Подземные тайны Выборга

Выборг, гравюра середины 16 в. Если прочертить направления всех подземных проходов Выборга, созданных в разные времена, но с одной целью, то получится подобие паутины с линиями разной ширины, длинны, заглубления и направления. Технология прокладки проходов с XIII века по наши времена изменялась, как изменялись и применяемые материалы. В период с 1930 по 1944 годы проходы стали иметь структуру и прочность подземных цитаделей, истинные направления и назначения их неизвестны и сегодня. Попробуем проследить ход строительства и назначение ходов — от самых ранних к самым поздним. И пусть большинство из них осыпались или залиты водой, а есть те о, которых знают лишь секретные службы Финляндии, и они остаются недоступны для нас. Почему, скажете вы, если известны места входов, ученые архивариусы пристально изучают старые карты Выборга и сеть прокладки коммуникаций города, истина всё же «где –то рядом»?

Старый Выборг. Гравюра 1550 г.
Старый Выборг. Гравюра 1550 г.

Если углубиться в историю прокладки ходов и строительства лабиринтов в Средневековой Европе, на территориях древних государств и монастырей Тибета, откроется одна общая особенность — механизмы входа всегда были строго засекречены, засекречены и направлений галерей с ложными, иногда опасными, уводящими от настоящих, ходами. Известны случаи, когда мастеров или инженеров-​строителей убивали ради сохранения тайны. Видимые двери не всегда являют собой вход — он может оказаться в другом, самом неожиданном месте — за стеной, в стенном шкафу, за ложным окном, картиной, мебелью и прочим камуфляжем. Вспомните лабиринт Кносского Дворца на Крите с Минотавром в центре — только нить Ариадны спасла Тезея. «Нитью», определяющей верное направление, может быть все, что угодно – магнит, например, или определенное число шагов до скрытого механизма. Или движение воздуха, которое легко определяется нежной тканью, пламенем свечи. Словом, никогда в истории не было подземелий с простым, как в квартире, коридором и дверьми, подземные галереи — это вечная тайна. Далеко ходить не надо — Павел I, наш российский император, придавал огромное значение сокрытию мальтийских тайн и торопил со строительством замка в Петербурге, начав его именно с прокладки лабиринта под землей. Почему же тогда сегодня думают, что выборгские подземелья — это просто? Выборг, иcтория которого насчитывает 700 лет, и в том числе, приходится на шведское средневековье, вряд ли является исключением. К тому же, не надо сбрасывать со счетов немецкое (бюргерское) присутствие в городе. Ведь немцы средневековья — известные мастера механических диковинок! В этой области с ними соперничали лишь англичане. В разные времена в Выборге проживали представители развитых европейских держав с давними традициями замкового строительства — итальянцы и французы, немцы ‚англичане, шотландцы, испанцы. Выборгские монастыри, например, строились под патронажем Папы Римского, а за возведением замка и позже реконструкцией его до начала XWIII века следила из Стокгольма шведская корона. Сюда приезжали и европейские мастера-​фортификаторы: немцы, французы и датчане, а ведь фортификация – это не только наземные сооружения, но и скрытые подземные секреты. Русский период в Выборге тоже изобилует именами из Европы, а также отмечен строго засекреченным строительством на замковом острове. Если опустить 1917-​й, то уже следующий год, принесший независимость Финляндии, предполагает вывод однозначный, а именно: строительство фортификационных сооружений велось не только на Карельском перешейке — каждый остров был превращён в цитадель, включая Выборг и залив. А значит, без проходов и бункеров не обошлось. Итак, начнем рассказ с основания города 1293 года.

Известный французский архитектор XIX века, исследователь замковой архитектуры — Виалле ле Дюк писал об организации планировки средневекового замка, обо всех нюансах этих сооружений, как то: рвы, подъемные мосты, крытые галереи-​проходы, винтовые лестницы в башнях, тайные проходы между стен и комнаты, имеющие выход за пределы замка, чтобы, оставаясь незамеченным, хозяин мог покинуть замок. Некоторые замки имели выход далеко за городом или выход в соседний замок, как Королевский замок во французском городке Амбуаз.

