Финский лев. Часть 2 - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Карл Густав Эмиль фон Маннергейм Карл Густав Эмиль фон Маннергейм

Две недели назад мы познакомили вас с первой частью документального повествования Натальи Леонтьевой о, пожалуй, самом известном финне Карле Густаве Маннергейме. Сегодня предлагаем вам вторую часть (окончание рассказа), иллюстрирующую уникальный исторический момент, способный развернуть ход отечественной истории в самых разных направлениях.

Прибыв на север страны в Вааса (Николайштадт), где было ещё сравнительно спокойно, он без раздумий берётся за дело. Собирая добровольцев и бывших офицеров царской армии, а также гражданских сторонников борьбы с большевиками, он очень быстро готовит отряды. Надо спешить, так как до него доходят слухи о захвате власти большевиками в Таллине и о подготовке революции Лениным в Финляндии. В этом городе Маннергейм организует штаб-центр белого движения и, подготовив всё для решительных действий, отдаёт последние распоряжения.

Под его знамена встает всё больше и больше добровольцев. Надо очистить страну от самозваной власти. В руках большевиков и красных финнов многие города на юге: Гельсингфорс, Турку, Тампере, Порвоо, Лапеенранта, Выборг.

Ему докладывают, что в Гельсингфорсе Керенский. Маннергейм посылает к нему офицера с планом спасения императорской семьи и похищения её из Тобольска, но ответа не получает. Керенский труслив и осторожен, он не дал прямого ответа. После такого поступка Керенский как человек перестал существовать для Маннергейма. И напрасно тот потом пытался встретиться с Маннергеймом в Париже и в Лондоне, барон отвергал это самым резким образом. Он не любил трусов и марионеток!

В самый трудный момент для Финляндии Карл возглавляет белое движение и с армией, насчитывающей 70 000 человек, в середине марта с боями освобождает Миккели, куда немедля переносит штаб белого движения Финляндии. Вначале Маннергейм продвигается со своей армией к Турку, освобождая его от большевиков полностью. Немецкая дивизия при поддержке отрядов щюцкора освобождает Гельсингфорс. Дальше Маннергейм подавляет сопротивление в Тампере, а затем спешно, не давая красным возможности собрать силы для ответного удара, врывается в города и поселения, занятые большевистскими Советами. Так начинается подавление и полное искоренение красных в Финляндии.

Взятых в плен красных ведут в Выборг, 1918 год
Взятых в плен красных ведут в Выборг, 1918 год

На смену красному террору в 1917 году приходит белый. Во главе белого движения, куда примкнули и русские офицеры, бежавшие из революционного Петрограда, генерал Маннергейм спешно освобождает Выборг, в котором скопились основные силы Советов. Предчувствуя опасность, в ночь с 26 на 27 апреля революционное правительство отплывает в Петроград, оставив распоряжение своим войскам биться до последнего. Ворвавшись в Выборг, 29 апреля белая армия разбивает красные отряды и начинает чистку населения. Повальные расстрелы всех кто был связан или помогал большевикам, всех кто не говорил по фински. А это поляки, евреи и русские.

Армия во главе с Маннергеймом входит в город, когда там уже идут массовые расстрелы в Анненских укреплениях, на горе Паппула и на Батарейной горе. В замке он сразу же размещает штаб и, оставив одного из своих офицеров штаба в Миккели военным комендантом города, вручает ему приказ об упорядочении расстрелов. Только после проверок приводить в исполнение приговоры, составлять полные списки с указанием всех метрических данных с последующим захоронением.

Пройдя Выборг, его армия победоносно движется по Карельскому перешейку, перерезая дорогу красным из Петрограда в районе Сестрорецка. Маннергейм приказывает взорвать мост через реку Сестру и, оставив дивизию на охране границ, освобождает весь Курортный район перешейка, не давая красным опомниться. В это время немецкая дивизия шведского генерала фон Розена проводит освобождение северной части Карелии и Гельсингфорса. Все большевистские отряды, попавшие в окружение, арестованы и препровождены в Гельсингфорс. Тут их скопилось более тридцати тысяч.

