Свечной переулок: дома рассказывают (к 280-летию появления улицы на карте города), часть 1 - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Свечной переулок: дома рассказывают (к 280-летию появления улицы на карте города), часть 1 Избранное

Свечной переулок Свечной переулок

В нынешнем 2019 году исполняется 280 лет Свечному переулку, который находится во Владимирском округе Петербурга и проходит от Большой Московской улицы до Лиговского проспекта. Протяжённость переулка составляет всего 600 метров, но история домов и их знаменитых жителей богата и интересна.

Напомню, что в тридцатые годы XVIII века территория между нынешними Владимирским и Лиговским проспектами была отведена для поселения служащих придворного ведомства. Здесь образовались дворцовые слободы, которые назывались по роду занятий мастеров. Вспомним такие названия близлежащих улиц, как Кузнечный переулок, Ямская улица (ныне Достоевского), Стремянная, где жили конюшенные служители (стремянные), Поварской переулок, Столовая (затем Басманная), ныне Колокольная улица, где сначала жили те, кто обслуживал царский стол, а потом переселённые из Москвы басманщики, занимавшиеся изготовлением тонких металлических листов с оттиснутыми на них изображениями («басма» – оттиск). Дмитровский переулок в давние времена назывался Парусной улицей и Хлебным переулком, и нетрудно догадаться, какие умельцы в конце XYIII – начале XIX века жили здесь…

Свечная (Свешная) улица (это первоначальное название старинного переулка) появилась на карте города 20 августа 1739 года. Название было присвоено (как и Стремянной улице и Кузнечному переулку) императрицей Анной Иоанновной по Свечной слободе, по предложению Комиссии о Санкт-Петербургском строении. Здесь жили мастера, «макавшие свечи», то есть изготовители свечей.

Совершенствование свечного дела в России продвигалось крайне медленно. Лишь к концу XVI столетия фитиль из пакли был заменён нитяным. В XVII веке научились отливать сальные свечи в жестяных, оловянных либо стеклянных формах, чего нельзя было делать с восковыми свечами: воск прилипал к формам. Сальные свечи называли «макаными», поскольку их изготовляли, многократно обмакивая фитиль в растопленное сало. Такие свечи при горении приходилось поминутно поправлять с помощью специальных щипцов: сало быстро оплывало вниз при не сгоревшем ещё фитиле. Сальные свечи сильно коптили, распространяя неприятный запах, но всё же оставались в людском обиходе и в XIX веке.

Свечи из белёного воска впервые в России стали производиться на Свешной улице. Прежде на Руси свечи делались красного цвета, а в Петербурге производство белых свечей (преимущественно для храмов) наладил в XVIII веке иноземец Ян Рыцунский, приглашённый Петром I. Восковые свечи изготавливали методом «обливания»: над котлом с растопленным воском подвешивали обруч с фитилями и, вращая его, большой ложкой  обливали воском фитили до тех пор, пока свечи не достигали нужной толщины. Затем их выравнивали, раскатывая на гладкой каменной плите. Другим способом было «сучение»: фитиль натягивали горизонтально между двумя крючками и равномерно облепливали его размягчённым в тёплой воде воском. В свои свечи Я. Рыцунский подмешивал белую краску, а до него в воск подмешивали, кроме красной, разноцветные краски.

О новых свечах в народе говорили, что они «сделаны с салом» и потому не могут употребляться в церквах. Несмотря на хорошее качество, надёжность и невысокую цену, непопулярность этих восковых свечей заставила Священный Синод принять решение «красного воску свеч во святых церквах не употреблять». Так повсеместно появились свечи из белёного воска.

Позднее, в 1837 году, в России было создано Московское общество по производству стеариновых свечей, открывшее первый свечной завод. Попечителем завода император Николай I  назначил графа Строганова. Но это другая история.

Что касается Свечного, то с 1794 года улица стала переулком, хотя вариант Свечная улица употреблялся вплоть до 1817 года.

Кстати, маленький Свечной между Марата (раньше улица именовалась Грязной и Николаевской) и Лиговским проспектом (тогда каналом, на набережной которого в прошлые века размещались жилища извозчиков, кабаки, публичные дома) упоминается в известном романе Всеволода Крестовского «Петербургские трущобы» как адрес, где делались нелегальные аборты. Героини романа Анна Чечевинская и княгиня Щадурская побывали у повивальной бабки в одном из домов Свечного переулка. На нём же, в доме Касторского, жили родители А. С. Пушкина. Его сестра, О. С. Павлищева, жила неподалёку, на Грязной улице (ныне Марата), в доме грузинской дворянки М. Мадатовой. В марте 1828 года сюда приехала няня поэта Арина Родионовна; здесь же она и скончалась. Детство Александра Блока, чей прадед, глава Придворной конторы, его тёзка, когда-то владел этим домом, прошло в 1886-1889 годы на Большой Московской, 9, напротив Свечного переулка. Но об этом позже. Начнём рассказ о домах Свечного переулка по порядку.