Предположительный вид Выборгского замка в середине XV века.
Предположительный вид Выборгского замка в середине XV века.

В замке, построенном на острове, мог существовать выход, приводящий в чащу леса далеко за городом. Были подземные галереи, выходящие к водным территориям, где всегда стояла лодка или другое плавательное средство. Ле Дюк приводит массу примеров на тему проходов и тайных комнат. Известно, что предполагаемая тайная комната в Лувре до сих пор не найдена. А Клеопатра ушла из осажденной Александрии через тайный ход в храме к берегу Красного моря, только плыть ей было не на чем – ее корабли были сожжены. Далее, архитектор делает особый акцент на донжонах — главных башнях во всех замках. Он указывает, что при закладке донжона рыли очень глубокий котлован, который тщательно укреплялся внутри еще до начала строительства башни и из него сразу прокладывали несколько проходов – но лишь один был настоящим. В случае с выборгским замком также был заложен большой донжон из грубо отесанного природного камня – начало замка. Уже тогда, в XIII веке, ход должен был вести с острова, прямо из донжона — время вечных набегов, боевых столкновений и стихийных бедствий диктовало необходимость создания тайного, незаметного выхода. И то, что о нем ничего не известно, не значит, что его не было.

На карте города середины XVI века яркой штриховкой отмечены Кафедральный, Францисканский, Доминиканский cоборы и Башня Скотогонных ворот. Еще яркой чертой выделена первая Ратуша (где-​то в районе Крепостной улицы, 1011) и имеются отметки пунктиром – это проходы под землей. Сегодня идет разговор лишь о «Матвеевой дыре» — время донесло до нас лишь этот ход под протокой, но он отражает более поздний период жизни замка. И что же, до XVI века несколько поколений хозяев этого укрепленного замка не имели возможности в случае экстренной необходимости покинуть опасное место с целью сохранения своей драгоценной жизни? Разумеется, это не так. Исходя из особенности замковой застройки в первые сто лет, то есть до 1393 года, можно считать, что в замок и из замка был ход и не один. Там, где сегодня протянулась улица Островная по направлению на Скандинавию, (прежнее направление на город Або — вторую столицу Швеции), должен был быть скрытый выход. А второй проход мог быть с выходом на мыс Смоляной, где по логике мог стоять корабль, дающий возможность скрыться в Швецию по морю. Ход «Матвеева дыра», ведущий в подвалы дома епископа, (сегодня это Подгорная улица) — скорее всего, предназначался для спасения горожан, епископа и магистрата в случае нападения с юго-​востока. Тем более, что его строительство шло открыто и известно было всему городу. Тайные, секретные проходы строили скрытно, камуфлируя их под другое строительство.

На начало XVII века в Выборге было, как минимум, восемь ходов под землей. Про первые три я сказала, где же еще пять? Известно, что Скотогонную (Круглую) башню, приказал строить Густав Ваза как дополнительную защиту от набегов русских дружин из Московии или Новгорода. Он же приказал укреплять стены города и дозорные башни, после того, как лично все осмотрел. По периметру городских крепостных стен с девятью башнями можно было пройти незаметно в подземных галереях. Круглая башня возводилась в стороне от крепостных стен города. Известно, что к ней были пристроены две параллельные стены с проходами, соединяющиеся с общими крепостными стенами и Скотогонными воротами (сегодня это улица Прогонная). Нельзя забывать, что в городе были два монастыря: один на южной стороне, другой — на северной, оба они имели свои стены, башни и соборы. В средневековой Европе монастыри считались еще более неприступными, чем замки, в них часто хранились несметные сокровища, и согласно «типовым проектам» монастырских сооружений в те времена ходы под землей считались необходимостью. Из выборгских монастырей шли по два прохода, как минимум. У францисканцев один шел в северную гавань, на побережье которой селились ганзейские торговцы из Германии, второй соединялся с Кафедральным собором епископа, что у Сторожевой башни.

