Хранитель Нарвской заставы, часть 1 - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Хранитель Нарвской заставы Хранитель Нарвской заставы

В нынешнем году историко-краеведческий музей «Нарвская застава» отметит свое 45-летие. Он открылся в 1972 году на улице Ивана Черных, 23, как общественный музей истории Нарвской заставы, в 1984 году получил почетное звание Народного музея. В 1990-м стал государственным историко-краеведческим. Последнее десятилетие стало для него необычайно ярким и насыщенным. Музей пополнился экспозицией в бывшем усадебном доме княгини Екатерины Романовны Дашковой на пр. Стачек, 45. В октябре прошлого, 2016 года она открылась после реэкспозиции, связанной с расширением музейной площадки.

Большую часть здания занимает дворец бракосочетания Кировского района, существующий здесь с 1975 года. Музею передали в 2005 году помещение в правом крыле усадебного дома - бывшие каретные сараи и гостевые помещения. Музейная экспозиция там открылась в 2007 году. Может быть, когда-нибудь, как мечтают в музее, и вся усадьба станет музеем?

Усадьба Е.Р. Дашковой

Несмотря на то, что буквально в сотне метров от усадьбы Дашковой прошла магистраль Западного скоростного диаметра, аура старинного поместья здесь все-таки сохранилась.

Усадьба Е.Р. Дашковой

 

Усадьба Е.Р. Дашковой

 

Усадьба Е.Р. Дашковой

«Увы, подлинные интерьеры XVIII века до нас не дошли, - рассказала заместитель директора музея по развитию Елена Николаевна Смирнова - Все то, что можно увидеть, воссоздано в 1970-х годах, во время реставрации. За образец тогда взяли старинные гравюры XVIII века, чтобы усадьба выглядела так, как при Екатерине Дашковой».

Землю для строительства усадьбы она получила от императора Петра III. Первая ее усадьба на этом месте была деревянная. Пока княгиня путешествовала по Европе, наводнение 1777 года уничтожило эти деревянные постройки. И вернувшись в Россию, она с 1783 года начинает строительство здесь другой усадьбы, каменной. Дело в том, что, бывая в Европе, Дашкова обогатилась знаниями в области дворцово-паркового строительства, и эту усадьбу она строила сама. Лично рассчитала, сколько материала должно уйти на ее строительство.

Официально усадьба называлась «Кирьяново». Название – своеобразный памятник дворцовому перевороту 1762 года, в ходе которого Екатерина II свергла Петра III и взошла на престол. Екатерина Дашкова принимала активное участие в этом событии. Произошло это в день святых Кира и Иоанна.

Местные жители до сих пор называют эту усадьбу «подковой». Существует легенда, что однажды, когда здесь, по Петергофской дороге, проезжала императрица Екатерина II вместе с Дашковой, лошадь потеряла подкову, и в ознаменование этого «курьеза» усадьбу и построили в форме подковы. На самом деле, форма усадьбы напоминает еще и раскрытую книгу, что тоже можно считать знаком.

Сегодня эта усадьба - мемориальное место, связанное с именем княгини Екатерины Романовны Дашковой. Годы, которые она провела в этой усадьбе, были, пожалуй, были самыми плодотворными в ее жизни. Тогда она стояла во главе двух научных учреждений – Академии наук и Российской академии.

После смерти Екатерины II Дашкову отправили в ссылку, и в усадьбу Кирьяново с тех пор она больше не возвращалась. После ее смерти в 1810 году усадьбу унаследовал ее двоюродный племянник – Иван Илларионович Воронцов-Дашков. Он здесь практически не бывал, эта усадьба сдавалась внаем. Известен такой случай, что летом 1821 года здесь проходило заседание масонской ложи, поскольку Иван Илларионович был масоном.

