«Легкий экстрим» без форс-мажора - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Сергей Пинчук в окрестностях Кузнечного на Карельском перешейке Сергей Пинчук в окрестностях Кузнечного на Карельском перешейке

Краевед Сергей Пинчук, представитель Русского географического общества, известен тем, что в буквальном смысле обошел пешком практически всю Ленинградскую область. Знает каждый ее уголок, знаком практически со всеми местными знатоками истории родного края. А также занимается ещё и краеведческим просвещением молодого поколения.

— Сергей, мы знакомы с Вами уже лет пятнадцать. Помню, что в середине 2000-х годов Вы активно выступали с докладами об итогах своих путешествий в штаб-квартире Русского географического общества. А теперь?

— Тогда я участвовал в работе секции научного туризма РГО. Впоследствии, в 2011 году, произошла масштабная реорганизация общества, комиссию закрыли, поэтому нет и докладов. Сейчас там доминируют совершенно другие веяния и темы, несколько иная политика просветительской деятельности, нацеленная на большие геополитические проекты. Я в нее, честно говоря, не очень вписался. И в результате создал свой собственный «проект» — некоммерческую молодежную походно-исследовательскую группу. Назвал ее «СерПина-Travel» («СерПина» – от первых трёх букв моего имени и фамилии, travel — путешествие). Группа зарегистрирована в социальных сетях. В основном, в нее входят старшеклассники и студенты, в том числе и иногородние.

Группа нацелена на то, чтобы ребята (если у них, конечно, есть к этому тяготение) могли бы познать Ленинградскую область и пригороды Петербурга. Те, кого интересует историко-культурное и природное наследие нашего края, кто мобилен по жизни, кому тесно в четырех стенах, кто не только часами просиживает у компьютера, но и кому любопытно посмотреть что-то необычное – с точки зрения и природы, и достопримечательностей, нередко даже брошенных техногенных объектов, которые на молодежном сленге называются «заброшки».

Советский артиллерийский ДОТ-полукапонир в Меднозаводском БРО КаУРа(Батальонном районе обороны Карельского укреплённого района)

Советский артиллерийский ДОТ-полукапонир в Меднозаводском БРО КаУРа (Батальонном районе обороны Карельского укреплённого района), окрестности пос. Медный Завод, Всеволожский район (фото Пидемского А.В.)

Что я имею в виду? Например, бесхозные постройки советских воинских частей, которых много на территории нашего региона. Всякого рода ангары, сараи, подсобные помещения, недостроенные объекты, бездействующие котельные… Как ни странно, но молодежи полазить по таким местам очень интересно. Настоящий «легкий экстрим», не представляющий никакой опасности при соблюдении определённых «правил игры».

Мы любим путешествовать и по историческим военным сооружениям — укреплениям линии Маннергейма, дотам Карельского укрепрайона, старым прибрежным и островным фортам Финского залива (зимой, когда до них можно добраться по льду). Ползаем в пещеры, бродим по живописным природным местам — скальным массивам, труднопроходимым речным берегам, геологическим каньонам, глухим лесам... Также посещаем руины бывших дворянских усадеб…

Суур-Мерийоки

У развалин старинной финской усадьбы «Суур-Мерийоки» близ пос. Харитоново, Выборгский район (фото Колосова В.Г.)

Я всегда в обязательном порядке заранее провожу инструктаж по технике безопасности. Что можно делать в тех же пещерах, например, Саблинских, а что категорически запрещено. Поэтому никаких чрезвычайных ситуаций и форс-мажоров у нас, к счастью, не происходит.

— Вы выступаете в этой группе в одном лице: и руководителем, и воспитателем, и экскурсоводом, и инструктором?

