Лахемаа, или «Земля заливов» - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha
Национальный парк Лахемаа, Эстония Национальный парк Лахемаа, Эстония travelinbaltics.com

Дорога из Петербурга в Таллин делится почти на две равные половины — до Нарвы и после нее. Немногие знают, что уже «на той стороне», по дороге к эстонской столице, на протяжении нескольких десятков километров справа от шоссе (фактически — между ним и Финским заливом) простирается национальный парк Лахемаа.

Его название в переводе — «земля заливов». Парк раскинулся на четырех полуостровах и многочисленных островах в Финском заливе, занимает территорию 72500 гектаров. Здесь обитает около двухсот видов птиц, растет девятьсот видов растений.

— Здесь вся Эстония как будто в миниатюре, — рассказал наш гид по заповеднику Арво Пиир, доктор философских наук из Раквере. — Почти все виды ландшафтов, характерные для Эстонии. Типичные леса, болота, почти все типы озер и рек. Лахемаа — один из пяти национальных парков Эстонии и при этом самый близкий к Петербургу. От российской границы до него — 140 километров.

Лахемаа был первым национальным заповедником на территории Советского Союза. Он был основан в 1971 году, хотя еще в 20-х годах ХХ века эту территорию изучали ученые из Тарту и Хельсинки. В 1921 году Ленин в одной из своих работ подчеркнул, что молодой советской стране нужны национальные парки, как в Америке. И впоследствии авторитет ленинских слов помог, когда потребовалось обосновать создание парка Лахемаа.

Самым лучшим и интересным видом отдыха здесь можно назвать прогулки и походы по территории заповедника. Тут оборудованы всевозможные туристические тропы. Маршрут по туристической тропе Вызу-Ныммевески, длина которой составляет 18 км, проходит по старым лесным дорогам, потом через Выхма, где можно встретить Тандемяэские могильники – следы доисторического поселения. Есть небольшая по длине Бобровая тропа, длиной всего один километр, которая знакомит с долиной реки Алтья. Здесь можно увидеть многочисленные следы пребывания бобров - плотины, норы, вырытые в крутых склонах берега, погрызенные деревья.

— В советское время заповедник входил в закрытую пограничную зону, — говорит Арво Пиир, который начал работать здесь экскурсоводом с 1979 года, еще будучи студентом. — Въезд сюда был ограничен, не так просто было попасть сюда. И это помогло сохранить все в первозданности. Здесь начали реставрировать старинные хутора и рыболовецкие поселки. Тут и сейчас очень серьезные ограничительные меры на современное строительство. Можно только перестраивать существующие дома либо строить на старых фундаментах. Новомодного «модерна» и «хай-тека» здесь не встретить.
Кстати, в советское время многие дороги в национальном парке появились благодаря советским пограничникам. Нужно было обеспечивать связь между воинскими частями и пограничными заставами...

70% в национальном парке Лахемаа — природные территории, 30% — культурные ландшафты, то есть деревни, хутора, памятники архитектуры. Здесь собирают и хранят местный фольклор, для которого, в силу его близости к Финляндии (отсюда до Хамины – не более 80 километров по воде), с давних пор характерно использование финских слов. Так что местный эстонский диалект порой не понимают даже сами эстонцы из других регионов страны. Есть на территории заповедника «резервации» — территории леса, где последние рубки были в 20-х годах ХХ века.

Самый большой город на территории национального заповедника — Локса, хотя непосредственно его территория исключена из заповедника. Город расположен посреди леса. Сейчас здесь около двух тысяч жителей, раньше, в советское время, было в пять раз больше.

Непременный пейзаж национального парка — огромные валуны, подобные которым можно увидеть в Карелии и на Карельском перешейке. Это напоминание о ледниковом периоде. Он принес эти исполинские камни около 9-10 миллионов лет назад.

Наша первая остановка — у валуна Яани Тоома. Он считается самым большим и высоким валуном в Эстонии. Название – по имени хозяина ближайшего хутора. Максимальная высота камня — 7 метров 80 сантиметров. При этом еще две трети его находится под землей. Глыба расколота — говорят, в нее в давние времена попала молния.