 

Свечной переулок, 1 / Большая Московская улица, 14

В 20-е – 40-е годы XIX века участком площадью около 500 кв. саженей под № 220 по Большой Офицерской (ныне – Большой Московской) и Свечному переулку владел купец Сергей Иванович Чернов. В середине столетия участок принадлежал действительному статскому советнику и кавалеру Адольфу-Фридриху Бинбергу; и в 1856–1857 годах техник Городской управы Эммануил Густавович Юргенс построил здесь доходный дом (всего его авторству принадлежит около сорока доходных домов в городе). В 1867 году этим домом владел купец 1-й гильдии Александр Фёдорович Миллер, приспособивший несколько помещений в трёхэтажном лицевом доме и весь дворовый флигель под производственные и складские помещения табачной  и папиросной фабрики. По задней границе специально для нужд фабрики были выстроены одноэтажные службы и отдельное помещение для паровых котлов с пристройкой для заводской трубы. Немногие жилые квартиры имели скромную отделку, за исключением квартир второго этажа. В подвальном этаже лицевого дома со сводами и плитными полами размещалась мастерская для варки и приготовления табака. Фабрика располагалась так, что в случае необходимости без значительных расходов весь дом и флигели могли быть обращены в удобные квартиры, что и было частично осуществлено к 1884 году, когда в лицевом доме под нужды фабрики оставили только десять квартир.

 

Свечной переулок, 1

 

Отмечу, что именно на фабрике «Миллер» впервые в Петербурге стали выпускать папиросы. В 60-е годы XIX века здесь производили табака на сумму миллион сто пятьдесят тысяч рублей (40 миллионов сигар, до 114 миллионов штук папирос, 40 тысяч пудов табака). В 1860 году на фабрике было занято 700 постоянных рабочих и 300 «квартирников». При производстве папирос (до этого Миллер выпускал курительный табак) количество операций возросло с 10 до 23, что требовало значительных материальных вложений, но хозяин фабрики, на которой трудилось более тысячи рабочих, мог себе это позволить. Кстати, на углу Большой Московской и Малой Московской улиц (дом № 10/1) до наших дней сохранился особняк, также принадлежавший Миллеру, построенный в 1865 году по проекту того же зодчего Э. Г. Юргенса.

Рекламный плакат фабрики «Миллер» 

 

Табачная фабрика просуществовала до конца XIX века. В конце 1880-х годов домовладение приобрела группа купцов 1-й гильдии: самарский купец П. С. Субботин, рыбинский – Н. А. Селецкий и царскосельский – Иван Сергеевич Платицын, который вскоре стал единоличным владельцем доходного дома, а фабрика осталась в общем владении упомянутых купцов. После смерти И. С. Платицына в 1905 году дом принадлежал его наследникам – вдове и сыну Владимиру, через семь лет, в 1912 году, ставшему единственным домовладельцем. Он занимал наиболее удобную четырёхкомнатную квартиру на втором этаже. В 1915-1917 годах Владимир Иванович являлся членом Временной ревизионной комиссии в Петрограде для проверки отчётов в военных расходах, вызванных войной 1914 года.

На третьем этаже лицевого дома в конце XIX века находился зубоврачебный кабинет Р. Я. Дубновой; здесь также жил стоматолог Общества попечения о бедных и больных детях Г. У. Асмус; ещё два врача, супруги Зуевы – доктор медицины Александр Ювеналиевич и Софья Васильевна. Квартиры в подъезде со Свечного переулка на рубеже веков занимал уполномоченный представитель немецкой фирмы «Генрих Ланц», инженер Василий Андреевич Бауэр. Эта транспортно-экспедиционная компания была одним из крупнейших производителей тракторов и сельскохозяйственной техники (ручных и паровых молотилок, локомобилей, двигателей, дирижаблей) в Европе.

Аптекарский помощник П. А. Миллер до 1910 года содержал лабораторию сложных фармацевтических препаратов и продажу аптекарских товаров. В подвальном помещении размещалось общество «Оксиген».