Кафедральный собор с колокольней в 1642 году
Кафедральный собор с колокольней в 1642 году

И доминиканцы имели также два прохода: один в южную гавань, другой — из собора своего в собор кафедральный. В обоих монастырях монахи были и отличными мореходами, поэтому корабли под флагами их орденов всегда стояли наготове у пристаней. При этом все три городские собора на плане представляют правильный треугольник и – это не случайность. Треугольник имеет особое значение в христианской символике (этот же смысл заключен и в росписи православных икон) — это и незримое Око Божье, и Святая Троица и Сотворение мира. Треугольник в средневековых планах Выборга указывает на неразрывную связь веры Христовой, во главе которой Бог. В плане города во главе стоит Кафедральный собор — главная вершина треугольника. Епископ – главное священное лицо в городе, он имел связь с Папой Римским, по приказу которого были устроены в Выборге монастыри. В обязанности епископа входила сохранность паствы, поэтому из кафедрального собора в дом епископа тоже шел проход, чтобы в случае чего по нему могли скрыться все присутствующие на мессе. Еще один ход этого периода шел из Сторожевой Башни, играющей роль колокольни Кафедрального Собора (сегодня Часовой Башни), пересекая Крепостную улицу, на Подгорную, также в дом епископа.

С приходом армии Петра I, когда ядра рвались на всей территории города, когда полыхали сильные пожарища, большинство ходов были повреждены и пришли в негодность. Известно, что инспекцию проводил сам русский царь. По его указу разрабатывается план строительства северо-​западных укреплений — фортификация Миниха (сегодня — Анненские укрепления). Но на том месте, которое выбрал Петр, нашли остатки крепости с бастионами — её начали строить шведы в 1706 году. Когда армия Петра взяла город, в замке были обнаружены бумаги с черновыми планами этих шведских укреплений на северо-​западе города, на подступах к замку. На этих бумагах жирной линией, идущей из замка, и пунктирной, прочерченной по воде к месту фортификации, были указаны ходы. Известно, что планы петровской фортификации, строительством которой руководил Миних — известный мастер подобных сооружений, очень напоминали по очертаниям шведские укрепления, а значит, и проход из замка должен был быть оставлен. Петр I взялся в Выборге за обустройство многих зданий, разрушенных войной, и в первую очередь, собора у Сторожевой башни. Почему собора? Из него шли проходы: два в дом епископа и под водой в замок, еще один — в монастырь к доминиканцам, а четвертый — на север, к францисканцам. Пётр I был человеком умным, прозорливым, к делу подходил с понятием, с мыслями наперед. Он все любил проверять сам, так что городское хозяйство наверняка им было обследовано вдоль и поперек. Все проходы, какие имели безопасное и пригодное для использования состояние, он сохранил и, отметив в планах, имел в виду. Из Рогатой крепости тоже шли проходы. Они соединялись все по той же треугольной системе в Круглой башне. От Круглой Башни еще при Густаве Вазе был прорыт ход, идущий под Скотогонной улицей (Прогонная сегодня) прямо в галерею Северного Вала у Водных ворот (низ улицы Водная Застава).