Валун Яани Тоома, Эстония

Валун Яани Тоома считается самым большим и высоким камнем во всей Эстонии.

Отсюда недалеко до приморской деревни Кясму — поселения мореплавателей, судостроителей и капитанов.

- Все дома в ней белого цвета или по крайней мере светлые — такова традиция, — поясняет Арво Пиир. — Напоминание о том времени, когда местные жители строили здесь парусники, и краску для них, очень устойчивую, использовали для покраски своих домов. Кстати, и заборы тут тоже белые.

Кясму, Эстония

В деревне Кясму даже заборы белые — такова давняя местная традиция.

В здании пограничной охраны, построенном в конце XIX века, размещалось морское училище, затем снова пограничники. С 1993 года здесь находится Морской музей, который работает и ныне. В одном из самых представительных домов, сохранившихся до нашего времени, белой вилле капитана Эдуарда Кристенбруна, построенной в 1920 году, сейчас расположен Дом творчества Союза писателей Эстонии.

Кясму, Эстония

Камни счастья на берегу Финского залива в деревне Кясму

Достопримечательность деревни Кясму — камень счастья или камень желаний на самом берегу залива. На самом деле, это большой холм из камней самой разной величины. По легенде, первый из них положил здесь еще в XVII веке шведский король Густав Адольф, спасшийся в этой бухте во время кораблекрушения. С тех пор стало традицией класть здесь камни на счастье и загадывать желания. Считается, что человек, который положит здесь камень, будет потом всю жизнь счастлив, и все его желания сбудутся.

— В советское время, когда здесь была закрытая пограничная зона, традиция прервалась, но затем она возобновилась. За каждым из камней — загаданное желание. И сегодня холм растет все больше, — рассказал Арво Пиир.

Кясму, Эстония

Погост у лютеранской кирхи в деревне Кясму

Заглянули мы и на старинное кладбище у лютеранской кирхи. Здесь стоят памятники не только на могилах, но и в честь тех жителей деревни капитанов, которые не вернулись с моря.

Кясму, Эстония

Произведение скульптора Юхан Раудсепп - один из самых красивых памятников на кладбищах Эстонии.

У входа на кладбище — бронзовая скульптура девушки с венком в руках. Искусствоведы считают, что это один из самых красивых памятников на некрополях Эстонии. Он установлен на могиле дочери капитана Тийдеманна, которая умерла в двадцать пять лет от воспаления легких. Монумент был отлит в Финляндии в 1937 году, его автор — известный скульптор 1930-х годов Юхан Раудсепп. Когда идет дождь, то кажется, что из глаз девушки текут слезы...

Всегда приятно увидеть вдали от родных мест какой-то знак, символ, который напоминал бы о них. Именно так случилось и на кладбище в Кясме. Обратило на себя внимание надгробие, на котором был изображен барельеф настоящего «морского волка», с трубкой в зубах. Как оказалось, здесь похоронен Игорь Всеволожский, когда-то известный ленинградский писатель. Он любил отдыхать в этой деревне, любил здешние места и завещал похоронить его здесь. Так и случилось после того, как он умер в 1967 году.

Кясму, Эстония

Памятник на могиле ленинградского писателя-мариниста Игоря Всеволожского

Увы, сегодня широкой публике имя Игоря Всеволожского практически неизвестно. А когда-то, в далеком советском детстве, его рассказ «Восемь смелых буденовцев» в серии «Мои первые книжки» был одним из моих самых любимых… Игорь Всеволожский сам подростком участвовал в Гражданской войне. А потом написал несколько книг о Семене Будённом и о его верных соратниках - «Хуторская команда», «Отряды в степи».

Во время Великой Отечественной войны он служил на Черноморском флоте. А еще Игорь Всеволожский был известен как писатель-маринист, среди его произведений — «Уходим завтра в море», «Рыцари моря», «В морях твои дороги», «Балтийские ветры», «Раскинулось море широко», «Пленники моря», «Неуловимый монитор», «Золотая балтийская осень». Советским любителям фантастики он был хорошо знаком научно-фантастической повестью «Судьба прозорливца» (1948) — о человеке, умеющем читать чужие мысли...

