Дворец Юсуповых на Литейном, 42 - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Дворец Юсуповых на Литейном, 42 Дворец Юсуповых на Литейном, 42

Узкий участок на пересечении Литейного проспекта с Симеоновской улицей (Белинского) долго не был застроен, хотя представлялся важным в градостроительном отношении: завершал перспективу Инженерной и Симеоновской улиц. В начале 1850 гг. его приобрела у Озеровых вдова гофмейстера двора княгиня Зинаида Ивановна Юсупова, на имя своего возлюбленного, Луи-Шарля-Оноре де Шово, купив для молодого француза титул графа. Проект особняка заказали Г.Э. Боссе, но завершил проектирование архитектор Л.Л. Бонштедт, руководивший его строительством. Дворец строили более восьми лет, и отделка интерьеров относится к 1858, а устройство домового храма было завершено лишь в 1861 году.

Бонштедт применил для облицовки фасада бременский песчаник, и дом выделялся среди оштукатуренных соседей огромными арочными окнами и естественной мягкой белизной, которой светились гладкие стены, резные декоративные украшения и статуи. Отделку камнем выполнила мастерская Трискорни. В манере эклектики, Бонштедт, на фоне форм итальянского ренессанса использовал приемы архитектуры французского барокко. Дворец имеет всего два этажа на небольшом цоколе, и завершается высокой крышей с тремя мансардными окошками-люкарнами в нарядных наличниках. Ширина фасада позволила вывести всего пять осей высоких арочных итальянских окон. Центр выделен ризалитом, куда вписана арка подъезда: на фоне рустованной стены выделяются тяжеловатые фигуры кариатид, поддерживающих балкон.
Спальня З.Юсуповой
Спальня З. Юсуповой

Крупный фасадный объем дворца скрывал два двора: стены парадного двора были нарядно отделаны колоннами, лепниной, мансардами и балконами; второго, окруженного четырехэтажными служебными флигелями, расположенного за конюшней, – скромно, только барочными наличниками. Сюда въезжали по узкому проезду от Эртелева переулка (ул. Чехова). Трудности устройства повлекли применение новейших технических изобретений: дом отапливался воздухом от печей в подвале, комнаты, зачастую не имевшие окон, были снабжены вытяжной вентиляцией. Помещения освещалась современными газовыми карсельскими лампами, более мощными, чем свечи.

Особняк выстроили с «вызывающей роскошью» эпохи Наполеона III. Вошедшего во дворец гостя сразу поражали пучки разукрашенных гирляндами мраморных колонн вестибюля, плафоны и стены украшенные пышной барочной лепниной. Разнообразную лепную отделку интерьеров особняка выполнил известный мастер Т.П. Дылев. Из нижнего вестибюля налево, через темную проходную семейную столовую отделанную в ренессансе, попадали в личные комнаты хозяев: на фасад выходил изящный салон в стиле Людовика XV, стены и падуги которого покрыты тонкой рокайльной лепниной, плафон украшен большой розеткой. Симметрично ему расположен кабинет, выдержанный в ренессансе с элементами барокко: плафон оформлен переплетением лепных тяг, пространство между которыми покрыто прихотливыми растительных орнаментами. Фриз декорирован завитками акантов, а консоли – гротескными масками. Стены разделены на панно. Рядом – темный парадный кабинет отделан мощным ренессансным плафоном, где в кессоны вписаны венки с розетками, переходил в лепной фриз и панно, заполненные ренессансным растительным орнаментом. Ныне здесь демонстрируются полотна, написанные К.И. Полем, с изображением античных богинь: «Диана», «Вакханка» и т.д.