Следующие несколько веков — вплоть до 1918 года в подземной карте Выборга не было особых изменений. Хотя, русские императоры не забывали про город. Во времена правления Екатерины Великой, которая не делала особого акцента на Выборгских подземельях, проводя в действие свою политику Просвещения и благоустройства города, да курируя ход строительства в нем Православных Соборов. Императрица приезжала в Выборг лишь по необходимости. А вот ее сын Павел бывал в городе — проездом и так приезжал, еще будучи цесаревичем. Город ему понравился, и он неоднократно посещал замок. Всякий раз, будучи в Выборге, он посещал своего учителя и друга барона Людвига Николаи в его поместье Монрепо. Как известно, Павел совершил путешествие инкогнито и целый год был гостем в некоторых европейских странах, в том числе — на Мальте. Он был гостем и в папском дворце в Ватикане, где имел беседу с Папой. Его очень заинтересовали укрепления и замки в этих странах, особенно в Германии, а когда он был посвящен в тайны мальтийских рыцарей, то ощутил ответственность за их сохранность. Многое из того, что он видел в Европе, потом он реализовал в Петербурге. И Выборг как западный форпост он не мог обойти своим вниманием. От этого периода сохранились казармы из красного кирпича и плац, на котором император проводил смотр своих войск. Кто знает, каковы были его планы относительно Выборга, место расположения которого давало возможность движения в западную Европу, не только в Скандинавию. Эту территорию можно было использовать для сокрытия реликвий, а также для тайных встреч с посланниками Ордена вдали от петербургских дворцовых стен. Но ему был отведён очень короткий срок у власти.

Александр, его сын ещё в 1810 году был в Выборге, лично проверял надежность защитных сооружений и состояние Замка. А в сентябре 1809 года во Фридрихсгаме был подписан мирный договор между Россией и Швецией о присоединении к Финляндии Выборга и Выборгской Губернии, в том числе и Фридрихсгама– эти территории отошли Великому Княжеству Финляндскому. Главой Княжества непосредственно оставался русский Император и высшая финская власть, хотя имела свою автономию, подчинялась России.

Александр II согласился созвать Сейм в Гельсингфорсе и провозгласил равноправие финского и шведских языков, к тому же он расширил права Финляндии. Он наделил Великое кнЯЖество Финляндское фактически всеми права свободного государства, но главой оставался русский Император. Именно этого Императора боготворила вся Финляндия, а в центре Гельсингфорса на Сенатской площади и сегодня стоит ему памятник.

Дальше следует упомянуть Александра III — очень интересная личность! Высокий — под два метра, могучего телосложения, небывало сильный от природы, он в 16 лет двумя пальцами гнул монеты и подковы. Александр, благородный душой, слыл очень подозрительным человеком — это особенно проявилось после трагической смерти его отца в 1881 году. Он, как Петр I, все проверял лично. Относясь с недоверием к своему окружению, он очень часто менял и свою охрану, и своих поваров, и место проживания. Известно, что он лето проводил с семьей в Финляндии, тогда это (Великое Княжество Финляндское в составе России) и по пути в Финляндию и обратно всегда проводил несколько дней в Выборге. Особо часто он инспектировал замок. Известно, что еще при Александре II во время празднования открытия Сайменского канала в замке был устроен большой праздник с фейерверком, в результате которого сгорела крыша Башни Святого Олафа и часть деревянных построек. Едва не произошел взрыв порохового склада. Замок после этого долго стоял без крыши, а значит, снег, дождь, непогода делали свое разрушительное дело. В это время Выборгский замок, охраняемый русским гарнизоном стоял в плачевном состоянии, что возмутило общественность города и в частности архитекторов. В 1883 году известный в Выборге архитектор Якоб Аренберг обратился к русскому императору с проектом реставрации замка. Александр наотрез отказал, заявив, что замок и прилегающие территории к нему находятся в ведении военных и восстанавливать всё должны они. После чего, тем не менее, в Выборг были выделены средства, стройматериалы, и начались работы. Известно, что Александр Третий, не доверял проверки и ревизии замка никому– сам все осматривал. Разумеется, о тайных подземных проходах знал и хранил планы подземелий даже не в Петербурге, а в Гатчине. До сих пор неизвестно назначение прохода на улице Прогонной, пересекающего сегодняшнюю улицу Краснофлотскую, улицу Водной Заставы и Подгорную. В данной галерее есть несколько ответвлений и некоторые из них перекрыты массивными железными дверями, что было обнаружено в конце XIX века при прокладке труб. Внутри эти галереи были сложены из кирпича с применением бетонного каркас