Самой знаменитой жительницей дома была великая балерина Анна Павлова. Она поселилась здесь в начале 1900-х годов (жила до осени 1905 года), вскоре после окончания Петербургского театрального училища, поступив в труппу Мариинского театра. Живя здесь, в 1902 году А. Павлова получает звание второй солистки, в 1905-м – балерины.

В апреле 1902 года «маленькая Павлова» танцевала Никию (главная роль) в балете М. И. Петипа «Баядерка» (на музыку Л. Минкуса). Здесь впервые проявилась способность балерины перевоплощаться до подлинного слияния с образом. Уже через год Павлова получает звание первой солистки, а М. И. Петипа возобновляет «Жизель», где главную партию даёт Павловой. Павловской Жизели было свойственно смятённое мироощущение начала ХХ века. Этот балет с участием артистки был в репертуаре Мариинского театра не один год.

Жаль, что на фасаде этого дома нет мемориальной доски. Её установили в 2002 году там, где балерина жила всего один сезон (1909-1910 годы) – на Итальянской улице, 5, доме костёла святой Екатерины, причём в тексте этой памятной доски есть ошибочные детали.

В 1911 году гражданский инженер Л. В. Котов включил дом Юргенса на Свечном в шестиэтажный (в стиле модерн) и возвёл на довольно малом участке земли дополнительный корпус, делящий пополам и без того узкий двор. Лицевой дом украшен эркерами и балконами.

В годы блокады умерло около 100 жителей этого дома, в том числе музыковед Всеволод Александрович Прокофьев (1898-1942), который специализировался на истории русской оперы конца XVIII – первой половины XIX века и творчестве композиторов этого периода/

В начале ХХI века этот двор дома был вымощен плиткой; для проведения зрелищных мероприятий здесь был создан мини-амфитеатр, установлены светильники-торшеры, фонтан, который в тёмное время суток переливается разноцветными огнями…

В балетных спектаклях, яркой представительницей которых была А. П. Павлова, о которой мы только что говорили, объединяются и другие виды искусства: и живопись, и архитектура, и музыка. Владельцем следующего дома в нашем маршруте был как раз человек, имевший непосредственное отношение к музыке: он был выдающимся композитором.

 

Свечной переулок, 2 / Большая Московская улица, 12

В середине XIX века участок, где находится современный дом, был под № 9 и принадлежал протоиерею Петру Ивановичу Турчанинову (1779-1856), одному из самых видных русских духовных композиторов. В 1803-м году он был рукоположен в сан священника, а в 1809-м назначен регентом митрополичьего хора в Петербурге. С 1827 года Турчанинов преподавал пение в Придворной капелле; участвовал в комиссиях по разработке и изданию духовных музыкальных сочинений. Почти всё Панихидное пение, употребляемое повсеместно, написано Турчаниновым. Будучи священником в Стрельне, композитор создал много оригинальных произведений для руководимого им хора Сергиевской Приморской пустыни. Духовно-музыкальные сочинения Турчанинова строгого чистого стиля, певучие и задушевные, сделались достоянием всего православного мира и считаются образцами духовной музыки. Он был одним из первых, обративших внимание на сопровождение древних напевов. Все сделанные им переложения при сохранении основной мелодии отличаются величественностью и простотой («Тебе одеющагося», «Да молчит всякая плоть», ирмосы Великого четверга и Великой субботы). В 1863 году отдельным изданием вышла автобиография композитора. Творчеству П. И. Турчанинова посвящён ряд публикаций его современников и исследователей нашего времени.

В 1860-х годах участок уже числился под № 10. Им владел  (до 1898 года) купец 1-й гильдии, потомственный почётный гражданин Василий Егорович Сытов (1822-1898), содержавший в собственном доме фабрику по производству парчово-позументных и шёлковых изделий. Также он торговал парчой и золото-швейными товарами на Перинной линии, был почётным членом Покровского общества сестёр милосердия. В 1901 году хозяином домовладения являлся П. С. Бочагов, в 1907–1909-м – гласный Петербургской городской думы, попечитель приюта в память цесаревича Александра Николаевича, камергер, статский советник С. М. Сомов.

В 1899–1900 годах гражданский инженер П. Н. Батуев (1872 – после 1917) включил существовавший на участке дом в новое здание, построенное в архитектурных формах поздней эклектики и отличающееся разнообразием отделки сандриков на каждом из пяти этажей, разделённых по фасаду промежуточными карнизами.

В 1906-1908 годах П. Н. Батуев совместно с А. Ф. Барановским издавал журнал «Домовладелец». Всего Батуев построил около полусотни доходных домов в разных частях города.

