Канал Грибоедова. Часть 10 - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Мастерская ул., пересечение с проспектом Римского-Корсакова (источник - avatars.mds.yandex.net) Мастерская ул., пересечение с проспектом Римского-Корсакова (источник - avatars.mds.yandex.net)

А на противоположном берегу, чётко в створе улицы Пасторова, заканчивается Мастерская улица. До появления Лермонтовского проспекта она была Малой Мастерской.

Так как здесь набережная канала совпадает с Екатерингофским проспектом (пр. Римского-Корсакова), последние дома Мастерской улицы имеют номера 63 и 65, если считать по проспекту. Но, прежде, чем говорить о них, обратим внимание на д. 59 — чуть назад по проспекту. Накануне революции в нём располагалось Общество взаимопомощи бывших воспитанников школ солдатских детей Петроградского военного округа.

В д. 63 с 1897 г. существовала редакция журнала «Электротехник».

На д. 65 со стороны улицы мемориальная доска напоминает, что здесь в 1908-1909 гг. жил Микалоюс-Константинас Чюрлёнис.


Мемориальная доска на доме, где жил М.-К.Чюрлёнис (источник - encspb.ru)

Свернём на Мастерскую улицу. За д. 11 (если смотреть с набережной канала, то это д. 65 по проспекту Римского-Корсакова) — д. 9. Он принадлежал костёлу Св. Станислава, что на углу Торговой и М. Мастерской улиц. С 1898 по 1906 г. в этом доме располагалось Литовско-жмудское благотворительное общество. Я упоминал его в книге о Фонтанке — с 1910 по 1915 г. оно располагалось по адресу: Фонтанка, 45. Общество образовалось в 1892 г. с целью оказывать всестороннюю помощь жившим в Петербурге литовцам и жмудинам. Сейчас мало кто знает, что это за народность — жмудины. Исчерпывающая статья об этом была помещена в словаре Брокгауза и Ефрона. Это общество было, на мой взгляд, обычным обществом помощи своих своим. С примером такого подхода к благотворительности мы только что встречались около д. 140.

В те же годы в д. 9 было Римско-Католическое уездное училище при церкви св. Станислава, названное в честь Станислава Сестрженцевича, по инициативе которого был создан храм.

Пр. Римского-Корсакова, 65-67

Мы сейчас идём вдоль канала, и самое время вспомнить, что Петербург — город рек и каналов. В д. 65-67 по Екатерингофскому проспекту в конце ХIХ – начале ХХ вв. располагалась Речная полиция. До этого она была на брандвахте у Литейного моста. В её обязанности входило следить за исправностью зимних дорог на льду, спусков, перевозов и пр., а также не допускать укрывательства подозрительных лиц на судах (особенно на грузовых барках). Ведь ещё относительно недавно (в 1920-х гг.) большую роль в повседневной жизни города играл водный транспорт. Он развивался и улучшался постоянно на протяжении и XVIII, и XIX вв.

Одной из обязанностей Речной полиции было — не допускать гибели людей на реках и каналах. Средств для этого у неё всегда было недостаточно. 28 сентября 1899 г. и 21 февраля 1900 г. Управляющий Речной полицией обращался к Градоначальнику с рапортами о необходимости издания обязательного постановления, коим владельцы домов, расположенных на набережных рек и каналов, обязывались бы иметь под воротами домов спасательные средства (как то: круги, буйки, верёвки, багры и т.д.). Управляющий Речной полицией отмечал, что и у речной полиции, и у Общества Спасания на водах таковых средств недостаточно, а зимой они вообще бывают убраны, таким образом, «… все городские воды в зимнее время в одинаковой мере нуждаются в средствах для подачи помощи погибающим в воде, не замерзающей во многих местах…». В одном из своих рапортов он даже выразился высоким слогом: «Затрата нескольких рублей не может отяготить домовладельцев, которые, несомненно, отнесутся сочувственно к великому делу подания помощи погибающему ближнему на водах столицы». Получивший эти рапорты Градоначальник писал 9 марта 1900 г. Городскому Голове, что это постановление «… окажет великую христианскую услугу, сохранив много жизней, ценность которых не подлежит денежному учёту…».