Летом 1822 года здесь отдыхали петербургские литераторы, в том числе Иван Андреевич Крылов. Здесь бывало «приютинское» общество, а Алексей Николаевич Оленин с десяти лет был воспитанником Дашковой. В конце 1830-х годов начинается другая история усадьбы. Последняя дата, когда усадьба принадлежала Ивану Илларионовичу Воронцову-Дашкову, - 1837-й год. На следующий год здесь были уже новые владельцы – купцы Якимовы. Здесь они устроили шелковую фабрику, а во второй половине XIX века рядом с усадьбой построил свои оранжереи знаменитый купец Абрам Ушаков…

Крылья справа и слева от главного здания в XIX веке были надстроены двумя этажами, в них были мастерские, жилые комнаты для рабочих Путиловского завода. Потом – коммунальные квартиры. В главном здании в начале ХХ века был клуб завода, после революции - пионерская база, потом -вечерняя школа. После войны находился детский сад. К концу 1950-х годов усадьба пришла в плачевное состояние, и в начале 1960-х годов было принято решение устроить здесь Дворец бракосочетания Кировского района.

Автор реставрации архитектор М.И.Толстов восстанавливал усадьбу в стиле Кваренги, который считается автором ее проекта. Хотя прямого указания в документах на его авторство нет. При реставрации начала 1970-х годов за образец интерьеров были взято здание Академии наук (оно строилось одновременно с усадьбой), поэтому нынешняя парадная лестница напоминает вход в Академию наук на Университетской набережной.

Парадная лестница, новодел  

Парадная лестница, новодел

Нынешняя парадная лестница во дворе Дашковой – новодел.

При Екатерине Дашковой нынешней парадной лестницы не было – на ее месте были жилые помещения. С екатерининских времен уцелела только боковая лестница. По ней мы и поднялись в бывшие покои княгини на втором этаж, в большой зал, где ныне происходит торжественная церемония регистрации семейных союзов. Именно здесь когда-то и были личные покои княгини Дашковой.

Подлинная лестница

Подлинная лестница, сохранившаяся с «дашковских» времен (конечно, покрытие мрамором – современное).

Торжественный зал

Торжественный зал на втором этаже - бывшие покои княгини Дашковой

Здесь княгиня, вероятно, хранила редкие коллекции, которые привезла из заграничных поездок. Возможно, именно здесь собирались академики. Кроме того, поскольку княгиня боялась наводнений, то все коллекции хранила на втором этаже. Рядом, очевидно, были комнаты ее детей.

«История этой усадьбы до сих пор еще мало изучена, - отмечает директор музея «Нарвская застава» Нина Александровна Дементьева. - Существует всего одна книга по ее истории. В настоящее время научные сотрудники музея готовят новую книгу. Задача нашего музея – изучать историю усадьбы во все эпохи ее существования и все это экспозиционно представить».

Сегодня здесь рассказывается об истории земель южного Приневья и Петергофской дороги с древнейших времен до XIX века, а также об истории усадьбы и академической деятельности княгини Дашковой.

«Первый зал посвящен допетровской истории этих земель, - рассказала замдиректора по научной работе Анастасия Жиркова. - Предшественница Петергофской дороги, нынешнего проспекта Стачек, - дорога, которая когда-то тянулась вдоль залива, соединяя собой существовавшие здесь ижорские деревни. Их обитатели жили рядом с морем, занимались рыбной ловлей. Даже свои пираты были у ижор, действовавшие по принципу берегового права: «что попало на берег, то мое». В этих краях происходили и постоянные военные столкновения за контроль над водными путями».

Ижорские жители

Ижорские жители

Среди экспонатов – археологические артефакты из Старой Ладоги и Новгорода. Образ этих мест предстает на картинах современного художника Эдуарда Якушина. Например, деревня Кальюла, ставшая впоследствии Калинкиной. Другая работа художника – шведский город Ниен, стоявший в устье Охты. Во второй половине XVII века город он был процветающим торговым и ремесленным центром и портом Ингерманландии с населением около двух тысяч человек. За городскими стенами видна земляная крепость Ниен, на другом берегу Невы - русское село Спасское с православной Спасо-Преображенской церковью – на месте Смольного.

«Изображение города - моя фантазия, но она не на пустом месте, - говорит Эдуард Якушин. - Так вполне мог выглядеть город Ниен. Да, его изображений не существует. Но есть примеры, аналогии, на которые можно ориентироваться. Например, город Борго в Финляндии получил городские права практически одновременно с Ниеном. Что-то я использовал от Выборга, что-то от Нарвы. Нарвская ратуша ведь строилась одновременно с Ниенской.

