Дом Говинга. То, что было — то, что стало - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Выборг, Katarinankatu (современная Крепостная улица) Выборг, Katarinankatu (современная Крепостная улица) photo.gradpetra.net

Среди петербуржцев немало неравнодушных людей. Особенно это важно для экскурсоводов, которые пропуская материал через себя, через свою душу, делятся своим отношением к городу. Ярче всего это получается тогда, когда рассказчик сам является живым свидетелем описываемых событий. Сегодня мы предлагаем Вам статью гида Натальи Дмитриевны Леонтьевой, детство которой прошло в Выборге, в доме Говинга. О сложной обстановке с охраной выборгских памятников на примере дома Говинга и пойдёт речь.

"Часто я тоскую о былом -
Солнечное утро и живой мой дом.
Тихо, еле слышно, липы шелестят -
Лето, Крепостная много лет назад."

Что характеризует благоустроенный город? Что сохраняется в памяти от первого знакомства с новым городом? В чем заключается достоинство города? Одни скажут - люди и чистота; другие - слаженный ритм архитектуры; третьи - садово-парковые ландшафты, четвертые - транспорт. А в общем и целом, все это вместе составляет впечатление. И в каком состоянии «все это вместе», такой и уровень города, таково и впечатление о нем.

Сегодня общее состояние Выборга как города не на высоте. Оно «хромает» и позорит его славное прошлое! А ведь всем известно, что среда воспитывает. Мы гордимся, что Выборг - город воинской славы, но это слава наших отцов! А чем мы славим Выборг мирного времени? Может, пора задуматься, пока не рассыпался совсем?

Думаю, что много людей родившихся здесь и давно проживающих, скажут, что знали город другим - чистым, аккуратным, ухоженным и добротным! И я его помню с самого раннего детства очень уютным, с цветниками на набережной Комсомола и озеленением вдоль бухты, с уютным зеленым сквериком им. Калинина и не менее уютным сквериком у почты. С прекрасным парком, в котором чувствовалась заботливая грамотная рука, с Красной площадью, сияющей чистотой, с ухоженными улицами - все это сегодня забыто!

Да, руки человеческие могут делать величайшие творения, но при них должна быть думающая голова. Сами руки ничего не сделают. Помню, как в начале 90-х, мы с Евгением Евгеньевичем Кеппом, часы проводили в дискуссиях именно в Старом городе, когда приезжали сюда, на Крепостную улицу. Как он возмущался одними руками - разрушителями и, как восхищался другими - мастеровыми! «Что творится?! Знаешь, как здесь всё было? Какие камины, какой декор!» И начинал перечислять архитектурные достоинства дома Говинга (а я ведь в нем жила с 1960 года).

Дом Буттенгофа
Дом Буттенгофа

Еще очень его восхищал дом архитектора Бломквиста с флюгером на башенке, который стоит на горе - на самом бойком и оживленном сегодня месте Крепостной. А ведь это красивейший дом 80-х годов XIX века, принадлежавший некогда крупному торговцу винной и табачной продукцией, Буттенгофу. Евгений Евгеньевич, буквально был влюблен в этот дом, любовался им!

А что же сегодня? Флюгера уже нет. Нагрузка на проезжую часть в этом месте, особо сильная - автотранспорт часто подбрасывает, когда он влетает снизу на гору, но никому нет дела, какова разрушительная сила этой нагрузки, и как она влияет на состояние этого дома! Вспомните Крепостной мост, реконструированный к Олимпиаде 1980 года. Тогда из-за нагрузки, создаваемой на основание моста потоком автотранспорта, начала сползать Райская башня замка. Здесь на Крепостной, на узком средневековом участке улицы, происходит тоже самое.

В прошлом, в Выборге на посту главного архитектора был Аренберг, который ни есть ни пить не мог, увидев, как разрушается Замок в 1893 году, и помчался в Петербург на поклон к Императору. Потом были Ульберг, Нюстрем, Бломквист и другие. Большое влияние и очень веское слово имели меценаты города: Лаллука, Хакман, Говинг, Сергеев и еще много других замечательных граждан Выборга. Они отдавали большие средства на городскую архитектуру - именно на высокий стиль, что придавало Выборгу особый шарм и неповторимость. Они беспокоились о городе как о себе - а это были очень богатые люди!

В Советское время в выборгском филиале "Ленгражданпроекта" работали тоже очень замечательные архитекторы и не равнодушные люди - Фридлянд, Бобков, Фогель, Попова и другие. А потому и деятельность их была направлена во благо города, потому и мы жили в благоустроенном, ухоженном, аккуратном, почти европейском городе. Мы гордились, что живем в таком городе!