Однако Городской юрисконсульт заключил, что предполагаемое постановление не согласуется с законами. Городская Дума, рассмотрев этот вопрос 27 сентября 1900 г., в результате поручила Городской Управе представить к 1 марта 1901 г. новый доклад на эту тему. Так доброе намерение кончилось ничем.

Аларчин мост


Аларчин мост (источник - palmernw.ru)

Прежде, чем продолжить разговор о водном транспорте в Петербурге, обратим внимание на то, что рядом, у д. 71 по Екатерингофскому проспекту, канал пересекает Английский проспект. Здесь мы видим тот самый Аларчин мост, во время перестройки которого был построен временный деревянный, о котором я недавно упоминал (а перестраивали его, напомню, В.А. Берс и А.П. Пшеницкий). В соответствии с проектом скоростного трамвая по руслу канала у Аларчина моста должна была быть остановка.

У Аларчина моста мы вспомним и наводнение сентября 1777 г. Вскоре после него Адмиралтейств-коллегия опубликовала распоряжение, касающееся в том числе и Коломны: когда вода в Коломне станет выходить на берег, будет дан сигнал тремя пушечными выстрелами. «Для жителей в Коломнах учреждён будет пикет у Калинкина моста, от которого по первой пушке пойдёт барабанщик до Алатченина моста и обойдет Коломну кругом, бив в барабан… К вящему спасению людей содержаны быть имеют при Коломнах в двух местах довольное число гребных больших судов». Впрочем, последнее касается съезжего дома Коломенской части, который мы увидим в конце нашей прогулки вдоль канала.

Английский проспект


Пересечение Английского проспекта с каналом Грибоедова (источник - in-petersburg.livejournal.com)

Английский проспект — это одна из главных улиц Коломенской части, и она просто требует посвятить ей отдельную статью. Это тот самый проспект Маклина (с ударением на первом слоге). Действительно, откуда было простым горожанам знать руководителя профсоюза шотландских горняков Джона Мак-Линна. Маклин (ударение на первом слоге) — это понятнее.

Пока ограничусь тем, что отмечу: в угловом доме (д. 40 по Английскому и д. 71 по Екатерингофскому проспекту) в начале ХХ в. было правление охотничьего общества «Северянин» (основанного в 1895 г. и утверждённого в 1898 г.). До этого оно располагалось по адресу: Торговая улица, 25. Это общество интересно тем, что его почётным членом был Великий Князь Сергей Михайлович, а председателем — Иосиф Феликсович Кшесинский, брат Матильды Феликсовны, да и сам по себе интересный человек.

Дом № 152

Если вновь обратить внимание на противоположный берег канала, мы увидим д. 152, где в начале ХХ в. была редакция еженедельника «St-Peterburgesches Evangelisches sonntagsblatt».

Дом № 158

Но вернёмся к разговору о водном транспорте в Петербурге. Так, в 1886 г. пароходное сообщение связало Летний сад с Аптекарской набережной, а Чёрную речку с Крестовским островом. «Общество Финляндского лёгкого пароходства» вскоре расположилось по адресу: Екатерининский канал, д. 158. Путеводитель за 1886 г. сообщает, что это Общество держит линию и на Екатерининском канале — от Казанского до Аларчина моста. Более поздние путеводители говорили о том, что пароходное сообщение идёт до Калинкина моста, то есть до самого конца канала. Сам дом, находящийся ныне по этому адресу, был построен позже, в 1911-1912 гг. Автор проекта — И.А. Претро — тот самый, при участии которого был построен знаменитый Перцов дом на Лиговском проспекте. Впрочем, разговор об этом Обществе может увести нас далеко и от канала, и вообще от Петербурга.

А если не уходить от д. 158, то нужно будет вспомнить, что в I Мировую войну здесь располагалось эвакуированное Двинское коммерческое училище Гаусмана.