— Да, именно так! И самое главное – разработчиком каждого маршрута. Можно сказать даже совершенно смело – «композитором» походных перемещений в конкретных местностях. Потому что подготовить хороший маршрут, в котором бы не повторялась трасса, не было лишних заходов, непонятных блужданий – это, я считаю, как создание хорошей музыки. А вот составлением фотоотчетов, альбомов на странице группы вконтакте занимаются уже другие участники нашей группы.

Раньше, пятнадцать-двадцать лет назад, я ходил один, в 2000-е годы у меня была уже небольшая команда единомышленников: Илья Агапов, специалист по подземным сооружениям и сакральным объектам, и Николай Воробьев — замечательный фотограф, толковый помощник при проведении информационных собеседований с местным населением, умелый организатор походного быта…

Группе «СерПина-Travel» шесть лет, хотя и до этого, конечно, были коллективные выезды по области.

— Можно ли сказать, что за шесть лет сложился костяк группы?

— Да, таких активистов, авангарда группы у нас человек десять. Как все началось шесть лет назад? К тому времени я занимался Ленинградской областью уже более двадцати лет и, как любому человеку, который преуспел в каком-то своем деле, мне хотелось передать свои навыки и знания окружающим. И стало ясно, что уже не стоит ходить достаточно часто в одиночку, а показать молодому поколению всё то прекрасное, сокровенное, позитивное, что когда-то открылось мне.

Конечно, тут есть и моя заслуга как организатора-руководителя этой «движухи», но и ребята подобрались изначально культурные и интеллигентные, которые себя сами ведут по жизни. Говоря по-молодежному – не «отвязные» (под «отвязностью» я подразумеваю распущенность, неорганизованность, несобранность). Да я и сам внимательно присматривался к нашим новым «адептам», проверяя их креативные и деловые качества при проведении конкретных походов.

За прошедшие шесть лет вокруг меня сложился коллектив примерно из полсотни человек, всецело увлечённых нашим познавательным развивающим процессом. На каждый очередной поход набираются от трех до двадцати участников. Как ни крути, а такой количественный разброс «имеет место быть», ибо не угадаешь, у кого именно в конкретный день загородного выезда есть какие-то свои неотложные дела и проблемы, например, семейные, учебные, медицинские... Походы проводятся по выходным дням (а летом и на буднях, когда многие на каникулах).

Я вожу ребят практически весь световой день. Средняя протяжённость маршрутов у нас составляет 10-15 километров, а по максимуму — до двадцати... Мы, следуя по проложенной походной трассе, осматриваем последовательно все достопримечательности в окрестностях тех или иных населенных пунктов или на какой-либо локальной необжитой площади. Если едем, например, на форт «Красная горка», то будем смотреть там все возможные фортификационные сооружения – от малых до великих.

форт Красная Горка

Бронепоезда, форт «Красная Горка» близ пос. Лебяжье, Ломоносовский район (фото Рудика С.С.)

Если отправляемся, например, в Ропшу, то смотрим там также всё, что можно увидеть, включая и интереснейший школьный краеведческий музей.

С конца мая и по конец сентября мы постоянно практикуем походы на два-три дня, с ночёвкой в палатке и с обязательным костром. Пионерское время ушло в прошлое, но костер остался по-прежнему очень привлекательным «походным фундаментом»... Но, однако, не везде и не всегда уместно ставить палаточный лагерь, поэтому нередко я договариваюсь о ночевках в сельских поселениях с руководством каких-либо казенных учреждений, например, школ, домов культуры. То есть таких мест, где можно было бы нашим ребятам расположиться на ночлег в своих спальных мешках, причём бесплатно.

Все это — мои некоммерческие предложения, задумки. Я с этих походов ничего не получаю в финансовом эквиваленте. Работаю за идею, как истинный подвижник, энтузиаст, волонтёр... Просто через практические наработки и многолетний опыт деятельности группы «СерПина-Travel» я создаю, обкатываю, шлифую маршруты, которыми буду плотно заниматься уже в 2018 году в рамках моего коммерческого проекта «Ленинградские шаги».