Неподалеку находилась спальня хозяйки, известная по акварели В. Садовникова: падуги и плафон спальни был заполнен лепными рокайлями с фигурками путти по углам. Стены затянуты бело-голубым шелком в золотых багетных рамах; из такого же шелка выполнены были занавесы и полог над кроватью, обивка мебели. Рядом с постелью хозяйки стоял высокий киот с горящими лампадами. С лестницы и из боковых коридоров попадали в просторный Зимний сад, занимавший всю центральную часть особняка, который освещался стеклянным плафоном. Сюда на уровне парадных этажей выходили окна комнат. В дальнейшем его перестроили в театральный зал с балконом, огражденным чугунной решеткой. Высота комнат, выходивших во двор, была занижена небольшими антресолями, предназначавшимися для помещений личной прислуги.Особняк выстроили с «вызывающей роскошью» эпохи Наполеона III. Вошедшего во дворец гостя сразу поражали пучки разукрашенных гирляндами мраморных колонн вестибюля, плафоны и стены, украшенные пышной барочной лепниной. Разнообразную лепную отделку интерьеров особняка выполнил известный мастер Т.П. Дылев. Из нижнего вестибюля налево, через темную проходную семейную столовую отделанную в ренессансе, попадали в личные комнаты хозяев: на фасад выходил изящный салон в стиле Людовика XV, стены и падуги которого покрыты тонкой рокайльной лепниной.

Танцевальный зал
Танцевальный зал

Отделку великолепной мраморной лестницы, выполнил камнетес Г.А. Балушкин. Гирлянды карниза поддерживают медальоны с монограммами хозяев. Широкая лестница поднимается до первой площадки у Зимнего сада, затем разветвляясь, на уровне второго этажа образует широкие балконы с парапетами из чугунного кружева с золоченой бронзой. На балконы выходили застекленные двери и ложные окна окружающих комнат, разделенные парными пилястрами и увенчанные пышными десюдепортами в гирляндах. Лестницу венчают высокие падуги свода, покрытые обильной лепниной с фигурами и гирляндами на золотистом фоне. Плафон венчает световой фонарь. По сторонам фонаря, два небольших плафона: «Гений Гостеприимства» и «Гений Успеха», написал известный живописец Н.А. Майков, выполнивший многие декоративные работы во дворце.

Прямо с парадной лестницы за огромной застекленной дверью в рокайльной раме – небольшая темная приемная с чудным плафоном: на фоне лепных акантов две пары юношей с вазами. Здесь Т.П. Дылев повторил использованный лепщиком Растрелли Д. Джани мягкий поворот тел и изящество поз. Стены покрыты рокайлями с цветочными гирляндами. Лицевая анфилада выполнена в стилях «Людовиков»: на севере – большой салон – «Розовый зал», в центральном ризалите «Малахитовая гостиная» рококо Людовика XV, далее – танцевальный зал. В светлом танцевальном зале, обильно отделанном лепниной, фигурки в пасторальных сценах десюдепортов напоминают о «веке Марии Антуанетты». Двери, стены, падуги свода покрыты сложными рокайльными орнаментами, на панно изображены фантастические архитектурные виды. Сквозные трельяжные сетки ограждают хоры для музыкантов. Торцевая стена покрыта тремя огромными зеркалами, в которых отражалось многоцветье раззолоченной анфилады. Между ними когда-то развесили бра и корзины с цветами старинного саксонского фарфора.

Центральный салон – реплика салона отеля де Субриз в Париже (1720-е), окрашен зеленовато-золотистым тоном, под цвет двух резных, в золоченой бронзе, малахитовых каминов. Полукупол плафона плотно заполнен золоченой лепниной, которая истончаясь спускается на панно стен: мощные рокайли по углам, буквально «стекают» в золоченые рамы каминных зеркал. Комната была обставлена золоченой мебелью, обитой шелком в крупных розовых цветах, этажерками, наполненными китайскими вазами. В розовом зале притягивает внимание большой камин темного мрамора, его овальное зеркало в бронзовой золоченой раме несут фигуры гениев и амуров.