А вот Е. Е. Кепп почти в одиночку восстановил утраченное здание церкви Ильи Пророка, и я точно знаю, каких нервов ему это стоило, какого труда и разочарований! Это здание было разрушено еще в войну, но он сделал целью своей жизни - восстановить его во чтобы то ни стало! А до открытия не дожил года. Сегодня храм живет уже самостоятельной жизнью, все ходят в церковь и радуются - и это благодаря ему, Евгению Евгеньевичу Кеппу. Бесконечно жаль, что сегодня уже нет Евгения Евгеньевича, а на фоне этого одного, восстановленного по старым чертежам здания, больше заметна ужасающая разруха целых кварталов в Старом городе! Пока у нас почему-то, лихо получается рушить и без войны… и всё теми же человеческими руками!

Схема уничтожений проста: выселенные здания продают, затем разрушают любыми средствами, дальше почему-то, неожиданный пожар, уничтожающий и разрушающий, и вот, уже здание становится опасным для населения, и его можно сносить, чтобы получить выгодный участок земли!

Дом Говинга, 1980-е годы
Дом Говинга, 1980-е годы

Именно такая судьба постигла дом архитектора Сегерштадта, №11 по улице Крепостная. Он оказался первым разрушенным еще в 1988 году, после отселения жильцов. Сегодня здесь появилась видимость возрождения. Огородили территорию вокруг дома - зона предполагаемого строительства. И кто-то скажет: вот ведь, сдвинулось все к лучшему. Пусть так, но дом простоял в таком состоянии 27 лет, не многовато ли для восстановления? За такие сроки, при отсутствии перекрытий и связующей всю конструкцию крыши, процессы в оставшейся коробке необратимы. Даже, если и добьются внешнего сходства на основе развалин, то при сегодняшнем стремлении вложить меньше, а получить больше - получится, как всегда.

Теперь всё по порядку. В 1900 году выборгское Акционерное Общество «Домус», принадлежавшее семье Говингов, стало подрядчиком строительства этого здания. Участок застройки был облюбован к началу 1901 года, и на нем решено было возвести большое жилое здание с магазином и складом в первых этажах по главному фасаду. В здании располагались своя прачечная, своя кочегарка и своя сауна во дворе на первых этажах. Магазин имел два входа: парадный с улицы, богато декорированный гранитом, и более скромный во двор. Начало строительства приходится на 1903 год, в 1904 его уже достроили. Архитектор этого дома Карл Сегерштадт - швед по национальности, прожил 58 лет. Он умер в Хельсинки в 1931 году.

У архитектора Карла Сегерштадта в Выборге сохранилось несколько проектов, кроме Крепостной 11: Крытый рынок на Рыночной площади (1904 год), дом на улице Сторожевой Башни 14 (1906 год), дом на Крепостной 13 (в 1901-1902 годах Сегерштадт занимался его реконструкцией с изменением этажности, внешней и внутренней планировки). Так же его работа - постамент для памятника Кнутсона.

Слева - Виктор Говинг
Слева - Виктор Говинг

Финансировал проект АО «Домус». А фактически - семья книготорговца Виктора Говинга.

Сам Виктор Говинг родился в Выборге в 1877 году, а умер в 1970 в Хельсинки. Все его предки - выходцы из Голландии, тоже жили в Выборге. Его отец и дед имели единственный книжный магазин в городе, где продавали книги на финском и шведском языках. Продавали так же гравюры, открытки, бумагу разных сортов, цвета и назначения, но не в таком объеме, в каком устроил эту торговлю Виктор, который решил расширить дело. Получив хорошее образование в Европе, Виктор в 25 лет вернулся в Выборг. В 1899 году он женился на Кети Штиль. В 1903 году, в год закладки дома, у них родился сын Эрик. Виктор был крупным книготорговцем не только в Выборге, но и в Гельсингфорсе.

Каковы основные характеристики дома на Крепостной 11 с точки зрения архитектуры? В то время Выборг относился к Выборгской Губернии в составе Великого Княжества Финляндского, и в городе проживало многонациональное население: финны, русские, шведы, немцы, евреи. Представьте только - губернский город в самом начале века. Царская Россия, где Император Николай II - он же Великий Князь Финляндского Княжества. Что означал тогда дом такого масштаба, такого стиля на Крепостной 11? Очень важным и необходимым оказался он в старой части города. Магазин Говинга стал единственным такого рода, самым известным и модным в Выборге. Дом еще издали впечатлял, привлекая внимание своим красивым, величественным видом фасада. Жить в нем было престижно.

Во-первых, его высоту увеличивал естественный подъем улицы, что делало его доминантой среди двух-трехэтажных зданий; а во-вторых, дом строился в стиле модерн - тогда модном в Европе. Этот стиль еще именуют северный модерн. В Бельгии и Германии этот стиль получил название югендстиль, во Франции - ар-нуво. Скандинавский модерн так же разительно отличается от европейского модерна, как романский стиль в Западной Европе от романского стиля в Скандинавии.

