуса.

В конце 1870-х особняк приобрела супруга князя Николая Борисовича Юсупова, кнг. Татьяна Александровна, урожденная гр. Рибопьер. Она собиралась подарить дворец в приданое своей младшей дочери, Татьяне Николаевне. Для девушки отделали банкетный зал бельэтажа и парадную спальню с гостиной-будуаром в первом этаже в формах изящного рококо.

Общий декор Банкетного зала, видимо, относится к 1820-м гг. стены поделены пилястрами и полуколоннами композитного ордера светло-голубого стюка (стукко, стюк - искусственный мрамор, - прим.ред.) В арки торцевых стен вписали парные женские фигуры с рогами изобилия, лавровыми ветвями и гербовыми щитами князей Юсуповых. Щит разделен на шесть частей: в верхней левой – всадник, скачущий на коне с поднятой шпагой и со щитом. Справа – татарин держит молоток; ниже – натянутый лук и летящая вверх стрела, в двух полях – изображения львов, и в нижней правой – бегущий серебряный олень. Посредине – небольшой щит с луной, звездами и княжеской шапкой, над ним – в маленьком щитке – шестиконечная звезда. В нижнем этаже отделали жилые покои княгини. Лепной плафон гостиной декорирован рокайлями и цветами с большой розеткой в центре. Спальня, разделенная аркой алькова, представляет редчайший образец интерьера, обильно отделанного тонированной лепниной.

После смерти младшей дочери Юсуповы в этом дворце не жили, а продолжали сдавать его помещения различным клубам и обществам. Дом связан с жизнью и творчеством многих петербургских деятелей искусств: в дворовом корпусе в 1865-73 гг. жил композитор М.А. Балакирев, возглавивший группу "Могучая кучка". К нему заходили Н.А. Римский-Корсаков, Ц.А. Кюи, М.П. Мусоргский, А.П. Бородин, В.В. Стасов, П. И. Чайковский. Затем, в 1880-х годах в доме №84 жил писатель В. М. Гаршин. В парадных залах в 1881-85 гг. проходили выставки Товарищества передвижных выставок. Когда в 1885 г. демонстрировались картины В.Д.Поленова, А.М.Васнецова, И.Н.Крамского, И.И.Шишкина, В. Е. Маковского и полотно И.Е.Репина "Иван Грозный и его сын Иван", выставка вызвала такой наплыв зрителей, что у дворца выставили отряд конной полиции. В 1890-х гг., когда дворец покинул Английский клуб, здесь заседало Шахматное общество, и в 1896 состоялся первый в России международный шахматный турнир с участием Э. Ласкера, В. Стейница и М.И. Чигорина. С конца XIX века парадные залы дворца арендовал клуб богатейших землевладельцев России, "Собрание сельских хозяев". В начале ХХ в. в доме работал кинематограф "Электротеатр" ("Пате"), в 1907 г. – музей восковых фигур.

После революции в зале дворца работал коммерческий театр "Пиковая дама". С 6 октября 1924 г. здесь открылся Центральный дом работников искусств (с 1939 г. им. К.С.Станиславского). В 1930-е годы в помещениях второго и третьего этажей была произведена перепланировка.

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Среда, 27 декабря 2017 19:37
Елена Игоревна Жерихина

  • Автор книг о Санкт-Петербурге
  • Педагог, историк и краевед, экскурсовод

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.