Выборг. Начало ХХ века
Выборг. Начало ХХ века

Николай Второй, который так же постоянно летом путешествовал с семьей в Финляндию на яхте «Штандарт», останавливался по пути в Выборге. Но в силу его мягкого и очень доверчивого характера, он особо не вникал в военное хозяйство города, опираясь лишь на доклады военных начальников выборгского гарнизона. При нем было больше воровства и коррупции на местах. В 1910 году в мае, после молебна и Крестного хода до Петровской горы был заложен фундамент будущего памятника Петру 1 и фундамент православного собора по проекту архитектора Косякова здесь же, на горе, в память о русских баталиях и большом количестве погибших. Но 1914 год отложил строительство Собора и над скалистым берегом остались возвышаться стены, которые уже построили.

Дом фабриканта Хакмана
Дом фабриканта Хакмана

Таким образом, до 1918 года в Выборге особых изменений в строительстве не было. Если не считать крупных промышленников и владельцев собственных домов, которые сами решили обезопасить себя и свои семьи. Так известный владелец фирмы «Хакман и К», он также владелец сахарного склада на Прогонной и дома на углу улиц Подгорная и Северный Вал, приказал прорыть проход из подвалов его дома в подвалы склада и эти проходы провести к северному причалу и в замок. Хакман в своих мемуарах пишет о проходах на Прогонной, по которым сам лично ходил и обследовал так же галереи в валах. Он написал несколько статей о подземных галереях Выборга. Подобно Хакману, тоже самое сделал консул Вольф — хозяин трехэтажного дома с выступающем эркером и лепниной в виде львиных голов под ним, на набережной Салаккалахти. Вольф также протянул ход до северной гавани и в замок. Но этим все не кончилось. До 1910 года многие промышленники Выборга так же принимали меры для обеспечения своей безопасности. Известно, что в районах Батарейной горы, где укрепления Тотлебена, который еще в середине XIX века проложил ряд проходов, соединяющих бастионы и пороховые склады, а также на горе Папула — в курортном месте города, были туннели в гавань и один под водой с суши к горе— там, где сегодня бухта Радуга. Это те проходы, которые возводили крупные торговые дома. Но есть еще один ход, построенный во время закладки здания управления порта — из его подвалов на улицу Прогонную и к северной гавани, этот ход соединялся с консульским домом на углу южного вала и улицы Выборгской — в районе дома № 2 (сегодня — Педагогический институт).

С приходом финской независимости и освобождения от красных большевистских частей Выборга и Карельского перешейка до границы по реке Сестре Финляндия приступила к строительству защитной фортификации под Выборгом, вокруг него и в самом городе с большим воодушевлением. Такие меры были необходимы — рядом была Советская Россия. Известно, что барон Карл Густав Маннергейм, очень хорошо понимавший русский менталитет, готовился и ждал нападений со стороны СССР. Он, присягнувший молодому русскому царю, оставался верен русской империи, искренне жалел царя и всю семью Романовых. Он стремился как можно скорее обезопасить территорию своей страны, находящуюся в столь опасной близости от нового реакционного государства. По секретному указу Маннергейма начинается разработка целой системы укреплений, превращающих весь город в мощный опорный пункт — цитадель. С этой целью обследуется весь Выборг-​Виипури на возможность подготовки мест для строительства укреплений. Возводятся водонапорные башни на случай военной блокады: одна на Батарейной горе в 1930 году (арх. Кейненен), вторая башня — на г. Папуле. Проводится реконструкция всего фортификационного комплекса Тотлебена. Следующим этапом стало укрепление замковой территории, установка орудий и пулеметных точек по всей территории, создания на башне Святого Олафа наблюдательного поста с применением оптики. В здании на территории замка разместился штаб армии. Здесь находились также армейский корпус и радиостанция. До 1939 года в городе шла непрекращающаяся стройка. В районе Батарейной горы были установлены орудия и здесь к ноябрю 1939 года стояло несколько батарей. Использовались также пороховые склады под хранение боеприпасов.