Пр. Римского-Корсакова, 73

Обратив внимание на противоположный берег, мы увидим д. 73 по Екатерингофскому проспекту. Там с 1845 г. располагалась 5-я городская классическая гимназия (мужская). В начале ХХ в. её почётным попечителем был Василий Эдуардович Регель, сын того самого ботаника Эдуарда Августа Регеля, под руководством которого был разбит Александровский сад и Екатерининский сквер. В годы I Мировой войны в здании этой гимназии Общество по содержанию женских гимназий для беженок в Петрограде открыло Петроградскую общественную женскую гимназию с правами казённой. Впрочем, с женским образованием это здание было связано и раньше. В 1869-1875 гг. с разрешения директора гимназии после трёх часов дня в этом здании проводились занятия Аларчинских женских курсов. Это учебное заведение стало предшественником Бестужевских курсов, открытых в 1878 г. Здание гимназии приобрело свой нынешний вид в конце 1870-х — его перестроил архитектор А.К. Бруни. Главными предметами в гимназии были латинский и древнегреческий языки, Закон Божий. В 1901 г. эту гимназию окончил Л.П. Карсавин (которого я упоминал в связи с Вознесенской церковью).


5-я городская классическая гимназия (источник - oldsp.ru)

Пр. Римского-Корсакова, 75

В соседнем с ним д. 75 располагалась двухклассная церковно-приходская школа для детей православных эстонцев в Санкт-Петербурге (пока эстонская православная община не построила себе специальное здание на углу Лермонтовского проспекта, о чём я упоминал).

Площадь Кулибина


Площадь Кулибина (источник - opeterburge.ru)

Следующий д. 77 по проспекту — угловой. Свернув за ним направо, мы можем по Дровяному переулку выйти к упомянутой уже не раз Воскресенской площади, где было Козье Болото. Как объясняет В. Бурьянов, при Петре I там был болотистый луг, на котором местные жители пасли коз — отсюда и название. Там мы можем увидеть площадку, где был храм. С 1952 г. площадь называется пл. Кулибина. И опять приходится вспомнить 1952 г. — последнюю волну переименований, поспешных и немотивированных (точнее, как раз мотивированных — желанием во что бы то ни стало переименовать). Это, как известно, было последствием ленинградского дела. 17 декабря 1952 г. «Ленинградская правда» сообщила о решении Исполкома Ленгорсовета переименовать 113 улиц, проспектов, площадей, переулков, набережных. Причины переименования: «В Ленинграде имеется большое количество улиц с устаревшими названиями». 13 августа 1990 г. в газете «Вечерний Ленинград» появилась статья Г. Лебедева «Историческая топонимия Ленинграда». В ней, в частности, «массовое переименование в 1952 г. объявлялось самым крупным и самым бессмысленным единовременным переименованием, в большинстве случаев являвшимся самоцелью, а не упорядочением системы ленинградских названий».

Дом № 166

Продолжим наш путь вдоль канала. Следует сделать ещё одну остановку у д. 166 — около ещё одного не существующего ныне музея. В 1920-х гг. в этом здании, построенном в конце XIX века, существовал Центральный географический музей. Он содержал выставку коллекций, характеризовавших ландшафт различных областей СССР и сопредельных стран, а так же коллекции по океанографии. Директором музея был В.П. Семёнов-Тянь-Шанский, сын того самого П.П. Семёнова-Тянь-Шанского. Музей имел три отдела: суши, морей и пресноводных водоёмов, охраны природы. Заведующим отделом суши был Л.С. Берг, чьи книги по истории географических открытий мы читаем и по сей день.

Дом № 170

Д. 170 связан одновременно и с классическим балетом (что для Коломны неудивительно), и с серьезной наукой. Здесь в конце ХIХ в. жила семья Карсавиных — танцовщик Мариинского театра Платон Константинович Карсавин с женой Анной Иосифовной и детьми — будущим известным историком, философом и богословом Львом и будущей известной балериной Тамарой.