В 1900-е годы в этом угловом доме жили супруги и актёры Общедоступного театра Павел Павлович Гайдебуров (1877-1960) и Надежда Фёдоровна Скарская (1868-1958), сестра В. Ф. Комиссаржевской («Весь Петербург» на 1905 г. О. III. С. 139; на 1906 г. С. 143). Живя здесь, они в 1903 году организовали Общедоступный театр при Лиговском Народном доме графини С. В. Паниной (Тамбовская улица, 63/ 24), где Гайдебуров являлся главным режиссёром. Этот театр, с хорошо подобранной труппой и безупречным литературным репертуаром, доказал ложность теорий о специально «народных» пьесах. Деятельность театра носила просветительский характер, опираясь на принципы доступности, ориентируясь на рабочего и сельского зрителя. Большим успехом пользовались спектакли по пьесам отечественных и зарубежных классиков.

В 1905 году П. П. Гайдебуров и Н. Ф. Скарская основали Передвижной драматический театр с постоянной труппой, ежегодно объезжавшей города севера и центра России, Украины, Белоруссии, Кавказа, Сибири, Дальнего Востока (театр существовал до 1928 года). В отличие от Общедоступного, где в репертуаре была, в основном, классика, – Передвижной театр стремился играть современные пьесы-новинки и для провинции, и для столичного зрителя, в том числе авторства Чехова, Горького, Ибсена. Постепенно оба театра объединились, слились их названия.

А к следующему в нашей «прогулке» зданию также имеет отношение уже упомянутый гражданский инженер Пётр Николаевич Батуев, перестроивший только что рассматриваемый дом, где жили знаменитые театральные деятели.

 

Свечной переулок, 3

Первый дом на участке был построен в 1836 году. У него было много владельцев.

В 1903 году П. Н. Батуев расширил здание (в стиле эклектика). С 1889 года в доме работало слесарно-кузнечно-строительное и водопроводное заведение купца Алексея Фёдоровича Бергмана, который к тому же был и владельцем дома. Замечу, что частные предприятия по снабжению водой значительной части города начали действовать в 70-е годы XIX века, таким образом, жители могли пользоваться водопроводом. В 80-е годы впервые был серьёзно поднят вопрос об очистке воды. Городская Дума даже собрала специальное совещание, на котором обсуждали многочисленные жалобы на плохое состояние водопроводной воды. Первую систему фильтрации установили на Главной водопроводной станции на Шпалерной улице, затем, уже в начале ХХ века, стали использовать двухступенчатую очистку воды, для её обеззараживания применяли озонирование и хлорирование.

Дом № 4 в Свечном переулке

Этот дом также был построен в стиле эклектика. Названное архитектурное течение господствовало в России шестьдесят лет в XIX веке, практически до его окончания. Этому направлению свойственно смешение различных форм и методов, обилие декора. Эклектические постройки сегодня можно увидеть на Васильевском острове, на Петроградской стороне, на Невском проспекте: именно в этом стиле построена большая часть доходных домов, которые и формируют исторический центр города.

Эффектный четырёхэтажный дом был построен в 1872 году по проекту архитектора Николая Васильевича Набокова (1838 – после 1907). Здание украшают треугольные сандрики над окнами второго этажа и балконы на двух этажах, способствующие связи внутренних помещений с наружным пространством.

Свечной переулок, 4

Стоит сказать и о создателе здания. Ещё учась в Академии художеств, Н. В. Набоков получил ряд медалей, в частности, большую золотую медаль (1862) за проект «здания Академии художеств в одном из приморских городов южного края России на 300 вольноприходящих учеников». Тогда же Набоков получил звание классного художника 1-й степени и был отправлен за границу за казённый счёт в качестве пенсионера.

После окончания Академии художеств Н. В. Набоков был редактором журнала «Эскизы архитектуры и художественной промышленности» (1870-е годы), затем преподавал в Ремесленном училище (1880-е годы). Долгое время, начиная с 1885 года, работал архитектором и художником Экспедиции заготовления государственных бумаг и при Думе. А в начале ХХ века Набоков являлся учредителем классов практического и прикладного рисования, будучи превосходным рисовальщиком и художником-прикладником. Набоков перестроил ряд усадеб; выполнил огромное количество эскизов для меблировки усадеб, яхт, царских покоев, в частности, выполнил отделку императорских покоев в Зимнем дворце.

Среди основных построек Н. В. Набокова в Петербурге, кроме ряда доходных домов, – бараки Елизаветинской общины сестёр милосердия (Свердловская наб., 38), Евгеньевский хирургический барак при Георгиевской общине сестёр милосердия (Оренбургская улица, 4) и другие. В 1906 году Н. В. Набоков уехал в Бельгию, где вскоре и скончался.