Отличительной особенностью этого стиля было применение в отделке натуральных природных материалов: камня, дерева. Использование этих материалов умело сочетали с затейливой вязью металла - чугуна, бронзы, латуни (чугун - в виде решеток балконов, лестничных ограждений, ворот). Кроме обычного стекла использовали витражное, в дополнении к декоративному убранству парадных подъездов. Витражи создавали приятную цветную тень в жаркие дни в подъезде, а в зимние дни радовали красками лета.

Для стиля модерн характерны искривление и округлость линий, многоуровневость декорации и асимметрия - это для экстерьеров. А для интерьеров характерны подвижные растительные узоры по стенам, полу, потолку и лестницам. В основе стиля лежит идея обращения к миру Природы и гармоничное слияние всего созданного Природой с материалами, созданными Прогрессом - Человеком. Разнообразие этому стилю придавали порталы с декоративным убранством и фигурными светильниками затейливой формы с растительными орнаментами, эркеры и окна разной конфигурации, башенки. Функциональность и декоративность - вот главные составляющие этого стиля. Все в высшей степени удобно, уютно, эстетично! В Скандинавских странах, а в особенности в Финляндии, в этот стиль вплетают настоящую песнь северной природе в виде гранитных анималистических и растительных рельефов.

Неповторимость дома на Крепостной в орнаментальности и декоративных деталях. Из природных материалов использовались граниты, береза, сосна, дуб. Кроме отделки цокольной части гранитом, все стены фасада покрыты смесью краски с мелкой гранитной крошкой, что придавало стене этакую пупырчатость - игру света и тени. На лестничных клетках использовались как дерево, так и гранит, метал. Окна, имеющие мелкие детали, украшали витражи. Все окна на главном фасаде имели разный формат, и особо выделялись те из них, которые имели мелкую расстекловку фрамуг. К тому же, они были выделены белым декором, что так же украшало их дополнительно - контрастировало с общим цветовым тоном стен.

Дом строился наподобие замка, с двором-колодцем, с башенками и арочным входом, в виде изогнутой галереи с потолочными нервюрами - стилизация готических элементов, как напоминание о Средневековье в этом уголке города. Этот район Замка стилизовали как напоминание о древнем Выборге, воплощая эти идеи, как в деталях, так и в целом облике зданий.

Внутреннее убранство двора представляло тоже не малый интерес. Под его поверхностью имелась подземная часть с подвалом, проходящим под всем домом, кочегаркой и проходом в подвалы соседних домов, которых сегодня нет. Во дворе, слева от выхода из-под арочной галереи был спуск вдоль стены дома в кочегарку, где рядом со ступенями имелся наклонный пандус с рельсами и вагонеткой для спуска угля и подъема кокса на верх. Фасады во дворе имели фигурную конфигурацию из-за трех выступающих башенок - двух больших и одной маленькой. Комнаты в башенках были полукруглые с одним большим окном и двумя маленькими квадратными, расположенными от него симметрично. Во двор выходили четыре подъезда, а один был расположен прямо в арке и еще один был с улицы справа от магазина.

Интерьер магазина - это особый рассказ. Помещение прямоугольной формы с высоким потолком и четырьмя декорированными сдвоенными колоннами, слева и справа, выполнявшими функцию опор. Потолок подчеркивался широким карнизом с орнаментальной лепниной по всему периметру торгового зала. Особой лепниной выделены были так же места для люстр и настенных бра.

В здании были парадные лестничные клетки с широкими пологими ступенями, дубовыми перилами на чугунных ограждениях и потолочными декоративными элементами, и «черные» - то есть ведущие на чердак, в подвал, в прачечную, на помойку. Все двери в доме были выполнены из дуба и сосны. Функционально в доме было продумано всё-всё для комфорта, уюта, всё для долговечной службы человеку. Вот вам пример трёх важных составляющих: польза, прочность, красота!

Печь в доме Говинга
Печь в доме Говинга

Квартиры имели интересную планировку и были ориентированы на парадный вход с прихожей и туалетом. Далее шла гостиная, кабинет, спальни, детская, затем ванная комната с колонкой и черный ход через кухню. В квартирах были по пять-шесть комнат, а также ванная комната и комната для прислуги при кухне. Толщина стен, перекрытий около 60-70 см создавали превосходную изоляцию, как от шума, так и от внешних природных явлений. В жару в квартире была приятная прохлада.