Платон Константинович Карсавин (источник - actoria.ru)

Дом № 174

У д. 174 мы вспомним об истории литературы. Недавно известный пушкинист В.П. Старк открыл, что А.С. Пушкин жил здесь первый год после Лицея — его родители нанимали весь 2-й этаж. Так это или нет, не знаю. Во всяком случае, к 300-летию города на фасаде этого здания была укреплена мемориальная доска.

Посмотрев же на противоположный берег канала, мы перенесёмся мысленно в начало века ХХ.

Ул. Володи Ермака


Улица Володи Ермака (источник - upload.wikimedia.org)

Д. 87 — угловой. Не доходя до него, мы можем свернуть на улицу Володи Ермака. Это название она получила в 1964 г. До этого с 1821 г. здесь был Упразднённый переулок. А до этого, что интересно, с 1798 г. была Упразднённая улица. Интересно потому, что Дровяной переулок, который мы только что миновали, тоже был Упразднённой улицей с 1798 по 1822 г. Так что, получается, рядом, параллельно были две Упразднённых улицы. Правда, предыдущая Упразднённая ул. с 1801 г. стала одновременно именоваться Дровяным пер.

Так вот, по ул. Володи Ермака мы можем опять выйти на Воскресенскую площадь. Идя этой улицей, мы увидим на площади бюст Героя Советского Союза В. Ермака. Этот бюст создал современный скульптор В.И. Винниченко (Обухов). Открыт он был в 1993 г. О подвиге Ермака, за который он получил посмертно высокую награду, публике известно. Менее известно, что до призыва в РККА он был бойцом комсомольского противопожарного батальона. Как много вместила девятнадцатилетняя жизнь! Упоминание о его службе в противопожарном батальоне есть в книге В.П. Комлева «Блокада. Я в полку пожарном».

Псковская ул., 18

С улицы В. Ермака мы можем свернуть налево на параллельную каналу Псковскую улицу. Остановимся у д. 18. Мы помним, как Городская Управа настойчиво предлагала этот участок Эстонскому Православному Братству, а оно упорно не соглашалось. Вспоминаем и заседание Городской Думы 6 ноября 1902 г., когда она постановила поручить Управе представить соображения о возможности постройки на этом участке Коломенского отделения Городского ломбарда. В результате здесь появилось здание, которое мы и видим сейчас. Оно было построено в 1906 г. по проекту гражданского инженера Ричарда Андреевича Берзена. И тут тоже всё не просто — первоначально Городская Дума утвердила проект Е.П. Вейнберга. Это сын поэта Петра Вейнберга и брат художницы Марии Быковой-Вейнберг. В «Известиях Городской Думы» № 23 за 1904 г. есть фасад этого здания. Он 4-этажный и совсем не похож на то, что есть сейчас. Впрочем, 4-этажный корпус был запроектирован только с улицы. Боковые флигеля должны были быть 3-этажными, задний — 5-этажным. В «Известиях Городской Думы» № 21 за 1902 г. даётся подробное описание предполагаемых интерьеров. Кроме залов для залога и для выкупа вещей, аукционного зала, складов и других помещений, без которых трудно представить себе ломбард, была запланирована дворницкая, помещение для дневного отдыха швейцара, квартира смотрителя — 2 комнаты, кухня, людская, передняя и т.д.; столовые для служащих, комнаты для отдыха служителей…


Псковская ул., 18 (источник - spbarchives.ru)

От того, что было запланировано, вернёмся к тому, что есть. Посмотрев на нынешний фасад, легко увидеть какие-то черты, роднящие его со зданием Тенишевского училища (Моховая улица, 33-35). И это неудивительно — ведь Тенишевское училище строил тоже Берзен. Над входом мы видим герб города — значит, здание не частное.