Интересно, что последний прямой потомок Александра Сергеевича Пушкина, его праправнук Александр Александрович Пушкин, сейчас живёт в Бельгии, где вместе с женой создал Фонд имени Пушкина и занимается продвижением за границей имени великого русского поэта, который некоторым образом связан с очередным объектом в нашем маршруте.

 

Свечной переулок, 5

Здание, точнее, его предшественник – старейший в этой части Свечного переулка. Об этом свидетельствуют пропорции нижних трёх этажей и то, что первый этаж глубже других ушёл в землю, и то, что дому явно не хватает левого крыла, а левый ризалит когда-то был центральным. К тому же дом расположен под углом к переулку.

Вероятно, раньше эта часть Свечного была параллельна Малой Московской улице и не стыковалась с продолжением переулка. Позже Свечной был соединён с Большой Московской, для чего улицу (нынешнее начало Свечного) развернули в сторону переулка (хотя и не до конца). На рубеже XIX – XX веков были построены другие здания, и дом № 5 оказался стоящим под углом к улице.

Свечной переулок, 5

С осени 1827 года (и в 1828-м), в первом доходном доме на участке нынешнего здания, также носившем номер 5, принадлежавшем некоему Касторскому, жили вернувшиеся из Ревеля (старое название Таллина) в Петербург родители А. С. Пушкина – Сергей Львович и Надежда Осиповна  (поэт приехал после ссылки в Михайловском в Петербург в мае того же года).

Александр Сергеевич тогда был холостяком, и навещал родителей редко. Сергея Львовича раздражало всё, что нарушало его покой и беззаботность. Надежда Осиповна больше любила младшего сына Лёвушку, была равнодушна и деспотична к Ольге и Александру. Это, конечно, наложило свой отпечаток на отношение Пушкина к родителям.

Всё семейство Пушкиных было эксцентрическим, во всех их квартирах царил беспорядок. В одних комнатах была богатая старинная мебель, в других – пустые стены. Вообще, родители Пушкина любили менять квартиры и переставлять мебель.

Впоследствии Надежда Осиповна сумела оценить своего старшего сына и стала им гордиться. Она приглашала его в гости и угощала любимым блюдом – печёным картофелем.

26 января 1828 года сестра поэта, Ольга Сергеевна, против воли родителей вышла замуж за историка, тайного советника Николая Ивановича Павлищева. Пушкин примирил родителей с дочерью. Кстати, гораздо чаще поэт бывал в «уютной квартирке» у своей сестры, поселившейся после замужества по соседству, на Грязной улице (Марата), в доме № 25 (угловой с Кузнечным переулком). У Павлищевых же последние месяцы своей жизни жила няня поэта и кормилица его сестры Арина Родионовна. Её отпевали 31 июля 1828 года в соборе Владимирской иконы Божией Матери.  В метрической книге храма сохранилась запись о скончавшейся «старостию в возрасте 76 лет, 5 класса чиновника Сергея Пушкина крепостной женщины Ирине Радионовне». Как говорят биографы Пушкина, он приходил проститься с няней и присутствовал на отпевании. В 1991 году на фасаде дома, где умерла няня поэта, установлена памятная доска.

120 лет назад, в 1899 году, гражданским инженером Николаем Александровичем Архангельским дом № 5 по Свечному был перестроен (надстройка этажей, постройка подворотни). В 1900-е годы на основании данных справочника «Весь Петербург» здесь жил отец автора дома, тоже инженер, но военный – А. Н. Архангельский, а также инженер Г. А. Гиршсон, архитектор В. С. Мартынович, гражданский инженер П. П. Сватковский.

Два года, с 1910 по 1911, на Свечном, 5 прожил известный историк и общественный деятель, Борис Дмитриевич Греков (1882-1953 годы жизни; см. справочник «Весь Петербург» на 1911 г. O.III. C. 236), впоследствии член-корреспондент АН СССР, академик, директор Института истории в Ленинграде и в Москве, Института истории материальной культуры, Института славяноведения. С юности Греков уделял большое внимание сбору и публикации множества первоисточников, в особенности, исторических хроник.

В 1923 году, на основании данных вышеназванного справочника, на Свечном, 5, в квартире 22 располагалось книгоиздательство товарищества «Печатное дело». В 1924-м это издательство в справочнике отсутствует.