Якушин - вид на город Ниеншанц

Картина Эдуарда Якушина «Вид на город Ниен и крепость Ниеншанц во второй половине XVII века»

Еще одна картина Эдуарда Якушина, которую можно увидеть в музее, представляет рыцарский турнир в окрестностях Ниена в 1653 году. Это было первое подобное событие на берегах Невы. В записках губернатора Мернера есть упоминание о его путешествии в Ниен на крестины своей племянницы. В честь этого события и был устроен рыцарский турнир…

«Красной нитью через весь музей проходит тема приморской дороги, - продолжает рассказ Анастасия Жиркова. - Начиналась она от города Ниена. Сначала лодочная переправа через Неву к русскому селу Спасское, затем дорога шла по трассе нынешних Суворовского, Лиговского проспектов, Краснопутиловской улицы. И выходила в район современного Автово. А раз есть дорога, то развивается и промысел – содержание придорожных кабаков и трактиров».

Пожалуй, самый известный, еще со шведских времен, – Красный кабачок. Его макет можно увидеть в экспозиции музея. Это заведение стояло близ речки Красненькой и перепутья двух дорог – Нарвской и Приморской. Примерно там, где сегодня памятник-танк на проспекте Стачек. Петр I подарил Красный кабачок своему толмачу Семену Иванову. В XVIII веке в нем останавливались Екатерина II и княгиня Дашкова, в XIX веке его упоминали Пушкин и Лермонтов.

«Приморская дорога вдоль залива имела стратегическое, военное значение, - напоминает Анастасия Жиркова. - Но когда военная опасность отпала, вдоль нее стали возводиться усадьбы приближенных Петра Великого. Такова была идея Петра. Историк Сергей Горбатенко, ведущий исследователь Петергофской дороги, уверен, что ее можно считать первой градостроительной регулярной системой Петербурга».

В экспозиции музея значительное место отводится истории царского двора в Екатерингофе, перенесенного сюда из Летнего сада.

«Впоследствии это был фактически первый дворец-музей Петра Великого, - подчеркивает Анастасия Жиркова. - Здесь хранились подлинные артефакты, связанные с Петром, они впоследствии были переданы петровской галерее Эрмитажа. А это ведь еще и памятник первой морской победе России, одержанной здесь 7 мая 1703 года, еще до основания Петербурга. Кстати, сейчас есть день Балтийского флота 18 мая – в честь как раз этой первой морской победы России».

Екатерингоф, раскопки

 

Екатерингоф, раскопки Екатерингоф, раскопки

Раскопки в Екатерингофе

Жемчужина музейной экспозиции – археологические находки экспедиции Петра Егоровича Сорокина (2003 года) на месте Екатерингофского дворца, утраченного в 1920-х годах. Подлинные изразцы петровской эпохи с кобальтовой росписью в «голландском стиле», украшавшие печи петровского дворца, другие предметы петровской эпохи, в том числе детали курительных трубок…

«Наш музей – единственный, который рассказывает об истории дворца и парка Екатерингоф, - обращает внимание директор музея Нина Дементьева. - Дворец не сохранился, но мы знаем, как выглядели его интерьеры, - есть фотографии начала ХХ века. Чего не скажешь об усадьбе Дашковой: она внешне сохранилась, но мы не знаем, как она выглядела внутри. Изображений нет. У нас есть только печные изразцы XIX века, обнаруженные во время ремонта усадебного дома и переданные в наш музей»…

Дачное предместье

 

Дачное предместье

Дачное предместье

Новый зал, появившийся в музее после расширения, целиком посвящен деятельности Екатерины Дашковой на посту президента двух научных учреждений: Академии наук и Российской академии.

«Задача музея – представить нашу усадьбу не только как место отдыха, но и как место напряженной работы, - говорит Нина Дементьева. – Именно в усадьбе Кирьяново, будучи президентом созданной по ее инициативе Российской академии, по типу подобного учреждения во Франции, она работала над первым академическим словарем русского языка. По субботам в усадьбе собирались академики на рабочие встречи. Задача была выполнена за одиннадцать лет.