Разговор об этом участке следует, наверное, начинать с 1883 г., когда он поступил в собственность города от Санкт-Петербургского Сиротского Суда по выморочному праву. На то время там был лицевой двухэтажный дом с мезонином на каменном фундаменте, два надворных флигеля, кузница, ледник, дровяные сараи. В общем, типичная для Коломны ХIХ в. усадьба. Эти перешедшие в собственность города помещения Городская Управа сдавала внаём. Осмотр их в 1890 г. привёл к выводам, что повысить доходность от сдачи их внаём не представляется возможным, для размещения в них городских учреждений они не годятся, но место, на котором эти постройки расположены, очень удобно для застройки их каменным строением под какое-либо небольшое городское учреждение: школу, камеру Мирового Суда, ночлежный дом и т. д. В 1892 г., когда Особое Санитарное Присутствие при Градоначальнике обратило внимание на неудовлетворительное состояние дома с санитарной точки зрения, Городская Управа распорядилась выселить оттуда жильцов и поручила Техническому Отделению составить проект постройки на этом месте городского ночлежного приюта, а имеющиеся здания решила продать на снос. В заключении Управы от 24 ноября 1892 г. сказано: «Принимая во внимание сравнительно небольшое число земельных участков, принадлежащих городу и в виду с каждым годом увеличивающейся надобности в местах, удобных для различных городских учреждений, Городская Управа нашла, что не следовало бы продавать строения… вместе с землёю, а ограничиться продажею на снос только строений, как пришедших в ветхость…».

Здания разобрали и продали, но построено на этом участке ничего не было, и 6 октября 1895 г. участок арендовал мещанин Я.Я. Воронов под склад дров и стройматериалов. Срок аренды истёк 6 октября 1904 г., причём Воронова заранее предупредили, что продления контракта не будет. Начинался новый этап в истории этого участка.

К этому зданию я предложил подойти потому, что здесь располагается тот самый городской архив (официально называемый ЦГИА СПб), который я то и дело упоминаю и ещё буду упоминать. Разве могло бы без него получиться то, что я уже опубликовал?! Разве может без него получиться то, что я собираюсь опубликовать?!

О самом архиве я рассказывать не буду, хотя служу в нём уже давно — на то есть отдел публикации и использования документов, на то есть директор архива. Но этот адрес — улица Псковская, 18 — должен знать каждый, кому интересна история нашего города.

Предыстория городского архива настолько интересна, что ей необходимо уделить внимание. Да я уже и касался вскользь этого вопроса. Как я уже упоминал, сначала городской архив находился на 1-м этаже здания Городской Думы. В 1888 г. в качестве дополнительного хранилища для архива отдали помещения в Нарвских воротах. В 1889 г. появилось ещё одно дополнительное хранилище — сарай на Скотопригонном дворе. Через несколько лет после этого — амбар на Гагаринском буяне. В 1911 г. — одна из кладовых Тучкова буяна. Городская Дума в заседании 8 марта 1912 г. отметила: «… существующий архив совершенно не удовлетворяет своему назначению и… дела и документы как в настоящее время, так и с основания архива хранятся в нём в невозможных условиях». Действительно, не нужно быть архивистом, чтобы понять, что все перечисленные «хранилища» таковыми считаться не могут. «Все помещения… являются совершенно непригодными для хранения ценных и редких архивных материалов». Я бы добавил: не ценных и редких, а вообще никаких. «Вследствие неудовлетворительного состояния этих помещений (сырость, темнота, отсутствие вентиляции, резкие колебания температуры, наличность крыс), хранящиеся в них… документы носят следы неисправимого разрушения, а многие окончательно погибли». Акты обследования этих «хранилищ» рисуют жуткие картины. Так, о помешениях в Нарвских воротах сказано, что отопление и вентиляция там отсутствуют и не могут быть устроены. Я остановился на Нарвских воротах, потому что кто-то из читателей, возможно, в них бывал. В этих помещениях то и дело что-нибудь экспонируется. Так вот, побывавшие там ощутили отсутствие вентиляции.

Так получилось, что до нормального устройства городского архива у хозяев старой жизни руки не дошли. Р.А. Берзен славно потрудился для нашей науки (хотя в тот момент ни он, ни кто-нибудь другой об этом знать не мог). А вот когда он знал, что трудится на благо науки — когда вместе с Р.Р. Марфельдом строил здание Библиотеки Академии Наук на Стрелке Васильевского острова.

