Реконструкция прошлого в эпоху модерна: «неорусский стиль» в Петербурге

В современном обществе, с его непредсказуемыми изменениями, чтобы сохранить память о прошлом, требуется порой прилагать немалые усилия. Зачастую человек, особенно житель мегаполиса, ищет опору в минувшем, пытаясь не потерять себя. Всё популярнее становятся исторические реконструкции. В интерьерах видные места занимают предметы народных промыслов. Детей всё чаще называют вроде бы давно забытыми «древними» именами. Подобную ностальгию испытывали петербуржцы 100 лет назад, в начале XX века, когда урбанистическая культура вымывала остатки былого быта. Громады доходных домов всё активнее подминали под себя крохотные деревянные домики с окружавшими их «вишнёвыми садами», и обитатели этих патриархальных усадеб перебирались в каменные коробки. В этих условиях одним из способов сохранить культурную память горожан была реконструкция прошлого.

Одним из значительных стилистических течений русской архитектуры начала XX века, в эпоху модерна, был «неорусский стиль», отличавшийся от предшествовавшего ему «русского стиля», по выражению историка искусства В.Г. Лисовского, «переносом акцентов с деталей на целое, которому подчинялись фрагменты, его слагающие. В результате преодолевались декоративная дробность и многословие», свойственные предшествовавшему периоду архитектуры, и «нащупывались пути к укрупнению, монументализации форм, к усилению их художественной выразительности за счёт содержащегося в них образного начала».

Своего рода «методические указания» для архитекторов, намеривавшихся работать в «неорусском стиле», были сформулированы видным исследователем и пропагандистом древнерусского зодчества, архитектором-​реставратором В.В. Сусловым: «Всякие украшения, вроде петушков, полотенец, сложная накладная резьба, должны отойти в область недоразумений, простота, монументальность, логичность и самобытность форм древних построек должны лечь в основу возрождающегося русского зодчества. Всё предшествующее творчество в области архитектуры наших современников, исполненное в русском стиле, должно замереть».

«Неорусский стиль», конечно, не порвал окончательно с однокоренным ему «русским стилем», а унаследовал от своего «прародителя» сочетание в одной постройке архитектурных форм различных эпох и региональных школ древнерусской архитектуры. Только акценты в выборе прототипов сместились. Теперь в поисках вдохновения архитекторы всё больше обращались не столько к популярному в постройках «русского стиля» московско-​ярославскому «узорочью», а к памятникам Новгорода, Пскова и русского Севера, которые привлекали их своей образной силой, лаконизмом почти лишённых декора, «могучих, слитых воедино форм».

Псков. Церковь Покрова от Пролома. XVI в.
Псков. Церковь Покрова от Пролома. XVI в.

В условиях растущей популярности «неорусского стиля» профессиональное сообщество испытывало недостаток информации о самобытном русском зодчестве. Некоторые молодые архитекторы, вслед за своими старшими коллегами, рвались изучать древнерусские памятники «в полевых условиях». Иные выпускники совсем отказывались от строительной практики в пользу изучения и копирования старинных памятников. Так, Л.М. Браиловский отмечал, что, «интересуясь древней русской архитектурой, я занялся срисовыванием с натуры памятников», и признавал, что, «не имея влечения к практической стороне архитектуры, я мало занимался строительством, перенося своё творчество на бумагу» в форме эскизов, акварелей «почти всегда чисто архитектурного характера». Такое самоустранение некоторых зодчих-​профессионалов от «практической стороны архитектуры» работало на распространение «неорусского стиля» в проектной и строительной практике других мастеров, которые получали возможность изучать особенности древнерусской архитектуры по работам своих коллег-«художников», размещаемых, в частности, в профессиональных архитектурных журналах.

С.В. Ноаковский. Архитектурные эскизы
С.В. Ноаковский. Архитектурные эскизы

В 1915 г., в разгар Первой мировой войны, было образовано Общество возрождения художественной Руси, поставившее себе задачу не просто распространять в народе знания о «древнем русском творчестве», но и способствовать дальнейшему преемственному развитию допетровской национальной культуры «в применении к современным условиям». На одном из заседаний этой организации архитектор С.С. Кричинский с болью заявил: «Стили всех стран и государств насаждаются в России, и только своему родному стилю, который зародился и составляет одно целое со всем русским, места не находится». Совершим виртуальную прогулку по петербургским улицам и площадями и посмотрим, так ли уж был прав Кричинский?