Мы рассказываем о той Дашковой, которую не знает широкая публика. До сих пор мало известно о ее музыкальных талантах, а ведь она сочиняла замечательные произведения – арии, песни, духовные гимны и аранжировки народных мелодий. Одна из «Ночей музеев» была даже отмечена исполнением гимна, мелодия которого сочинена Екатериной Дашковой для церкви в Дублине – для четырех голосов и органа. Изучением музыкального наследия княгини занимаются московские исследователи из международного Дашковского общества. На будущий год у нас в музее будет мультимедийный комплекс, чтобы воспроизводить произведения Екатерины Дашковой. Этот тот самый момент, когда без современной техники не обойтись».

Зал княгини Дашковой

Зал княгини Дашковой

Старинный зал наполнен подлинной обстановкой екатеринских времен – из Академии наук, с которой у музея давние добрые отношения и совместные творческие проекты, а также с дачи знаменитого флотоводца Самуила Карловича Грейга – любимца Екатерины II, разгромившего шведов на Балтике. Именно Дашкова настояла на том, чтобы он стал почетным членом Академии наук. С дачи Грейга, сохранившейся на бывшей Петергофской дороге в Ораниенбауме, в музей переехали подлинные грейговские зеркала...

Среди экспонатов – подлинные выпуски «Собеседника любителей русского слова», которые издавала Дашкова и где публиковала и свои собственные произведения. Из Российской государственной библиотеки в Москве музею предоставили копии нот произведений Дашковой. Арии, романсы, народная музыка.

А еще Екатерина Дашкова была коллекционером. Поэтому среди экспонатов – коллекция окаменелостей. Кабинет натуральной истории она подарила Московскому Императорского университету – там было более 15 тысяч единиц хранения.

Картина «Заседание Академии Российской» (ее автор - доцент кафедры живописи Академии художеств Александр Лукашенок) – собирательный образ общества, которое могло собираться здесь у Дашковой. Всего изображено 17 персон, в том числе президент Академии художеств Александр Строганов, поэт Гавриил Державин, сенатор граф Роман Воронцов, архитектор Николай Львов, поэт и драматург Василий Капнист, путешественник и естествоиспытатель Николай Озерецковский.

«Двадцать лет назад, когда мы находились только в одном скромном помещении на улице Ивана Черных, идея сделать экспозицию в усадебном доме Дашковой казалась несбыточной мечтой, утопией, - признается Нина Дементьева. - Но я поняла, что в нашем городе есть понимающие люди, для которых имя княгини Дашковой что-то говорит. Тогда во главе КГИОП стояла Вера Анатольевна Дементьева - именно она оказалась для нас ангелом-хранителем.

Если бы не она, если бы не Ольга Владиславовна Таратынова, которая была тогда ее заместителем, ничего бы мы не получили – ни из Константиновского дворца, ни из Академии наук, ни с дачи Грейга. А еще с согласия Валерия Абисаловича Гергиева нам подарили клавесин из Мариинского театра. Жорес Иванович Алферов очень помог с экспонатами из Академии наук. Очень многое нам передавали в музей безвозмездно. Здесь вложено очень много хорошего, доброго отношения самых разных людей. Нам нужно было просто все это соединить…

Однако, как оказалось, нет ничего невозможного, хотя путь был очень трудным. Работа была очень большая, но все-таки понимающих, интеллигентных людей в области культуры у нас достаточно много. Кроме того, мы в очень хороших отношениях с депутатами Законодательного собрания и с муниципальными депутатами «Нарвского округа». Они для нас и коллеги, и друзья».

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Вторник, 12 декабря 2017 11:16
Сергей Евгеньевич Глезеров

  • Журналист, ведущий разделов "История" и "Наследие" газеты "Санкт-Петербургские Ведомости"
  • Член правления Союза краеведов Санкт-Петербурга
  • Автор книг о Петербурге, лауреат Анциферовской премии

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.