Отдельная страница истории архива — рассказ о людях, которые когда-либо там работали и впоследствии прославились не на ниве петербурговедения (это для сотрудника городского исторического архива как раз неудивительно), а в совершенно иных областях. Я назову только двоих. В отделе научно-справочного аппарата ещё и сейчас помнят, что когда-то там работал Александр Хаимович Горфункель. Это имя знакомо каждому, кто учился на историческом факультете. Чего стоит его небольшая книга о Т. Кампанелле! Сколько источников на разных языках он проработал, чтобы коротко и ясно рассказать о мировоззрении Кампанеллы! Легко и изящно опровергает он утверждения об итальянском мыслителе, появившиеся от недостаточного знакомства с источниками. В целом же научная деятельность Горфункеля — это отдельный сюжет.

По контрасту с наукой — поэзия. В конце 1980-х гг. оператором газовой котельной архива работал поэт Владимир Гандельсман (в те времена, как известно, поэты часто работали дворниками, сторожами, котельщиками). Я, к сожалению, его творчества не понимаю. Но ведь я и не филолог.

Вообще, эта страница истории архива ещё ждёт своего исследователя.

Коломенский мост


Коломенский мост (источник - foto.spbland.ru)

В створе улицы В. Ермака через канал переброшен Коломенский пешеходный мост. О нём много сказано в литературе, но я, тем не менее, напомню — это уникальный мост, первый в СССР мост из алюминия.

Где-то здесь (я ссылаюсь только на И.-Г. Георги, а он не даёт определённого адреса) на левом берегу канала, несколько выше Калинкина моста в начале 1790-х гг. строилось каменное здание сахарной фабрики. Кроме упоминания, Георги ничего о ней не говорит.

Проспект Римского-Корсакова, 89

Но продолжим знакомство с постройками вдоль канала. Был в какой-то степени связан с медициной и д. 89 по проспекту Римского-Корсакова. В начале ХХ в. здесь действовало Высочайше утверждённое Общество Мариинского капитала, о котором я упоминал около д. 29 по каналу.

Пора рассказать и о нём. Общество было Высочайше утверждено 20 ноября 1836 г. В том же году было принято его «Основное положение». 2 марта 1890 г. был Высочайше утверждён Устав. Он провозгласил целью Общества: «а) доставление врачам, вступившим в число членов сего Общества, способов приобрести, на случай своей смерти или неизлечимой болезни, право для своего семейства на получение пенсии и б) оказание пособий нуждающимся членам и их семействам».

Соответственно, деятельность Общества Устав подразделял на страховательную и вспомогательную. Страховательная — это выдача пенсий из ежегодных взносов, а также из процентов с имеющегося капитала. Вспомогательная — это назначение пособий нуждающимся членам Общества «… из процентов всех Высочайших даров и сделанных разными лицами пожертвований, а также из части ежегодных взносов и случайных поступлений…».

Среди учредителей Общества мы видим доктора медицины Карла Фёдоровича Гаугера. Его сын Вильгельм — архитектор. Вместе с инженером А.И. Донченко они построили здание Офицерского собрания на Литейном проспекте (нынешний Дом офицеров). А его дочь Эмилия — художница. Но, впрочем, речь сейчас не о них.

Общество было названо Обществом «Мариинского капитала…» в память Марии Фёдоровны. Поэтому день её рождения — 14 октября — считался днём основания Общества. В этот день проводились Годичные Общие Собрания. Кроме Годичных, Устав допускал и экстренные Общие Собрания. У Общества была своя печать — буквы «М.Ф.» под императорской короной (всё это в дубовом венке) и надпись: «печать Общества Мариинского капитала для врачей, их вдов и сирот».