Наиболее полно и ярко «неорусский стиль» воплотился в культовой архитектуре. Крупнейший представитель этого течения, архитектор А.В. Щусев призывал коллег «уловить и почувствовать искренность старины, и подражать ей в творчестве не выкопировкой старых…, а созданием новых форм», ориентироваться на «общую идею, силуэт» – то есть, «сочинять храм».

Самым ранним в Петербурге осуществлённым проектом культового здания в «неорусском стиле» стал храм Знамения Пресвятой Богородицы старообрядцев Поморского согласия (Тверская ул., 8), построенный по проекту Д.А. Крыжановского в 19061907 гг.

Старообрядческий храм на Тверской ул., 8
Старообрядческий храм на Тверской ул., 8

Тем не менее, эта церковь создавалась под влиянием работ В.А. Покровского, для исканий которого в направлении «неорусского стиля», по словам историка архитектуры Б.М. Кирикова, характерна «интуитивно-​прочувствованная стилизация, синтетическое претворение новгородско-​псковских образцов, тяга к монументальной обобщенности и острой экспрессии, гиперболизация типических черт и смелая структурная переработка прототипов».

В.А. Покровский. Петропавловский храм на Шлиссельбургских пороховых заводах. 1907 г. Не сохранился
В.А. Покровский. Петропавловский храм на Шлиссельбургских пороховых заводах. 1907 г. Не сохранился

Острые, динамичные композиции создавал архитектор А.П. Аплаксин, практиковавший контрастное столкновение друг с другом различных по геометрии форм. Постройкам этого архитектора, по выражению искусствоведа А.В. Слёзкина, свойственны «ледяная монолитность и отточенный геометризм». К сожалению, из семи построенных Аплаксиным крупных петербургских храмов не подверглись уничтожению или обезличивающей перестройке лишь два, да и те сохранились со значительными утратами. Некогда жемчужина Малого проспекта Петроградской стороны, церковь Казанской иконы Божией Матери на подворье Вышневолоцкого монастыря (Малый пр. П.С., 69 – Подрезова ул., 14), построенная в 1912 году, в 1920-​е годы была до неузнаваемости перестроена в общежитие.

Храм Вышневолоцкого подворья
Храм Вышневолоцкого подворья
Общежитие в стенах храма Вышневолоцкого подворья
Общежитие в стенах храма Вышневолоцкого подворья

Отрадно, что совсем недавно, благодаря усилиям реставраторов, приобрёл прежний вид храм на подворье Свято-​Троицкого Творожковского женского монастыря (Роменская ул., 12), строившийся по проекту Аплаксина в 19111913 гг. Белоснежные церковные стены и высокий шатёр храма мы можем видеть сейчас, едва покинув Петербург с Московского вокзала, справа по ходу движения поезда.

Храм Творожковского подворья
Храм Творожковского подворья

На последнем этапе развития «неорусского» храмостроительства, который совпадает с периодом неоклассицизма, историческая достоверность стала всё больше преобладать над модернизированным «сочинением храма». Определяющей стала установка на последовательное и целостное воссоздание форм древнерусского зодчества. Вот яркие примеры. Фёдоровский собор в Товарном переулке, построенный по проекту С.С. Кричинского в 19111914 гг. по случаю празднования 300-​летия династии Романовых, вызывает ассоциации с храмами Владимиро-​Суздальской Руси. Основной объём культового здания «защищён» крепостными башнями сурового вида. Храмовые постройки, в которых переплетаются мотивы церковной и фортификационной архитектуры, в искусствоведении именуют «храмом-​монастырём», «храмом-​градом». По счастью, в советское время храм не был разрушен и даже перестроен, а отдан молокозаводу, что и позволило в наше время возродить его первозданный облик.