— Понятно, что в качестве маршрутов Вы выбираете неизбитые, малоизвестные места. Условно говоря, на фонтаны Петергофа и в парки Царского Села не повезете ребят?

— Вы правы, такие хрестоматийно известные маршруты мне не очень интересны. Если у меня что-то и будет в этом направлении, так это, например, экскурсия по Пушкину для иногородних студентов, которые недавно приехали учиться и жить в Петербурге. И то я не буду затрагивать парки и Екатерининский дворец – это они могут посмотреть и сами. Мы пройдем с чувством, с толком, с расстановкой по тихим улицам исторического центра Пушкина, посмотрим старые здания, памятники, небольшие музеи, которые там есть.
А так, конечно, мое амплуа – это, в основном, всё же «неизбитые места». Если я что-то где-то и заимствую частично у других конкурирующих групп вконтакте, таких, как «Наши походы», «Привалов.нет», «Петербург для культуры», то все равно делаю собственные авторские маршруты. Я могу взять что-то как наводку, уточнение, зацепку, а маршрут сделать полностью свой, без плагиата и копирующих заимствований. По области у меня разработано не менее пятидесяти авторских маршрутов. Еще не менее десяти – в ближайших планах.

Чтобы сделать маршрут, словно «в стиле красивой музыки», надо хорошо поработать практически в конкретной местности, где планируется проведение будущего походного выезда, побывав в необходимых её точках даже не один раз, а два или три... Маршрут надо увидеть не только по карте, а буквально смотря впереди себя! Как это сделать, чтобы было интересно, чтобы уложиться во времени, когда у тебя большая группа, чтобы было место для привала... Посмотреть на все ожидаемое или внезапное, эмоциональное или впечатляющее глазами тех людей, которых я поведу.

— В какие места Ленинградской области ещё не ступала нога туриста? Какие у нас самые «таежные», заповедные, до сих пор еще малоизвестные края?

— В нашем регионе, на самом деле, есть еще немало мест, которые пока ещё краеведчески не раскручены, почти не изучены специалистами по внутреннему туризму и его устойчивому развитию. Есть уголки, где реально ступают ноги только охотников, рыболовов и учёных (биоэкологов, этнографов, военных историков), но не краеведов и любознательных туристов. Наименее изучен в краеведческом плане какими бы то ни было исследователями Киришский район. О нем до сих пор издано очень мало надлежащей тематической литературы, кроме около десятка книг непосредственно про сами Кириши.

Между тем в этом районе — огромные болотные угодья, таинственные тропинки к дальним озерам, живописно расположенные по берегам равнинных рек старые деревни... В этом районе имеется «куст» далёких деревушек с общим собирательным названием «Захожье», где на стыке XIX-XX веков было распространено искусное кружевоплетение, сроднее вологодскому. Там можно было бы сделать хороший туристический кластер хотя бы районного масштаба. Это глухие места, тупиковые в автодорожном плане, но они достойны внимания тех краеведов, в чьих исследованиях преобладает этнографический и природный уклон.

В транспортном отношении некоторые точки земли Киришской доступны на колесном транспорте только до какой-то конкретной «позиции». Оттуда надо уже идти буквально «партизанскими» тропами через небезопасные болота и буреломы до популярных у местных рыболовов потаённых озёр...

На западе Киришского района в почти непроходимых заболоченных дебрях присутствуют многочисленные следы Великой Отечественной войны, ее зримые отголоски в виде фрагментов вооружения, деталей транспортных средств и предметов солдатского быта... Урочища Липовик и Дубовик, станция Жарок – очень глухие места на границе Тосненского и Киришского районов. Там постоянно проходят всероссийские поисковые Вахты памяти.

Что же касается первозданной природной красоты, то её «кладезь» – весь восток Ленинградской области, ограниченный двумя железными дорогами – на Вологду и Петрозаводск. Они расходятся от Волховстроя — получается такой своеобразный «раструб». Места там не только красивейшие в природных «проекциях», но и этнографически содержательные и значимые.