В комнатах-залах были камины, в небольших комнатах-спальнях - печи. В доме было более 80 печей и каминов, украшенных изразцами разной формы и цветовой гаммы. Кроме того, в кухнях стояли огромные дровяные плиты с вытяжкой, также украшенные изразцами. Фасады печей и каминов не только украшали интерьеры - они великолепно нагревали их, а в верхней части фасадов над каминной полкой были духовые шкафы с дверками из меди с задвижкой. В них можно было ставить согреться любые вещи для просушки, так же кастрюлю с едой или чайник. Все сохраняло тепло до утра. Дверь топки печной и каминной была выполнена из чугуна с узором и знаком фирмы. Потолки высотой до 4-х метров имели лепнину по центру и по периметру, а так же карнизы. Словом, дом был создан для людей по всем правилам дизайна того времени.

В марте 1940 года, когда закончилась Зимняя война с Финляндией, в город хлынуло Советское население - переселенцы из других областей близких к Ленинградской. Рабочие и колхозники, специалисты и инженеры с семьями должны были организовать в Выборге Советский образ жизни. Нужно было куда-то расселять не только людей, а и заводы, фабрики, другие общественные здания, необходимые для полноценной жизни города. К тому же, ещё были военные с семьями. Город надо было разминировать, очищать и восстанавливать разрушенные дома - всё это делалось спешно. Были и целые дома, как и дом Говинга.

Дело в том, что во время бомбардировки в январе 1940 года, одна из бомб разорвалась выше на горе, уничтожив два здания, а другая – ниже, в районе, где сегодня от Рыночной площади идёт улица Красноармейская. Там на углу перед зданием Криминальной полиции стояла гостиница «София» - 2х-этажное с угловым балкончиком. На месте этой гостиницы сегодня скверик перед клубом «Балтика». И то, что при этой бомбардировке уцелел такой большой дом, да ещё возвышающийся над другими - это настоящее чудо! Вдвойне обидно, что его сгубили в мирное время.

В мае 1940 года, через два месяца после окончания войны, в этот сохранившийся дом заселили работников военного госпиталя с семьями. Расквартировывались все под руководством военного коменданта города В. Минаева, который и сам с семьёй из пяти человек заселился на второй этаж в 11-ю квартиру. Разрешено было пользоваться вещами и посудой оставленной в спешке финнами. Не разрешали только брать продукты без проверки - были случаи смертельных отравлений. Но были и плюсы - белья и вещей в квартирах хватало, и бельё всё было очень хорошее, добротное. А посуда вся стояла очень аккуратно на полках в буфетах. В некоторых квартирах в ванной оказалось замоченное белье - это говорит о том, что финское население до последнего момента не верило, что город сдадут. Все квартиры в доме можно было открыть и закрыть одним ключом - у финнов воровства не было.

После начала Великой Отечественной войны из города началась постепенная эвакуация, закончившаяся сдачей города финнам. Так вечером 28 августа ушел последний эшелон с жителями из города. Бомбили наши эшелоны на всем пути до станции Мга, где под откосом уже лежали искорёженные наши два состава. А утром 29 августа в Выборг уже вошла финская армия.

После освобождения Карелии и Выборга, 20 июня 1944 года, Выборг вновь стал советским. В 1945 году вернулись наши военные, а в 1947 году гражданское население. Вернулся и Выборгский военный госпиталь - кто остался жив. Многие работники госпиталя прошли всю войну до Берлина в составе действующей армии. Дом на Крепостной вновь встретил прежних своих жильцов, как старых знакомых. Он вновь был цел и невредим - это ли не удивительно?

Город разминировали, восстанавливали, благоустраивали, не щадя своих сил. А сколько военных погибли в первые месяцы и первый год при разминировании? Какой ценой достигалось благоустройство города?! Каждый уголок, те первые жители города, заботливо и с любовью озеленяли, благоустраивали. Сегодня никакие фильмы не дадут той картины - это понятно только пережившим, поднявшим город из руин, развалин. Только они могут сказать, как без сил ложились спать за полночь, как ели одну картошку, как ликовали, когда сняли карточки, как радовались каждому восстановленному дому! Плохо одетые, плохо обутые, но такие счастливые, потому что созидание и любовь - это жизнь!

Дом Говинга в наши дни
Дом Говинга в наши дни

P.S. Почему по всей Европе, где прокатилась война и было разрушено большинство построек редкостной красоты, восстановили и воссоздали всё. Там и реставраторы ревностно следят, сохраняя детали прошлых мастеров. И всё это окупается сторицей - тысячные толпы восхищенных туристов и финансовые потоки в городскую казну. Там, если какой-то богач покупает памятник старины - дом или замок, то за его деятельностью с этим объектом зорко наблюдают государственные структуры, а продавая, ставят условия о должном содержании и непременной реставрации. Там, покупая памятник архитектуры, не ждут его разрушения с целью завладения ценным участком земли - это не придёт никому в голову.

И что же, Выборг хуже других городов Европы?

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Среда, 27 декабря 2017 20:42

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.