Фёдоровский собор в Товарном переулке
Фёдоровский собор в Товарном переулке

В 19101911 гг. по проекту архитектора М.М. Перетятковича и инженера С.Н. Смирнова на берегу Ново-​Адмиралтейского канала был возведён храм-​памятник «Спас на Водах», в облике которого почти с фотографической точностью воспроизведены композиция и детали памятников владимирского зодчества, таких, как церковь Покрова на Нерли и Дмитриевский собор. «Спас на Водах» снесён в 1932 году…

Дмитриевский собор во Владимире (XII в.) и «Спас на Водах» в Петербурге (утрачен)
Дмитриевский собор во Владимире (XII в.) и «Спас на Водах» в Петербурге (утрачен)

Светское городское жилищное строительство, львиную долю объектов которого в период модерна составляли доходные дома, оказалось на периферии «неорусского стиля», потому что «многоэтажная регулярная структура доходного дома из стандартных ячеек-​квартир не соответствовала принципам формообразования древнерусских построек», для которых был характерен принцип свободной планировки по типу «палатных строений». Всё же и в архитектуре петербургских доходных домов «неорусский стиль» оставил след.

В 1905 г. Л.М. Браиловский опубликовал в журнале «Строитель» эскиз – «Проект доходного дома в русском стиле». Привязка к какому-​либо конкретному городу обозначена не была – автор предложил архитектурную фантазию. Круглые и прямоугольные башни, прямо-​таки «облеплявшие» дом, создавали иллюзию монастырской или крепостной ограды, сплоченной в единое целое с древнерусскими теремами. Это здание монументальностью и слитностью форм, подчинённостью деталей целому, явственно говорит об исканиях в направлении «неорусского стиля».

Л.М. Браиловский. Проект доходного дома в русском стиле
Л.М. Браиловский. Проект доходного дома в русском стиле

Построить многоэтажный доходный дом в «неорусском стиле» на берегах Невы первым предложил, пожалуй, Е.Ф. Шреттер, участвовавший в архитектурном конкурсе на проект доходного дома по заказу технической конторы Э.Л. Петерсена. Предназначенный к застройке очень узкий прямоугольный участок тогда занимал «мысовое» положение (Лиговский пр., 125 – Рязанский пер., 2).

Е.Ф. Шреттер. Проект доходного дома Э.Л. Петерсена
Е.Ф. Шреттер. Проект доходного дома Э.Л. Петерсена

Проект Е.Ф. Шреттера первоначальным решением жюри был выдвинут на 2-​е место, но в итоге не был премирован, удостоившись лишь рекомендации к приобретению заказчиком. Для оценки проекта судьи нашли довольно сильные выражения: «Это выдающееся по оригинальности и художественному замыслу произведение. Приём с входящими треугольными открытыми дворами удачен и заслуживает применения, особенно в узких улицах. Квартиры получаются светлые и уютные; перспектива улицы приятно оживляется. Фасад задуман и исполнен очень интересно и вполне отвечает живописности приёма, хотя в этом направлении автор зашёл слишком далеко», пожертвовав удобствами и целесообразностью ради достижения художественного эффекта. Так, «в верхнем этаже для получения большей поверхности стены» предлагались слишком маленькие окна, недостаточные для освещения скрывающихся за ними помещений.

Художественная сторона проекта явственно говорит о поисках Е.Ф. Шреттера в направлении «неорусского стиля», применение которого для многоэтажного доходного дома зачастую приводило к трудноразрешимым противоречиям. Важнейшим из них было как раз использование узких маленьких окон, которые, по словам искусствоведа В.Я. Курбатова, «нерациональны для современной постройки, где стремятся иметь возможно больше света». Что касается плана, то Шреттер поставил корпуса зигзагообразно, что может вызвать ассоциации с древнерусским методом «палатного строения» – свободного размещения построек усадьбы, как бы хаотично разбросанных по участку, прирубленных друг к другу. Приходится сожалеть, что яркий новаторский проект Шреттера остался в чертежах.

Впервые в Петербурге многоэтажный доходный дом в «неорусском стиле» был построен в 19081909 гг. по проекту архитектора Д.А. Крыжановского по заказу П.М. Станового (Мытнинская ул., 5 – Старорусская ул., 2).