На этом огромном пространстве сохранились патриархальные деревни, где люди тщательно берегут народные традиции, радеют за сохранение культуры малочисленного коренного прибалтийско-финского народа — вепсов. Например, на севере Тихвинского района очень привлекательны межозёрные Корбеничи — места компактного расселения средних вепсов. Малолюдные умиротворённые деревни на дальнем востоке области – Ольеши, Коробище, Косой Ухаб, стоящие на разных берегах быстрой реки Колпи, которая относится уже к волжскому бассейну, неся свои воды через вологодскую Суду в Рыбинское водохранилище.

— В этих краях можно еще услышать вепсский язык?

— Его можно услышать у вепсов Приоятья на юге Подпорожского района. Там язык не потерян, его помнят представители старшего поколения и пытаются факультативно изучать в средней школе-интернате приоятского села Винницы — «этнической столицы» вепсского народа. Сейчас, благодаря ученым из Петрозаводска, нашим петербургским лингвистам и работе отдельных структурных подразделений при правительстве Ленинградской области, язык постепенно возрождается. Проводится ежегодный фольклорный праздник «Древо жизни» и, как было в старину, местные праздники в некоторых деревнях.

Освящение вод Сорвозера

Освящение местно чтимой иконой Казанской Божьей Матери хрустально прозрачных вод Сорвозера на южновепсском народном празднике «Сырный день» в д. Сидорово, Бокситогорский район (фото Пидемского А.В.)

Вообще, восток области – мой исследовательский конек, мои наиболее любимые места. Но восточными лесными пространствами предпочтительнее заниматься только в летне-осеннее время, зимой там делать, на мой взгляд, в походно-туристическом понимании особо нечего. Снега по пояс, ничего не видно из-за сумрака предельно короткого дня, почти повсюду не проехать и не пройти. Это для моей группы никак не подходит. А в остальное время года, с мая по октябрь – путешествуйте, пожалуйста, как говорится, на любой вкус и цвет.

В наших «вепсских разработках» мы практикуем различные маршруты: где только пешком, где с автомобильным перемещением, но обязательно в каждом из них присутствует значительная пешая часть. Маршруты пролегают по сложным лесным тропинкам, обводнённым заброшенным дорогам, через болотные гати. По пути мы любуемся чистейшими лесными озерами, красивейшими таёжными пейзажами, старыми деревнями без «новорусского налёта», православными святынями, «заветными», особо почитаемыми местами...

д. Ярославичи, Подпорожский район

Панорамный вид на д. Ярославичи, на правый берег р. Оять из левобережной д. Лашково (Вепсовская возвышенность), Подпорожский район (фото Колосова В.Г.)

В некоторые уголки востока Ленинградской области можно добраться на рейсовом транспорте, а в некоторые – только на машине, да и то — с умелым бывалым водителем. Самые глухие края там – это север Бокситогорского района, Радогощинское сельское поселение. Что там интересного можно увидеть? Южно-вепсские деревни, сохранившие свой старый довоенный патриархальный уклад. Даже если там и встречаются новые дома, то они бревенчатые, настолько органично вписанные в свободно-планировочную деревенскую «композицию», что буквально незаметны.

У людей в домах сохранились старинные предметы быта, приспособления для сельскохозяйственных работ, различные самодельные инструменты... По берегам рек и озёр даже кое-где можно встретить и долбленые лодки-одиночки, и некие «катамараны» – выдолбленные из двух древесных стволов двухкорпусные колоды, на которых вепсские рыбаки в прежние времена выходили на рыбную ловлю. Косые изгороди по периметру деревень, надёжные ограждения стогов сена, традиционные вепсские избы, удобные в использовании берестяные изделия… Все это я сам лично видел, поэтому могу утверждать, что среди этих предметов материальной культуры имеются и истинные раритеты.