Маннергейм в Виипури
Маннергейм в Виипури

Под Выборгом строятся противотанковые укрепления и система ДОТов. Великий военный стратег Маннергейм планировал весь Карельский перешеек опоясать мощными линиями железобетонных укреплений от Ладожского побережья до Финского залива. К началу Зимней войны с Советским Союзом он успел построить лишь первую линию, не совсем до конца. После отступления финской Армии 13 марта 1940 года и прихода в Виипури советских граждан во главе с Красной Армией, Маннергейм сделал для себя выводы о том, что территори укреплена недостаточно, а финская армия — малочисленна. В это время он видел лишь один выход для Финляндии — пойти на договор с гитлеровской Германией. Он понимал: чтобы вернуть территории, необходима мощная поддержка– такую поддержку могла оказать Германия. И когда 22 июня 1941 года началось наступление гитлеровской армии на СССР во всех направлениях, он уже знал, что Виипури и Карельский Перешеек вернутся к финскому народу. 29 августа финны входят в Выборг, оставленный Советским Союзом. И вновь начинается возведение укреплений — что-​то восстанавливается, что-​то достраивается, а что-​то строится заново. Гитлер заинтересован в Финляндии, в Карельском перешейке — как в дополнительной военной силе и как в необходимом на северо-​западе плацдарме для усиления блокады Ленинграда. К тому же он контролирует Балтику и Ладожское озеро. Маннергейм, не признававший фюрера, как достойного оппонента, ведет себя с ним сдержанно и настороженно, хотя и дипломатично улыбается при встрече. Фюрер со своей стороны не может не заметить этой дистанции и называет Маннергейма «заносчивым аристократом», но за спиной. Понимая важность присутствия Маннергейма как грамотного военного специалиста, к тому же, знатока русских, он заискивает перед ним при встрече. К тому же вся финская армия обожает своего маршала, авторитет Маннергейма в обществе и в правительстве очень высок — в таких обстоятельствах Гитлер не желает выражать открыто свое отношение к барону. Несмотря на усиленные намеки Гитлеровского штаба, чтобы финская Армия перешла границу в районе Сестрорецка, Маннергейм отдал приказ своей армии держать оборону на границе, не переходя ее. В июле 1942 года Гитлер вылетел из Берлина на 75-​летний юбилей Маннергейма в Хельсинки, а барон уехал в Выборг и затем на укрепления в свою армию, сказав при этом: «Маршал ефрейтора встречать не будет!”. В этот день вся финская армия праздновала юбилей своего маршала коньяком за его счет, несмотря на сухой закон. Фюрер в окружении своего штаба приехал прямо на позиции второй линии к Маннергейму с подарками: Мерседес «Бенц» последней модели, портативный складной автомат в кейсе – второй такой же имел лишь сам Гитлер, две новые модели бронированных машин и свой портрет во весь рост. Все эти подарки Маннергейм принял с улыбкой, но не взял ни одного.

Укрепления второй линии, разработанные финскими и немецкими военными инженерами, были более мощными — непробиваемыми, и имели удобную систему скрытых ходов для передвижения. Это были более крупные фортификационные наземные сооружения, чем ДОТы, в которых размещалось 16 человек. В ДЗОТах размещалось до ста, а в некоторых и 300 человек одновременно. Толщина бетонной брони в наземной части составляла до 45 метров. Внутри в подземной части этих сооружений были кухни, казармы, сауна, мини госпитали и подземная система туннелей к другим ДЗОтам. В день своего рождения при встрече с Гитлером они обсудили надежность и готовность всей линии укреплений от Выборга до границы и затем проехали в Выборг. В городе они прошли от Кауппатори (Рыночной площади) по Торкильской улице (пр. Ленина) вдоль парка Эспланады мимо Старого кафедрального собора до построенного в 1893 году собора Туомиокиркко (Новый кафедральный собор). После того, как собор стал кафедральным и в нем установили новый Орган на 72 регистра, он стал самым крупным собором в Финляндии. Из собора они прошли через парк к площади и вернулись на Кауппатори в Круглую Башню в ресторан. После этого они отправились в Хельсинки… Тут я делаю паузу, подчеркнув слово отправились, потому что ни поездом, ни по воздуху они не перемещались в тот день, а на следующий день Гитлер уже улетел из Хельсинки в Берлин.