Дом П.М. Станового
Дом П.М. Станового

Угловая скруглённая часть дома, расположенного на пересечении двух магистралей, напоминает массивную башню, завершённую шлемовидным куполом. Гладкие штукатурные фасады, прорезанные различными по форме окнами; скупой орнамент в форме углублений – выемок, а также «бровки» над проёмами указывают на стилистическую близость этой постройки памятникам древнего Новгорода. Здесь архитектор отказался от воплощения идеи «палатного строения», застроив участок очень плотно, вытянув фасады строго по «красным линиям» улиц, без единого отступа.

Иной подход к петербургскому домостроению в «неорусском стиле» продемонстрировал архитектор А.Л. Лишневский, построивший в 19111913 гг. дом Б.Я. Купермана (Чкаловский пр., 31 – Плуталова ул., 2 – ул. Всеволода Вишневского, 10).

Дом Б.Я. Купермана
Дом Б.Я. Купермана

На удобном для застройки, почти квадратном «мысовом» участке архитектор применил элементы «палатного строения», создав открытые дворы у надворных флигелей. Таким образом, монотонный ряд застройки прерывается, создавая впечатление свободной постановки, «разбросанности» строений на участке. По выражению искусствоведа В.Г. Исаченко, «дом вызывает в памяти суровые и поэтичные образы северных русских монастырей». Не в последнюю очередь, такое впечатление, вероятно, продиктовано башнеобразными выступами, придающими дому схожесть с неприступной крепостью. Значительную роль в облике дома играют разновеликие окна и лоджии, насыщающие фасады светотенью. Здесь архитектор словно задался целью опровергнуть мнение В.Я. Курбатова, утверждавшего, что «на семиэтажном доме бойницы и башни смысла не имеют».

Когда начиналось строительство дома Купермана, напротив возвышались белоснежные стены храма Алексия, Человека Божия – великолепная постройка в «неорусском стиле», в 1930-​е гг. перелицованная в заводское здание (Чкаловский пр., 50).

Храм Алексия, Человека Божия
Храм Алексия, Человека Божия
Заводское здание в стенах храма Алексия, Человека Божия
Заводское здание в стенах храма Алексия, Человека Божия

Храм строился в 19061911 гг. по проекту Г.Д. Гримма. Композиция церкви, по словам Б.М. Кирикова отличалась «монументальной слитностью больших, „пульсирующих“ масс, обведенных волнообразным контуром остроконечных кокошников». Вместе храм и дом Купермана составляли уникальный мини-​ансамбль в «неорусском стиле», на возрождение которого позволяют надеяться сохранившиеся конструкции культового здания.

Помимо проектов храмов и жилых домов, для Петербурга выдвигались идеи крупных общественных зданий, в облике которых явственно читаются черты «неорусского стиля». В 1906 г. В.В. Суслов выставил на конкурс проект здания для Государственной Думы, в плане представлявший квадрат со скругленными углами (наподобие плана Михайловского замка) с восьмигранником зала заседаний, размещенного в центре замкнутого двора.

В.В. Суслов. Проект здания Государственной Думы на Марсовом поле
В.В. Суслов. Проект здания Государственной Думы на Марсовом поле

Угловые башни, увенчанные высокими шатрами; кокошники тут и там; имитация каменной резьбы – всё это говорило о «русском» характере строения.

В 1908 г. В.А. Покровский спроектировал комплекс зданий Военно-​исторического музея, который должен был представлять собой обнесённый крепостной стеной городок в «русском духе», в архитектурном строе которого белоснежные «новгородско-​псковские» стены оттенялись витиеватыми красочными «московскими» наличниками, аркатурой, каменной резьбой.

В.А. Покровский. Проект Военно-исторического музея
В.А. Покровский. Проект Военно-​исторического музея

В начале XX века в России готовились отмечать целый ряд знаменательных юбилеев, связанных с военными событиями – от тысячелетия похода князя Олега на Царьград до столетия победы над Наполеоном. «Первой ласточкой», зримо возвещавшей петербуржцам о грядущих юбилеях, стал Суворовский музей, ярким пятном выделявшийся в выверенном петербургском ландшафте своими фортификационными мотивами. К строительству Суворовского музея только-​только приступили, а уже с высоты престола последовало повеление об устройстве общего военного музея, где предполагалось собрать предметы, повествующие о русской ратной истории с глубокой древности. Император Николай II рассчитывал, что новое собрание будет «отвечать как военно-​научным, так и патриотическо-​воспитательным целям». Был образован Комитет по устройству Русского военно-​исторического музея, объявлен конкурс на проект здания. Располагаться оно должно было рядом с Суворовским, у Таврического сада.