Рейсового автобусного сообщения с Радогощинским сельским поселением уже лет семь как нет. Добраться можно только на собственном автомобиле или на «попутке», да и то с большими трудностями, ибо дорога крайне плохая, разбитая лесовозами. Это самый глухой край вообще на всей территории Ленобласти, расположенный на границе с Вологодчиной, и почти все его деревни находятся по берегам двух главных уже «волжских» рек — Лиди и Колпи.

В Подпорожском районе места гораздо более доступные в транспортном отношении в сравнении с теми, о которых я говорил выше. Здесь и больше населения остается на зиму. Да и сами Винницы — село совсем немалое, тянется по обоим берегам Ояти на четыре километра. В нём сейчас строится новый современный центр вепсской культуры. Проводится, как я уже упомянул, заряжающий жизнелюбием народный праздник «Древо жизни» и несколько конкурсов, которые проходят в доме культуры, например, на знание вепсского языка школьниками.

Кстати, что можно сказать о небезызвестном своими былыми «социальными контрастами» городе Пикалево, который редко ассоциируют с туризмом? А ведь он стопроцентно годится для него, хотя бы как «стартовая площадка»: оттуда можно добраться к тем же южным вепсам – на северо-восток Бокситогорского района, и к тихвинским карелам, потомки которых еще живут в деревнях Климовского сельского поселения, что лежит на стыке трех областей – Ленинградской, Новгородской и Вологодской. Там очень неплохо до сих пор помнят карельский язык. Я лично общался в течение пребывания в тех краях с его носителями.

Было бы необходимое финансирование и чёткие концепции повышения этнического самосознания этого малочисленного народа — может быть, тогда и бренд «тихвинские карелы» у нас бы заиграл не в меньшей степени, чем ингерманландские, ижорские и вепсские проекты. Пока только проходит в конце июля один-единственный праздник «Родники земли Климовской» за счет поддержки Комитета по местному самоуправлению, межнациональным и межконфессиональным отношениям правительства Ленинградской области. И при поддержке Бокситогорского учебно-методического центра, который курирует не только библиотеки в сельских поселениях, но и занимается организацией и проведением таких народных праздников. И очень редко теперь в местах проживания тихвинских карелов бывают ученые-этнографы и журналисты.

Подходит восток области и для военно-исторического туризма. По берегам Свири сохранились финские мощные бетонные укрепления времен Второй мировой войны, перекрывавшие с суши полуострова этой реки. Некоторые доты, правда, попали в зону затопления при строительстве Верхне-Свирской ГЭС. Но все равно большая часть сохранилась, в них можно зайти с фонарем, посмотреть, как там были устроены казематы, пулемётные «гнёзда», противовзрывная защита... 

Недавно я побывал с другом-фотографом на левом берегу Свири, в Ровском. Там, неподалёку от частной базы отдыха, уцелела целая «линейка» этих дотов, стоящих около старой дороги, выводящей к Ивинскому разливу, на горушках в глухой чащобе. Ближайшие к ним деревни – Плотично и Пидьма, на разных берегах Свири. Места таежные, сырые, безлюдные, только на лодке можно добраться до некоторых из них.

— Наша область соприкасается с двумя странами – Эстонией и Финляндией. Соответственно, существуют пограничные зоны…

— Сейчас закрыта для посещения только пятикилометровая полоса непосредственно около границы. Пока только Ивангород, Светогорск и Загривское сельское поселение Сланцевского района целиком входят в пограничную зону. Сосновый Бор — город, открытый для российских граждан, туда не пропускают только иностранцев. Не доступны для свободного посещения и острова Финского залива, так называемые «внешние» — Гогланд, Сескар, Мощный и ряд других, совсем маленьких. Попасть туда можно, только оформив специальное разрешение через Пограничное управление ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

— Что Вы скажете о «глухих местах» на Карельском перешейке?