Ещё один видный житель дома № 5 (левая часть дома, квартира № 2; его адрес приведён в списке членов Религиозно-Философского общества Санкт-Петербурга) – Иван Сергеевич Книжник-Ветров (настоящее имя – Израиль Самойлович Бланк; 1878-1965 годы жизни), живший здесь в 1920-е годы, –  был историком, а также публицистом, библиографом, философом-анархистом. Оставил труды по истории революционного народничества, его связей с 1-м Интернационалом и Парижской Коммуной. Книжник-Ветров считал себя учеником Канта и Бергсона, гордился знакомством с М. Горьким. В предреволюционные годы принимал участие в собраниях Религиозно-Философского общества, где встречался с Д. С. Мережковским, З. Н. Гиппиус, П. Б. Струве. После революции И. С. Книжник-Ветров был членом президиума Пролеткульта, возглавлял Ленинградский государственный институт книговедения.

Свечной переулок, 6

В соседнем доме располагалось учебное заведение, где кроме истории Востока, студенты изучали и множество иностранных языков.

До революции 1917 года в нескольких квартирах здания работала Практическая восточная академия Императорского общества востоковедения, состоявшая под покровительством императрицы Александры Фёдоровны, которая была её президентом, а генерал от артиллерии Николай Константинович Шведов – вице-президентом (с конца XIX века он был к тому же председателем Общества Востоковедения). Академия рассматривалась учредителями как высшее учебное заведение, хотя официально такого статуса не имела.

В справочнике «Весь Петербург» (1917 г. О. 1. Стб. 457) перечислены все педагоги по разрядам и предметам, которые они преподавали. Разряды: китайский, японский, монгольский, персидский, балканский; языки: османский, болгарский, сербский; история Дальнего и Ближнего Востока, дипломатическое и консульское право на Востоке, организация вооружённых сил Востока, торговлеведение и коммерческая география, товароведение, французский и английский языки.

Мастерская Д. Осипова в 1914-1917 годах выпускала знак об окончании Академии (серебро, золочение) весом 38,14 грамм.

Знак об окончании Академии

 

Отдельно стоит сказать несколько слов об интересной личности уже упомянутого военного и государственного деятеля Н. К. Шведова (1849-1920). Помимо названных должностей, он занимал пост председателя комитета Главного управления Российского общества Красного Креста; являлся членом Государственного совета Российской империи. Позже был участником Белого движения в составе Вооружённых сил Юга России и состоял в резерве чинов при штабе главнокомандующего ВСЮР А. И. Деникина.

В 1910-х годах на Свечном, 6 располагался Комитет по подаче первой помощи с Центральным общежитием санитаров.

 

Дом № 7 по Свечному переулку / Достоевского улица, 11

К медицине имеет отношение и этот дом, так как уже более полувека здесь работает гомеопатическая аптека (с 1965 года), пользующаяся популярностью у горожан.

Дом № 7 по Свечному переулку

Интересно, что Россия познакомилась с гомеопатическим методом лечения в начале XIX века. А первая гомеопатическая аптека в России была открыта в Петербурге 185 лет назад, в августе 1834 года, на улице Гороховой, 15.

Кстати, одной из стран, где к гомеопатии относятся весьма положительно, давно является Франция, гомеопатия признана официальной методикой лечения. В России этот процесс, скорее, стихийный. У нас любой знахарь может объявить себя гомеопатом и начать вести приём пациентов на дому. Может быть, поэтому, у нас нередко возникает недоверие к этому методу лечения. Ещё в отечественных журналах XIX века писали: «Сущность гомеопатии состоит в следующем простом положении: клин клином выгоняй» [Библиотека для чтения, 1840 г., с. 165]. Гомеопатия в то время представляла собой новую систему в медицине и теорией происхождения всех болезней. Лекарство подбиралось одно по принципу подобия и должно было устранять прежде всего причину болезни, а не только её внешние проявления.

Отрицательно относились к гомеопатии некоторые знаменитые русские писатели, например, Н. С. Лесков, А. П. Чехов, Л. Н. Толстой, что находило своё отражение в их произведениях. Так, один из героев А. П. Чехова (рассказ «Ариадна»), помещик Котлович, «ничего не делал, ничего не умел, был какой-то кволый, точно из пареной репы; лечил мужиков гомеопатией и занимался спиритизмом», и, как и другие «умственно не свободные люди», отличался «путаницей понятий».

Сегодня же гомеопатические средства всё увереннее занимают свою нишу на рынке медицинских препаратов. Гомеопатия признана альтернативной медициной, и купить лекарства в аптеке можно без рецепта врача. Достоинством данной методики является природное происхождение всех препаратов.