В Германии был в то время уже большой опыт в строительстве грандиозных и масштабных подземных сооружений, когда под землей прокладывались туннели для передвижения железнодорожного и моторизированного транспорта. Под землей выстраивались целые города со всеми необходимыми коммуникациями, с выходом к морю и двумя выходами в строго засекреченных точках. Например, из Берлина в польский город Щецин или из Берлина в Винницу – в ставку Гитлера. Немецкие инженеры углублялись под землю со своими проектами на глубину от 30 до 70 метров (при необходимости прокладки под водой или болотом). О подобных сооружениях очень хорошо известно, но обследовать их невозможно из –за больших материальных затрат. Но некоторые участки, обследованные небольшими группами, показали, насколько все толково оборудовано, в прямом смысле слова — на века. Воздух там чист и сегодня , есть галереи, ведущие в шахты, перекрытые надписями «внимание» и изображением черепа, имелись госпитали, где и сегодня медикаменты (перевязочные материалы) сохранили пригодность. Нет ни сырости, ни плесени, ни спертого воздуха.

Вернёмся всё же к Выборгу. Город по приказу Маннергейма был превращен в укрепленный центр, где все высокие точки использовались и как наблюдательные вышки и как места ведения стрельбы. Был оборудован большой бункер под площадью (Красного колодца), который имел три выхода: в парке у площади, в начале Торкильского парка у Кауппатори и на улице Выборгской. Все эти проходы были удобны для перемещения — высокие и просторные с хорошей системой вентиляции, к тому же они имели ответвления, соединяющиеся с подвалами некоторых домов: домов № 22 и 18 на улице Торкиля (проспект Ленина), и далее к рынку: дома №№ 12, 8 и 2, а также один из домов в Рыбном переулке. Имелся проход в эти галереи и из здания банка архитектора Аспелина (Акционерный банк Северных стран). Целая сеть проходов через подвалы была в доме Говинга, (Крепостная, 11) и в домах №7 по этой же улице, а также они связывались с подвалами домов на горе, где проходит улица Сторожевой Башни. Именно этими ходами пользовались диверсанты в августе 1941 года, приходя незаметно и исчезая так, словно проваливались под землю.

Но самый главный и секретный ход был в алтарной части собора на Линнанкату (Крепостной улице) — вел он прямо в Хельсинки. Этот проход был огромным туннелем, в котором проходили железнодорожная и автомобильная ветка. Бетонированный, хорошо освещенный он выходил у железнодорожного узла в Хельсинки. Общее расстояние, если ехать по земле, — 200220 км, а по туннелю — 180 км. В 1940 году, когда Выборг был Советским, то в Горкоме был отпечатан секретный указ на подрыв в алтарной части туннеля прохода. В приказе были напечатаны все характеристики этого сооружения и его направления. Заканчивался приказ словами: «В целях пресечения возможной диверсионно-​подрывной деятельности с территории реакционно настроенной Финляндии, вход взорвать». А когда в 1941 году финские военные инженеры обследовали собор на предмет разрушения алтарной части, они сразу же взялись за разборку завалов и восстановление этой части. И если на ремонт железнодорожного участка пути от взорванного вокзала понадобился месяц, то ход восстановили гораздо быстрее.

Таким образом, «подземная книга Выборга» еще ждет своих читателей.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.