— По большому счету, там таких мест осталось сейчас крайне мало. Был «заповедный» уголок между Лосево и Каменногорском, где почти нет населенных пунктов, одни леса и болота. Лесозаготовки, правда, велись и ведутся активно и сейчас. Но не так давно там проложили новую железнодорожную электрифицированную двухпутную магистраль протяженностью более 60 километров.

Дорога идет от Лосево в Каменногорск, около населенных пунктов Приозерского района Ромашки и Дружное, затем переходит в Выборгский район и проходит недалеко от поселков Озёрское и Боровинка. Стратегическая ее цель – сделать так, чтобы грузовые составы шли из Петербурга, не соприкасаясь с выборгским направлением, где ходят скоростные поезда «Аллегро», то есть через Каменногорск, огибая Выборг, на нефтяные терминалы порта Высоцк. Возможно, в обозримом будущем по этой дороге «полетят» и популярные ныне «Ласточки» из Петербурга в Каменногорск.

Дорога оживила глухие места. С одной стороны, хорошо — прогресс! А с другой — нанесен немалый ущерб природе. От путей по двести метров в каждую сторону — песчано-земляная перепаханная бульдозерами замусоренная «пустыня»…

— А какие «интересности» содержит юго-запад Ленинградской области?

— По Сланцевскому району на автомобиле или велосипеде можно путешествовать практически без проблем. Дороги приемлемые, но там почти нет туристической инфраструктуры. На настоящий момент имеется много возрождённых из небытия храмов, необычные дореволюционные кирпичные дома зажиточных крестьян, начал довольно приличными темпами развиваться сельский и экологический туризм на базе частных фермерских хозяйств...

Сланцевский район

На склоне одного из сланцевских терриконников на окраине г. Сланцы (фото Пинчука С.В.)

Что касается Кургальского полуострова в Кингисеппском районе, то там остро стоит проблема: все меньше окружающей природы, все больше окружающей среды. Ввиду того, что там собираются прокладывать нефтепровод под развитие мощностей порта Усть-Луга, эту местность хотят чуть ли не исключить из списка особо охраняемых природных территорий... Сейчас полуостров, после того, как там сняли пограничную зону, интенсивно обживается. Некоторые деревни стали чисто коттеджными поселками. Даже в самом Курголово и в других деревнях полуострова настоящего старого дома сразу и не увидишь, не отыщешь...

На Сойкинском полуострове тоже с точки зрения развития портовых технологий– семимильные шаги… Но с точки зрения сохранения природы – все эти инновации, на мой взгляд, уходят лишь в гигантский минус. Налицо просто вопиющая ситуация! Строятся несколько параллельных железнодорожных линий прямо на север полуострова, за порт Усть-Луга, вырубаются огромные зеленые «кулисы», которые были между деревнями, расположенными по старой ижорской дороге на возвышенности и самой Лужской губой. То есть одно лечим, другое калечим.

Многие жители ижорского побережья таким положением вещей очень недовольны. Были и протесты, собирались подписи на разных уровнях. Но что можно сделать против стратегического проекта российской экономики – порта Усть-Луга? Это все равно что бороться с ветряными мельницами...

— Заповедные места – вокруг Новоладожского и Староладожского каналов. Они вроде бы и близко от цивилизации, а реально там есть уголки, куда до «большой земли» можно добраться летом только водным путем…

— Действительно, есть такая проблема. Населенные пункты, о которых вы говорите, относятся к Новоладожскому городскому поселению Волховского района. В постсоветские времена в транспортном отношении они, действительно, «оторвались» от «большой земли» из-за прекращения пассажирских перевозок по Новоладожскому каналу. В свое время по нему регулярно, по расписанию, ходили из Шлиссельбурга (тогдашней Петрокрепости) «кометы» и «метеоры» до Новой Ладоги. Теперь – нет. Поэтому такие деревни, как Дубно, Сумское, Кивгода, Лигово, действительно, оказались транспортно отрезаны от материка.
Сегодня туда можно добраться только на катере с надёжным мотором. Никакой транспорт, кроме джипов-внедорожников и мощных вездеходов, туда по берегу не проедет. Зимой рыбаки добираются по льду каналов и на полноприводных машинах... Люди там живут стойкие, умеющие управляться с этими маломерными плавсредствами, но все продукты завозят, конечно, в основном, из Новой Ладоги или Кобоны…