Состав Общества сразу оказался неоднороден. Были действительные члены и благотворители. Устав определял: «Действительные члены… суть единственные лица, пользующиеся для себя и своего семейства правами…». А кто мог быть действительным членом — тоже говорилось в Уставе: «Действительным членом может быть каждый врач, признанный в этом звании русским Правительством». В соответствии с названными выше целями Общества, Устав устанавливал предельный возраст вступления в него — 35 лет. Впрочем, Устав давал право вступить и после 35-ти, но тогда «… он должен уплатить членские взносы с процентами на проценты за все года сверх этого возраста; старее же 60 лет он принят быть не может». Поскольку целью Общества была выплата пенсий вдовам и сиротам, член Общества должен был сообщить состав своей семьи — это понятно, чтобы знали, кому выплачивать пенсию. Очень интересна следующая подробность — и это в стране, где православная церковь не была отделена от государства. Член Общества, исповедующий ислам, мог объявить нескольких жён с их детьми. Но пенсия от Общества всё равно выплачивалась одна. Это определялось, понятно, не чьей-то злой волей, а чисто объективными обстоятельствами. Поэтому, как было сказано в Уставе, «… он обязан письменно заявить избранного им опекуна, которому и предоставляется… распределять между ними пенсию». Каждый член Общества платил взносы. При этом, пока он был неженат, он платил холостой взнос, а потом — полный, либо половинный, либо двойной. От чего это зависело, и что с этим было связано — я, к сожалению, не знаю. Член Общества освобождался от уплаты взносов, если он уже 25 лет платил, и если он впал в хроническую болезнь и не может больше работать.

Среди последних членов Общества (перед его ликвидацией) я хотел бы назвать Г. Явейна. При всех его заслугах, он ещё заслуживает внимания как отец архитектора А. Явейна (интересные проекты которого в основном не были реализованы) и дед архитектора Н. Явейна, по проекту которого не так давно был построен Ладожский вокзал.

Что же касается благотворителей — благотворитель, это абсолютно любой человек, кто сделал Обществу единовременное пожертвование, или делает пожертвования ежегодные, или оставил что-то по завещанию. Никакими правами в Обществе он не пользуется. Первыми благотворителями Общества были Николай I и Александра Фёдоровна. Затем благотворителями были Великий Князь Михаил Павлович и его супруга Елена Павловна, принц П.Г.Ольденбургский, императоры Александр II, Александр III, Николай II.

Последнее Годичное Общее Собрание состоялось 14 октября 1916 г. Что интересно: «Прошений о поступлении в члены Общества не поступало». Видимо, люди что-то предвидели. Последнее экстренное собрание прошло 5 ноября 1916 г. Члены Общества решали какие-то денежные дела. Впрочем, всё это уже не имело значения…

Проспект Римского-Корсакова, 97

В д. 97 по проспекту жил в начале ХХ в. художник Константин Андреевич Сомов. О семье Сомовых очень интересно рассказывает А.Е. Сомова-Михайлова в статье «Дом Сомовых на Екатерингофском проспекте, 97». Не пытаясь пересказать здесь эту статью, я, однако, уделю немного внимания отцу художника Андрею Ивановичу Сомову (который тоже жил в этом доме). Получив математическое образование, он прославился, однако, службой в Эрмитаже, где служил 24 года, до самой своей смерти в 1909 г. О его работе в Эрмитаже упоминает и В.Ф. Левинсон-Лессинг в книге «История картинной галереи Эрмитажа (1764 – 1917)» . Кроме того, с 1883 по 1890 г. Андрей Иванович редактировал журнал «Вестник изящных искусств». Одновременно в 1883 г. он начал читать историю искусств на Высших женских курсах.

Проспект Римского-Корсакова, 105


Проспект Римского-Корсакова, 105 (источник - yandex.ru/maps)

Чуть дальше, на самом углу Мясной, в начале ХIХ в. был Исидоровский дом убогих Императорского Человеколюбивого Общества. Путеводитель А.П. Червякова 1865 г. говорит о нём: «… для престарелых и убогих благородного звания, бесплатно…». При нём была церковь Св. Иоанна Милостивого. В 1892 г. это заведение было переведено на Петербургскую сторону.