Немного о создателях этого бывшего доходного дома. Он был сооружён в 60-е годы XIX века: строительство было начато в 1862 году (проект архитектора Эрнеста Густавовича Шуберского), а завершено через шесть лет, в 1868-м (проект академика архитектуры Роберта Андреевича Гедике).

120 лет назад, в 1898-1899 годах, здесь располагалась специальная школа для виолончелистов свободного художника Якова Соломоновича Розенталя (1870 – ?), редактора-издателя ежемесячных журналов «Виолончелист» (нотные тетради) и «Скрипач», автора «Полной новейшей практической школы для виолончели» (1900), на обложке которой автор поместил пояснение: «учебник этот исключает необходимость в каких-либо других этюдах и упражнениях».

«Полная новейшая практическая школа для виолончели»

Интересна личность Я. С. Розенталя. В 1886 году он окончил Санкт-Петербургскую консерваторию, где изучал композицию и теорию музыки у выдающихся музыкантов и педагогов А. К. Лядова и Н. Ф. Соловьёва, а игру на виолончели – у А. В. Вержбиловича и К. Ю. Давыдова, который в то время был директором консерватории. После окончания учебного заведения Розенталь неоднократно выступал на концертах, а также он писал транскрипции для виолончели.

Что касается школы виолончельной игры Я. С. Розенталя, то она была им открыта в Петербурге 1890 году. Это учебное заведение, наряду со школами В. О. Барановского, И. А. Гляссера, П. И. Губицкого, Д. Ф. Платонова, Б. В. Поллак, П. Ю. Ритто, С. Ф. Шлезингера, где работали курсы по музыкальной педагогике, участвовала в подготовке грамотных музыкальных педагогов, необходимость в которых на рубеже веков остро ощущалась. Выпускники школы Розенталя имели возможность вести подготовительный класс под наблюдением директора и через два года подобной практики допускались к самостоятельному преподаванию.

Свечной переулок, 8 / Малая Московская улица, 7 / улица Достоевского, 9

Музыкальная тема зовёт нас к угловому дому, связанному с именем композитора М. П. Мусоргского (1839-1881), юбиляра 2019 года. В годы проживания по этому адресу вместе с братом Филаретом Модест Петрович был юным офицером, служил в лейб-гвардейском Преображенском полку.  Но сначала – об истории самого домовладения.

Участок площадью более 1000 кв. саженей по Гребецкой (ныне – улице Достоевского), Малой Офицерской (ныне – Малой Московской) и Свечному переулку в 1820-х годах принадлежал купеческой жене Колпасовой и купцу Кузнецову; в 1850-х –1870-х – ярким представителям петербургской купеческой династии, братьям Дмитрию и Николаю Степановичам Туляковым. Их доходный дом и бани в конце 1850-х годов были построены по проекту архитектора А. А. Зацкого.

Свечной переулок, 8

Впервые для посетителей Ямские бани открыли свои двери в 1859 году. Они разместились в каменном четырёхэтажном доме на подвалах с двухэтажным флигелем. Фасады здания и бань сохранились до нашего времени почти без изменений, как и его номер – 9 (по улице Достоевского).

В середине XIX века в Петербурге активно строился водопровод. Прогрессивные Туляковы не только заказали проект прокладки водопроводных труб к своим баням, но и оборудовали их фильтрами. Водокачальню устроили на Неве у Воскресенского моста. По завершении работ долгое время устройство туляковских бань считалось настоящим техническим чудом. Обслуживали баню артели из восьми человек – семи банщиков и одного приказчика.

Архитектор Кредитного общества А. И. Климов, оценивая домовладение Туляковых в середине 1870-х гг., отметил: «...Дома с торговыми банями и особый корпус во дворе прочной постройки. По лицевому дому над подвалами и первым этажом устроены своды, полы галереи и подвала выстланы лещадною плиткой, то же по каменному корпусу, где устроены номерные бани. Во всех отделениях бань железные переплеты и рамы окон, мраморные, плитные, чугунные и бронзовые подоконники, мраморные и медные ванны и прочие богатые принадлежности. Медный котел в 1500 пудов, водопроводные трубы и железные баки заделаны в стены, в отдельном помещении стоит паровая машина. Имущество находится в местности, которое переписью от 10 декабря 1869 года отнесена к числу густонаселённых в столице. Дом выходит на три улицы, и поэтому все квартиры лицевые и имеют удобное устройство. Московская часть принадлежит по цене квартир к дорогим. Доход от квартир составляет 27 тысяч руб., общий доход 75 тысяч. Торговые и семейные бани с большими удобствами и богатой отделкой. Эти бани единственно хорошие в этой части города. За оценку дохода от бань комиссия взяла сумму, которую выплачивают <арендаторы> за аренду бань – 35 тысяч руб.»  [ЦГИА СПб. Ф.515. Оп.1. Д. 2725, 1158. 1871-1874].