Вот в этом-​то конкурсе первое место и занял проект Покровского под девизом «Три богатыря». Судейское жюри отметило, что автор ближе других участников конкурса подошел к воплощению основной идеи – создать здание, как по внешнему облику, так и по внутренней отделке достойное назначению музея и представлявшее «полную гармонию содержимого с содержащим».

План музейного здания скомпонован в соответствии с традициями древнерусского «палатного строения», когда постройки как бы «разбросаны» в живописном беспорядке – по словам Покровского, «отдельными группами вроде старинных русских укрепленных городков».

План Военно-исторического музея
План Военно-​исторического музея

Членам жюри музей навеял образ московского Коломенского дворца царя Алексея Михайловича, разновеликие объемы которого в начале XX в. можно было увидеть лишь в изображениях (он обветшал и был разобран в во второй половине XVIII в., но в наши дни воссоздан). Отмечалось, что видимая сложность плана музея нисколько не препятствует движению посетителей.

Высокие крыши-​шатры, многочисленные башни и башенки должны были придавать музею острый динамичный силуэт. Особой фортификационной суровостью выделяется здание арсенала, которое архитектор спроектировал в отдельном корпусе. Опоясанный зубчатой крепостной стеной прямоугольник арсенала по внешнему периметру укреплен контрфорсами, как бы поддерживающими и без того мощные глухие стены. Башня, возвышающаяся над арсеналом – словно реплика Спасской башни Московского кремля, с её шатром, часами и зубцами. Соседний корпус, соединенный с арсеналом переходами, носит более «мирный» характер. Здесь окна в резных «московских» наличниках, аркатура, каменная резьба, «дворцовые» парадные всходы.

Интерьеры разнообразны. Залы в духе «русского терема» соседствуют с классицистическими помещениями с их статуями в нишах в обрамлении колонн. В центральном помещении арсенального корпуса должен был располагаться крупный макет крепости-​монастыря под защитой высоких стен, расположенных уступами – наподобие горы. Вокруг этой композиции разместили бы пушки – словно бы осада твердыни в самом разгаре… В других залах, судя по проектным чертежам, было намечено расположить, помимо небольших по размеру экспонатов, скульптуры или макеты конных воинов и макеты кораблей.

Подводя итог конкурса, судьи отметили, что проект В.А. Покровского следует воплотить в жизнь без изменений – так он хорош, а всякие попытки переделок «окончатся неудачным разрешением вопроса».

Однако ни музейное здание, ни здание Государственной Думы так и не были построены. Что тому причиной? Возможно, высказанные специалистами сомнения в уместности сооружения таких ярких зданий в старорусском духе в строгом ландшафте Петербурга?

Приведём мнение, высказанное архитектором Н.Л. Марковым на заседании Петроградского общества архитекторов в 1915 г., и относящееся к другому неосуществлённому крупному столичному проекту Покровского в духе древнерусской архитектуры – стадиону на Ватном острове: «Хотя идея национальной архитектуры – вещь хорошая, но нельзя забывать, что Петроград носит настолько определённую физиономию и так богат красивыми зданиями, что вряд ли в нем уместен допетровский стиль».

Проект стадиона на Ватном острове. Общий вид
Проект стадиона на Ватном острове. Общий вид
Проект стадиона на Ватном острове. Фасад
Проект стадиона на Ватном острове. Фасад