— Каковы основные источники Ваших колоссальных познаний по Ленинградской области? Как Вам удается постоянно держать руку на её пульсе?

— Хвастаться не хочется, но мой стаж непрерывных занятий прикладной географией и туристско-краеведческим потенциалом региона — тридцать лет. Ко всем прочим моим достоинствам и недостаткам – я еще заядлый «хронический» библиофил, как я сам себя называю. Слежу за всеми новинками краеведческой литературы, особенно теми, что издаются малыми тиражами на местах или не продаются через розничную книготорговую сеть, а распространяются лишь на особых презентациях, передаются в дар.
Считаю, что обычная печатная книга никогда себя не изживет. К электронным книгам отношусь негативно, считаю, что в цифровом виде можно смотреть только какие-то отдельные статьи, справочные данные, приложения и комментарии... Книги лучше читать в традиционном формате. Поэтому здесь мой взгляд может показаться старомодным, но я на этом стоял и буду стоять непоколебимо.

О книжных новинках узнаю от сотрудников библиотек, от администраций местных поселений, в новостных лентах Интернета. И стараюсь их обязательно приобрести, если они, конечно же, подходят мне по темам. Не приобретаю только книги очень узкого направления, например, по истории какого-то отдельного районного предприятия, или сборник каких-то стихов местных авторов, если они за душу не берут…

— Может быть, Вы еще и газеты любите?

— Да, люблю, и даже очень! На многие районные газеты я подписан, читаю их регулярно, поэтому в курсе всех дел в конкретных муниципальных образованиях. Обязательно просматриваю их на местах, потому что самую свежую актуальную информацию можно найти именно там. Я либо на них подписываюсь непосредственно в редакциях в районных центрах, либо мне там же предоставляют бесплатно возможность подбора нужных номеров. В каждой редакции свой «устав».
Я на 90% знаю все печатные СМИ Ленинградской области, и их сотрудники нередко подсказывают мне, как найти в их городе интересных и полезных краеведов. Считаю, что любой исследователь истории, культуры, природы конкретного района не должен никоим образом игнорировать посещения редакций местных СМИ.

— Следующий 2018 год в Ленинградской области объявлен губернатором региона Александром Дрозденко Годом туризма. Как вы можете оценить степень его развития в разных районах нашей области?

— К великому сожалению, он развивается очень неравномерно. Как говорится, «где-то густо, а где-то пусто»... Лучше – в Ломоносовском, Гатчинском, Выборгском районах, весь Карельский перешеек в целом туристически давно и успешно раскручен.

Остров Коневец

Остров Коневец (общий вид на архитектурный ансамбль Рождество-Богородичного Коневского мужского монастыря с северо-запада), Приозерский район (фото Пинчука С.В.)

«Волховское троеградие» – есть такой хорошо работающий бренд: в него входят Волхов, Старая Ладога и Новая Ладога. Определённые обнадёживающие подвижки в устойчивом туристическом развитии наметились также в Луге и Тихвине.

В состоянии «полного штиля» покамест пребывает туристическая отрасль в Киришском и Сланцевском районах. Там разве что пока только выявлены точки потенциального притяжения туристов. Но этого мало, это пока только первые шаги, отдельные попытки запуска «пробных шаров».