Центральный салон
Центральный салон

Через альков Розового зала вглубь дома переходят в темную парадную столовую (когда-то освещавшуюся световым фонарем), имитирующую эпоху Генриха II, т.е. начало XVII века. Лепнина тонирована под резное дерево, панно были затянуты шпалерами или увешаны картинами (во дворце были представлены полотна Д. Веласкеса, Г. Рени и др., ныне здесь – копии полотен Дж.Б. Тьеполо-младшего). Большой камин с маскароном и фигурами сатиров раскрашен под майолику и зеленую бронзу. На падуге монохромные медальоны чередуются с цветными панно, а на плафоне пары амуров держат монограммы хозяйки. Далее, окнами в Зимний сад, – «Галерея майолик» – высокая и узкая библиотека, с тяжелыми темными резными шкафами, бюро и креслами, имитирующими, как и весь декор помещения, эпоху ренессанса. Вдоль стены шли полки с расставленными на них майоликовыми вазами, а у окон, – вазами китайского фарфора. Выше были развешаны многочисленные картины в золоченых рамах.

На противоположной стороне располагался Голубой зал Людовика XVI: панно стен, падуги и плафон декорированы трельяжными вставками, а лопатки – тонким золоченым растительным орнаментом. Когда-то зал украшали большие пейзажи Г. Робера. Далее симметрично «Галерее майолик» шла галерея с семейными парадными портретами, также выходившая окнами в Зимний сад.

Домовая церковь
Домовая церковь

В глубине второго двора, на третьем этаже служебного флигеля, по желанию хозяйки оформили домовый храм по проекту А.М. Горностаева. Деревянный ложный купол на арках возвел плотник Лапшин. Стены и купол окрашены светло-зеленым с золотисто-розовыми византийскими орнаментами, колонны поддерживавшие полукупол вызолочены по изумрудно-зеленому тону. Н.А. Майков, Коренев, Васильев расписали купол и паруса – ликами святых и боковые полукупола – евангельскими сценами. Зеленый с золотом резной иконостас был выполнен по рисунку А.М. Горностаева. Справа у клироса поставили храмовый образ Покрова Пресвятой Богородицы, слева – св. мученицы Зинаиды, в отдельном киоте – «Спаситель во гробе» К.П. Брюллова. Храм освятил в 1861 г., причт соседней церкви св. Симеона и Анны, а вскоре здесь состоялось венчание кнг. З.Н. Юсуповой с французским подданным, сотрудником министерства финансов, гр. де Шово. В церкви хранились: древняя икона Иверской Божией матери, гипсовая маска с лица имп. Николая I, семейные образа и хоругви. После отъезда хозяйки за границу убранство храма и самый престол во имя Покрова перенесли в Юсуповский дворец на Мойке.

Графиня З.И. де Шово после разрыва с супругом уехала во Францию и завещала личный особняк правнуку, графу Ф.Ф. Сумарокову-Эльстон. После смерти старшего брата, граф стал князем Юсуповым и наследником семейного дворца на Мойке. Поэтому в 1908 году здание сдали в аренду Театральному клубу при Союзе драматических и музыкальных писателей (с Мейерхольдом и Евреиновым во главе), здесь 6 декабря в «ресторанной обстановке» открылся театр-кабаре, а затем дал первые представления театр «Кривое зеркало» под руководством актрисы З.В. Холмской и театрального критика А.Р. Кугеля. Тогда Зимний сад и перестроили в театральный зал с нео-классическим декором. С 1910-х в особняке размещался «Польский клуб».

Во время Первой мировой войны в залах особняка работал русско-английский госпиталь, устроенный Юсуповыми под попечительством имп. Марии Федоровны. После 1917 года - Польский дом просвещения имени Ю. Ю. Махлевского, с 1934 года - Дом политического просвещения. Ныне во дворце располагаются учебные заведения и общество «Знание».

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Среда, 27 декабря 2017 19:43
Елена Игоревна Жерихина

  • Автор книг о Санкт-Петербурге
  • Педагог, историк и краевед, экскурсовод

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.