Сидя в своём кабинете на вилле в Ханко, Маннергейм вновь вспоминает самые интересные моменты в своей жизни. «Помнится, что 1918 году я со своим денщиком Карпачёвым отправился в Стокгольм». Он открыл тетрадь, в которой делал тогда записи обстановки в России и в Финляндии: «Это было 31 мая в пятницу. Остановился я в Гранд Отеле Стокгольма. А 6 июня в день именин, которые почти совпали с днём рождения, мне позвонили из королевского дворца и передали приглашение от короля. Тогда в торжественной обстановке, закончившейся роскошным ужином, король вручил мне рыцарский орден меча. Обстановка была незабываемой!»

На другой день он встречался с некоторыми послами европейских государств и высказывал свои опасения относительно связей с Германией, политические процессы в которой вызывали опасение. К тому же у него на Родине в парламенте в большинстве были финские монархисты, которые стремились посадить во главе государства принца Гессенского - шурина Кайзера Вильгельма и создать финскую армию по образу немецкой, поставив во главе её немецких руководителей. Тогда в парламенте Маннергейм не получил поддержки ни от кого. Ему предложили слушаться немецких генералов. Он покидает парламент в гордом одиночестве.

Оскорблённый таким отношением, он подает в отставку, которую принимают, и он уезжает. Но немецкий принц отказался от этого престола. Немецкие войска покидают Финляндию. Все продуктовые поставки прекращаются - наступает голод. Управлять страной временно ставят регента Свинхувуда, но порядка всё равно нет.

Вот тогда опять вспоминают о генерале Маннергейме, не запятнавшем свое имя связями с Германией. С ним в Стокгольме встречается заместитель министра иностранных дел Финляндии Энкель. Он предложил Маннергейму стать официальным представителем своего государства в Англии для признания ею независимости Финляндии. Так же точно и во Франции, для восстановления дипломатических отношений. Кроме того, на Маннергейма возложили ответственность восстановления поставок зерна из США, потому что эти поставки были уже проплачены. Он дал согласие исполнять эти обязанности, но только как частное лицо.

Александр Фёдорович Трепов
Александр Фёдорович Трепов

Вернувшись в Финляндию с заместителем министра иностранных дел, Маннергейм встречается с Александром Федоровичем Треповым (бывшим председателем совета министров России), который в Финляндии создал особый совет по делам русских в эмиграции. Трепов считал, что Маннергейм единственный человек, который может возглавить русскую повстанческую армию и взять Петроград. Но состоять эта армия должна только из русских. Маннергейм, выслушав его внимательно, тактично заметил, что в русской армии достаточно своих генералов. После чего уехал в Лондон выполнять данное Энкелю обещание.

В своих делах, гражданских или военных, Маннергейм всегда руководствовался молниеносным решением, лишённым всяких предрассудков. В Англии он буквально потребовал возвращения поставок зерна и продуктов, а затем… предложил взять Петроград. О Петрограде ответа он положительного не получил, о поставках обещали подумать на определенных условиях.

17 ноября он получает телеграмму из правительственных кругов Финляндии с предложением занять пост регента государства. Англия поставила перед ним условие, что признает независимость Финляндии, но только когда это сделает Франция, и Маннергейм вылетел в Париж. Генерал русской армии Деникин, воюющий на юге России, просил Маннергейма не брать Петрограда без русских - это будет унизительно для русской армии. Маннергейм потом вспоминал: «Шанс был упущен. И в результате этих споров - кому брать Петроград, Юденич остался под Петроградом один и был разбит».

Николай Николаевич Юденич
Николай Николаевич Юденич

После разгрома армии Николай Николаевич Юденич 6 января 1919 года был тайно перевезен в Тирейоки, а оттуда в Выборг, где его поселили на Екатерининской улице. И уже 19 января 1919 года он принял участие в съезде русских эмигрантов в Выборге. Он тут же предложил создать «Русский Комитет», с которым потом в Финляндии пытался набрать армию, но это продвигалось трудно. В правительственных кругах Финляндии боялись воссоздания Русской Империи и считали, что большевистская Россия им менее опасна. Юденич даже встретился с Маннергеймом в Гельсингфорсе, для разговора о Петрограде и был весьма уязвлен тем положением, которое Маннергейм занимал, его кабинетом и прочими условиями, хотя виду не подал.