Еще ждет своего часа Бокситогорский район. Однако, что касается одного из главных туристских «столпов» этого района, подземной реки Рагуши, я бы категорически не хотел, чтобы она повторила участь карельской Рускеалы. Рагуша — река карстового происхождения, она на полтора километра уходит под землю, неизвестно, как она там течет – извилистым руслом, или там есть целое водохранилище...

Течение этой реки очень сильное, и ее воды под мощным напором выталкиваются на поверхность через каменные расщелины. Река мелкая, очень холодная, порожистая, чрезвычайно каменистая... Окрестные чистые ручьи, которые в большом количестве впадают в нее, даже хлещут сверху «бортов» речного каньона, образуя потрясающе живописные водопады высотой до двадцати метров. Кто их видит, тот испытывает настоящее восторженное потрясение!

Водопады в каньоне р.Рагуша (окрестности дер.Мозолёво), Бокситогорский район

Водопады в каньоне р.Рагуша (окрестности дер.Мозолёво), Бокситогорский район (фото Пидемского А.В.)

На мой взгляд, не надо делать из этой реки раскрученный туристический объект типа Рускеалы в Карелии. Пусть лучше все останется в первозданной красоте, нетронутой недальновидным вмешательством людей ради коммерческой выгоды. Иначе навсегда пропадет особый шарм этого уникального места, что и произошло, на мой взгляд, в Северном Приладожье на мраморном карьере, куда пришли большие деньги…

Вообще, развитие туризма – палка о двух концах! Например, что может реально произойти в ближайшие десять–двадцать лет в тех же Винницах Подпорожского района? Придет вдруг туда богатый инвестор и скажет: надо, дескать, устроить здесь горнолыжный курорт. Вон там какие крутые склоны в каньоне реки Оять, и вепсская кухня какая вкусная, а воздух и климат — какие классные!

Возможно, это даст населению новые рабочие места, а может быть, приедут рабочие совсем из других мест, которые согласны на гораздо меньшую оплату труда… Но изюминка этих мест пропадет: сейчас там жизнь спокойная и размеренная, как везде на Вепсовской возвышенности, а будет совсем не так, если сделают горнолыжный курорт. Хлынут потоки туристов, появятся сооружения из стекла и бетона. Пропадет необычный имидж этой экологически благополучной местности. 

Вот лишь один уже имеющийся пример безграмотного, на мой взгляд, внедрения собственных амбиций в «контекст» настоящей глубинки. В деревне Великий Двор (они же Гонгиничи) — это русско-вепсское пограничье, между Вытегорским шоссе и Винницами — какой-то частный предприниматель соорудил из металлических деталей 20-метровую композицию в стиле «современного искусства». И эта клепано-сварная махина возвышается над озером среди старых домов, в этой патриархальной деревне. Просто ужас какой-то!.. И причем это только начало еще более масштабного арт-проекта сюрреалистических художников и дизайнеров. Мол, они на лоне первозданной природы будут черпать вдохновение и заряжаться «бездонным» позитивом. Может быть, это и так. Но смотрится такая «башня» дико!

Хотелось бы отметить, что если кто-то хочет открыть для себя много нового, оригинального, романтичного в нашей Ленинградской области, то непременно путешествуйте по ней, используя для этого любые возможности. Пристально изучайте её неповторимые «интересности», вникайте с увлечением, но и не нарушайте законы гармонии Её Величества Природы. Помните, что в движении и познании окружающего мира — активная жизнь и совершенство её физического и духовного начал!

Водопад на р.Тосна в пос.Ульяновка

Водопад на р. Тосна в пос. Ульяновка, окрестности ст. Саблино, Тосненский район (фото Брыляковой Д.)

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Четверг, 18 января 2018 07:52
Сергей Евгеньевич Глезеров

  • Журналист, ведущий разделов "История" и "Наследие" газеты "Санкт-Петербургские Ведомости"
  • Член правления Союза краеведов Санкт-Петербурга
  • Автор книг о Петербурге, лауреат Анциферовской премии

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.