Вообще, скромная и неприметная Мясная улица во II половине ХIХ в. отличалась числом благотворительных заведений. Угловой дом по Мясной числится под № 21, по Екатерингофскому проспекту — под № 105. В следующем за ним д. 19 по Мясной улице во II половине ХIХ в. был Институт слепых того же Императорского Человеколюбивого Общества. В начале ХХ в. в этом доме несколько лет жил художник Борис Михайлович Кустодиев.

Как я уже упоминал, в конце ХIХ в. благотворительные заведения были переведены из д. 105 по Екатерингофскому проспекту в другие места. А здесь расположились Портовое управление и Присутствие по портовым делам.

В годы I Мировой войны в этом здании располагалось частное учебное заведение — Петроградские Политехнические курсы товарищества инженеров.

Площадь Репина


Площадь Репина (источник - free-photos.biz)

Пройдём ещё немного по проспекту (хоть от набережной нас отделяет площадь Репина). Площадь, кстати, получила своё нынешнее название в 1952 г. (опять 1952 г.), потому что, как известно, в д. 3-5 жил c 1882 по 1895 г. И.Е. Репин. Об этом напоминает мемориальная доска. Здесь у него часто бывал В.М. Гаршин. Как известно, Гаршин позировал Репину для картины «Иван Грозный и сын его Иван» — с него Репин писал сына Ивана Грозного. Вот как вспоминает Репин о визитах Гаршина: «Когда Гаршин входил ко мне, я чувствовал это всегда ещё до его звонка. А входил он бесшумно и всегда вносил с собою тихий восторг, словно бесплотный ангел». Хочется цитировать ещё долго, но лучше просто обратить внимание читателя на воспоминания Репина о Гаршине.

Здесь, в конце нашего пути вдоль канала, я хотел бы привести слова Гаршина о Петербурге: «Этот город, прославленный будто бы бессердечностью своих жителей, формализмом и мертвечиной, а по моему скромному мнению — единственный русский город, способный быть настоящей духовной родиной. За внешней сухостью скрывается настоящая умственная жизнь, насколько такая может существовать у нас, в России». Я думаю, что вся наша прогулка была как бы иллюстрацией этих слов Гаршина о духовности и умственной жизни...

Почему-то нет мемориальной доски, которая напомнила бы о том, что в начале ХХ в. в этом доме жил замечательный скульптор Генрих Матвеевич Манизер (сын, кстати, интересного, хотя и забытого ныне этнографа, автора работ об индейцах Южной Америки Матвея Генриховича Манизера). В те же годы в этом доме располагалась 6-я городская бесплатная читальня в память А.С. Грибоедова.

Проспект Римского-Корсакова, 117

Угол д. 117 по проспекту Римского-Корсакова и Лоцманской улице, 20. Здесь во дворе и сейчас действуют Лоцманские бани. Эти бани открыл в 1847 г. знаменитый Василий Григорьевич Жуков, основатель табачной торговли (здание построено по проекту уже упоминавшегося Н.П. Гребёнки, правда, в начале ХХ в. перестроено). Жуковский табак вошёл в русскую классическую литературу — его упоминал и А.С. Пушкин, и М.Е. Салтыков-Щедрин.

Вот мы и закончили наш путь вдоль канала Грибоедова. У Мало-Калинкина моста канал впадает в Фонтанку. Здесь по проекту Я.К. Ганнемана должна была быть перемычка, отделяющая сухое русло канала с трамвайными рельсами от Фонтанки. По проекту Б.В. Гартмана здесь Фонтанку должна была пересекать железная дорога, проложенная по реке Таракановке (где теперь улица Циолковского) и далее по каналу. Впрочем, разговор о Фонтанке — это уже совсем другой разговор. А разговор о канале Грибоедова мы на этом закончим.


 Предыдущие статьи из цикла «Канал Грибоедова» вы можете найти в нашем блоге:
часть 1
часть 2
часть 3
часть 4
часть 5
часть 6
часть 7
часть 8
- часть 9

Оцените материал
(1 Голосовать)
Последнее изменение Вторник, 27 февраля 2018 18:42
Михаил Михайлович Фокин

  • Автор книг о Санкт-Петербурге
  • Краевед

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.