После всех хлопот о признании Европой независимости Финляндии и о возобновлении поставок продуктов, Маннергейм прибыл в Турку 22 декабря 1918 года как победитель всех дипломатических расхождений с Европой. Ему удалось восстановить все дипломатические отношения, к тому же, он договорился с США о поставках продовольствия в Финляндию сверх договора. Когда он прибыл в Турку, его как национального героя встречала огромная ликующая толпа. На должность регента его благословил архиепископ города. Такая же толпа встречала его на вокзале в Хельсинки. Здесь же были все представители правящих кругов страны, и он тогда сказал: «Прямо завтра и начнем оживлять щюцкор. Без этой силы, армия наша не справится».

Очистив от красных к 1919 году всю территорию Финляндии, он собирается идти на Петроград, чтобы отбить его у большевиков. Еще в середине 1918 он составил план по освобождению императорской семьи и финансирует эту операцию из собственного фонда, но это уже июль 1918 года. Он хочет использовать поддержку армии Деникина, воюющую в южной части России, чтобы полностью блокировать красные силы за Уралом. Пока они готовят эту операцию, приходит известие о казни всей императорской семьи. Они опоздали всего на два дня. Гражданская война уже в полном разгаре.

В этой непримиримой борьбе двух политических сил премьер-министр Финляндии Пэр Свинхувуд в Петрограде неожиданно получает из рук Ленина документ о независимости Финляндии. Увидев реальную опасность для Петрограда, исходящую из успешного продвижения белых финнов и русской белой армии под командованием Юденича, Ленин понимает, что не удастся устоять перед таким натиском. И хотя лозунги и призывы «Все на Юденича!» собирают небольшие красные отряды, но уверенности в победе у вождя пролетариата нет. Поэтому этим документом, возвращая Финляндии полную свободу и прежние границы под Сестрорецком, он приостанавливает натиск белых, но в уме держит свои силы на территории Финляндии, предполагая рано или поздно забрать всю власть путем революции. Точно рассчитав противостояние политических кругов внутри Финляндии, он делает ставку на националистические организации, предполагая в будущем изнутри провести в Финляндии свою революцию и поставить там большевистское правительство.

В Финляндии на тот момент действительно многие политики были против разгрома большевистского государства, предполагая, что слабая и разрушенная Россия в качестве соседа, более выгодна Европе и Финляндии, чем вновь сильная. Маннергейм понимает всю близорукость такого решения политиков, находящихся у власти в Финляндии и ряде Европейских стран, но он в меньшинстве. По всей Финляндии идет гражданская война. Таким образом, тайный план, составленный Маннергеймом совместно с Юденичем по разгрому революционного Петрограда, не находит поддержки. Кроме того, Маннергейм выдвигает требование Колчаку и Деникину о признании независимости Финляндии. Только после подписания этого документа он готов возглавить поход на Петроград. Но те наотрез отказываются, воспринимая Финляндию по-старому, как придаток России. Маннергейм не может без этого начать военные действия.

После казни императорской семьи и всех великих князей под Алапаевском, Маннергейм возненавидел большевиков и всю их деятельность ещё сильнее. Территория, отвоёванная у большевиков, как в центре Финляндии так и за Выборгом, представляет из себя страшные разбитые и голодные места. Много сирот, раненных, инвалидов. Время голодное. Вводятся продуктовые карточки для населения. Начинается восстановление поселков и небольших городов.

Парад Победы в Хельсинки, 16 мая 1918 года
Парад Победы в Хельсинки, 16 мая 1918 года

На период с 1918 по 1919 год он становится регентом Финляндии. Вся страна с восторгом ему рукоплещет, называя национальным героем-освободителем. Им восхищаются, о нём говорят все газеты, его путь в Гельсингфорсе посыпают цветами, но он лишь сдержанно улыбается: «Хвалу и клевету приемли равнодушно». Улицы столицы заполнены народом. Всюду музыка, оркестры и парад войск победителей начинается. Все окна, все тротуары усыпаны цветами. И посреди этого бушующего моря радости и ликования на белом коне он - Карл Густав Маннергейм. Человек с твердой волей и холодным мышлением. Он как истинный патриот своей страны без всяких предрассудков до конца стоял на защите её благополучия.

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Среда, 27 декабря 2017 21:02

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.