Этот первый российский стадион, проектировавшийся в 1914 г. Покровским в соавторстве с И.С. Китнером, был задуман с размахом. Он был рассчитан на 30 тысяч зрителей и мыслился как дворец физического воспитания, объединявший «под одной крышей» почти все виды спорта. Стадион дополняли школа плавания, купальни и пристани, вынесенные к реке. Покровский, являвшийся в этой работе автором фасадов, на заседании Петроградского общества архитекторов с жаром защищал проект. Он объяснил коллегам, что не случайно замыслил оформить эту грандиозную постройку, планировавшуюся буквально в шаге от классицистического центра города на Неве, «в русском национальном стиле». Ведь сооружение знаковое: этот стадион «будет первым в России, и является всероссийским звеном в общей цепи европейских стадионов, которые уже воздвигнуты и будут воздвигаться спортивным миром». Покровского поддержал В.Н. Пясецкий: «В истории Петербурга теперь совершается перелом, он становится Петроградом», и это обстоятельство «нельзя отметить лучше, как сооружением в центре столицы народного здания в самобытном русском стиле».

Как видим, в оценке стилистики стадиона сквозит и политическая составляющая: Первая мировая война подталкивала к отказу от всего «неродного», «нерусского». Приведём здесь отклик «Донских областных ведомостей» на появление уже упоминавшегося Фёдоровского собора в Товарном переулке, постройка которого завершилась к 1914 г.: «Храм этот – памятник Древней Руси. Всё здесь родное, русское, всё навевает воспоминание о русской истории, о царях и патриархе, о Московском Кремле. Здесь как-​то уютно русскому человеку и русскому сердцу. Строители храма могут быть уверены, что они построили святой памятник, который будет вечным проводником России и Русского на пропитанных иноземщиной берегах Невы».

Прерванный событиями 1917 года, поиск «национального стиля» продолжился в Петербурге в наши дни, в начале XXI века, причём не только в современной храмовой архитектуре, но и в жилищном строительстве. В ноябре 2015 г. в самом центре Петербурга, на Безымянном острове, «Группа ЛСР» начала работы по устройству надземной части крупного жилого комплекса «Русский дом» (Басков пер. – ул. Короленко, 5). Обозреть здание во всей красе можно будет в 2017 г., когда планируется завершить строительство, а сейчас мы можем судить о нем лишь по отражению в проектных материалах, широко представленных в печатных и электронных СМИ.

Проект жилого комплекса «Русский дом»
Проект жилого комплекса «Русский дом»

Застройщик отмечает выигрышное расположение объекта. С одной стороны, в нескольких минутах ходьбы от шумного Невского проспекта, с другой – в одном из самых спокойных уголков Центрального района. Проектировщики обещают, что «Русский дом» порадует горожан «яркой, запоминающейся архитектурой, органично вписывающейся в сложившуюся застройку района». Добиться этого предполагается, в частности, динамичностью силуэта, формируемого разновысокими объёмами, связанными в единую пространственную структуру. «Живописная многобашенная композиция кровли, присущая древнерусским теремам», дополняется ризалитами и эркерами. Стены задумано испещрить каменным декором по мотивам древнерусской резьбы. Тонкослойная штукатурка будет выдержана в сдержанной цветовой палитре «пастельных тонов натурального камня». В угловых частях здания сильным пластическим пятном будут выделяться массивные «русские» шары-«кубышки» на ступенчатых постаментах. Игре светотени на фасадах поспособствуют утопленные в толще стены окна, при этом все они достаточных размеров – не чета проемам некоторых петербургских домов в «неорусском стиле», что строились на невских берегах век тому назад. Как помним, в те времена нередко объектом критики становились именно маленькие узкие окна, отбирающие у жилых помещений много света. Современные проектировщики учли этот недостаток.

В качестве образцов для подражания авторы проекта «Русского дома» называют и резной Фёдоровский городок в Царском Селе, и белоснежное здание Государственного банка в Нижнем Новгороде, и московские ГУМ и Ярославский вокзал с его богатой цветовой гаммой. Экспрессивное завершение центрального двора-​проезда «Русского дома» девятиэтажными наземными эркерами рождает в памяти рвущуюся в небо двухшатровую композицию ГУМа.

Яркий художественный облик нисколько не умалит комфортности жилого комплекса: уютные квартиры, видовые террасы, паркинг, внутридомовые детские площадки. Нужно только набраться терпения и дождаться, когда строящийся «Русский дом» откроется перед нами во всей своей стати.

Александр Иванович Чепель

  • Член совета РОО «Институт Петербурга»
  • Краевед, кандидат исторических наук

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.