В 1871 году Туляковы передали свои бани в совместную аренду губернскому секретарю А. Катрухину и купцу 2-й гильдии А. Григорьеву. К этому времени бани занимали весь первый этаж дома, имели 18 отдельных помещений, включающих общие дворянские и народные, а также «нумерные» бани. На углу Малой Московской улицы находилась питейная лавка, а портерная – на углу Свечного переулка. В надворном флигеле имелось ещё 48 банных комнат и прачечная. Ямские бани по праву считались лучшими в городе.

С начала ХХ века и до 1917 года домовладельцем являлся  потомственный почётный гражданин города, купец первой гильдии И. Д. Шустров. Также до 1917 года здесь находилось полицейское управление 2-го участка Московской части.

Кроме замечательного местоположения и отличного оснащения, Ямские бани всегда гордились своими посетителями. В доходном доме на Ямской улице (ныне – Достоевского) почти шесть лет, с лета 1856 до весны 1862 года, как говорилось выше, жил великий композитор, художественный и музыкальный критик, поэт, певец, пианист М. П. Мусоргский, регулярно посещавший бани. Считается, что именно в них он начал работать над одним из самых значимых произведений в отечественной музыке – «Ночью на Лысой Горе».

М. П. Мусоргский

На Ямской, 9 Мусорского часто навещал композитор М. А. Балакирев, глава «Могучей кучки». Здесь звучали страстные споры о музыке и литературе. Уже тогда Мусоргский превосходил всех своих друзей и знакомых широтой интересов, изумляя их осведомлённостью в различных областях знаний, эрудицией.

В 1860-е годы здесь проживал, будучи студентом, и Александр Николаевич Пыпин – двоюродный брат Н. Г. Чернышевского, впоследствии – литературовед, этнограф, академик и вице-президент Петербургской Академии наук.

Часто здесь бывал и Ф. М. Достоевский, сначала приезжавший с Малой Мещанской, а потом и живший по соседству, на Ямской, 2/5, с 1878 года до конца своих дней. Гостем бань был и В. И. Ленин, живший на Ямской, 4 в 1893-1894 годах.

Ямские бани часто упоминаются в рассказах популярного в XIX веке сатирика Николая Лейкина. Во времена Туляковых их бани «посетил» и подковавший блоху литературный Левша. После аудиенции у императора его должны послать в Лондон. Но перед этим везут в бани на Ямскую улицу, где «моют, стригут и поют чаем с платовскою кисляркою».

После 1917 года Ямские бани стали помывочными пунктами. С 1920 года вместе с другими пятью банями они числились в документах как бани товарищества «Строитель».  Впоследствии банное хозяйство объединили в одно ведомство с организациями погребальных услуг.

В 1940-е – 1950-е годы бани в народе называли Достоевскими, по названию переименованной ещё в 1915-м бывшей  Ямской улицы в улицу Достоевского. Левая половина бань была женской, а правая – мужской. По воспоминаниям жильцов, во дворе дома всегда были огромные кучи угля и обгоревшего шлака. Около них постоянно сидели и курили кочегары. Ещё здесь было очень много бочек, в которых привозили пиво, квас и клюквенный морс для банного ларька.

Сегодня оздоровительный комплекс «Ямские бани» (в правой части здания, выходящей на Малую Московскую улицу) как в прежние времена – один из лучших в городе среди банных заведений. А весь нижний этаж дома № 9 по улице Достоевского заняло похоронное учреждение «Ритуальное агентство», издающее газету «С уважением к памяти».

(Продолжение следует).

Оцените материал
(5 голосов)
Последнее изменение Вторник, 17 сентября 2019 07:53
Надежда Валерьевна Гаврис

Сотрудник библиотеки «На Стремянной» СПб ГБУК «МЦБС им. М.Ю. Лермонтова», экскурсовод, автор цикла экскурсий «Вокруг Дворцовой слободы» и одноимённого путеводителя, участница краеведческих передач на радио «Петербург», лауреат Международного литературного конкурса «Двое» памяти Д.С. и З.Н. Мережковских 2015 г., дипломант конкурса «Серебряный голубь России» 2016 г. 

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.