А наш путь ведет нас вдоль берега Финского залива дальше, в живописный дачный поселок Вызу. Это один из старейших летних курортов в Северной Эстонии, основанный в XIX веке. Когда-то здесь любил отдыхать певец Георг Отс.

— Здешние поселки на берегу Финского залива в советское время были излюбленным местом отдыха ленинградских дачников, — рассказывает Арво Пиир. — Сюда приезжали большими семьями. В 1990-х годах, по вполне понятным политическим причинам, петербуржцы перестали сюда приезжать, но последние четыре-пять лет поток из северной столицы возобновился — по старым связям, прежним знакомствам. Дети и внуки тех, кто отдыхал здесь в советское время, живут у детей и внуков тех, кто сдавал им дачи. Так что связи восстанавливаются.

Наша следующая остановка — деревня Алтья. На развилке дорог, у деревенской корчмы — камень встреч. Здесь жительницы трех соседних деревень обсуждали новости, сплетничали…

Завораживают виды, которые открываются со здешнего побережья Финского залива. Валуны, островки… Правда, песчаных пляжей здесь не много. В основном, берега, заросшие камышом. Но менять здесь ничего нельзя: природа в национальном парке Лахемаа неприкосновенна!

Лахемаа, Эстония

Панорама Финского залива в Лахемаа

Впрочем, национальный заповедник – это не только рыболовецкие деревни, старые хутора, капитанская деревня, но и культурное наследие другого рода — мызы остзейских немцев, усадьбы местных землевладельцев.

Мы покидаем побережье Финского залива и движемся вглубь материка. Здесь все близко, расстояния между достопримечательностями парка Лахемаа — не очень большие.

Мыза Сагади очаровывает своей тишиной и уединенностью. Усадьба с парком, посредине — красивый пруд. Внутренний дворик, украшенный розами. Покой и умиротворение…

В советское время в главном здании усадьбы помещалась школа. В середине 1970-х годах комплекс перешел лесхозу. Теперь мыза Сагади находится в ведении государственного центра управления государственными лесами (RMK). Используется как учебно-образовательный центр, место проведения учебных занятий, встреч, конференций.

В центре — усадебный дом, по бокам — старинные хозяйственные постройки. В одной гостиница, в другой — музей леса. В здании бывшего зернохранилища — единственный в Эстонии музей леса. В бывшем доме приказчика — хостел. На месте бывшей конюшни и хлева — гостиница и ресторан. В самом усадебном доме — музей, где проводятся также торжественные приемы, свадьбы, концерты и конференции.

Сагади, Эстония

Усадьба Сагади

В западной части мызы в 1985 году был основан дендропарк. В усадьбе находится первая в Эстонии школа природы, занятия в которой для школьников и учителей ведутся с 1999 года.

В прежние времена мыза принадлежала прибалтийским немцам фон дер Фокам. Усадьбой они владели до 1920 года: когда Эстонская республика провела земельную реформу, владения отошли государству. Хозяевам разрешили жить в их усадьбах, но налоги на них были такими большими, что большинство предпочло уехать — на историческую родину в Германию.

Вообще же, первые упоминания о мызе Сагади относятся к 1469 году. В давние времена Сагади считалась одной из самых зажиточных усадеб в Эстляндии. Старейшая часть парка была основана еще в XVII веке. Господский дом был построен в середине XVIII века, хозяйственные постройки — в конце того же столетия. Парковый пруд вырыли в 1799 году, его форма в виде знака бесконечности символизирует вечную любовь.

Первый хозяин мызы был садовником в Царском Селе под Петербургом. Вполне возможно, что он использовал наброски архитектора Растрелли, потому что центральная часть усадьбы, как отмечают искусствоведы, очень напоминает почерк этого архитектора.

Мызу Сагади иногда называют «эстонским Голливудом»: она является популярным местом для съемок кинофильмов. Здесь снимали, например, эпизоды из кинофильмов «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» (серия о собаке Баскервиллей), «Бал в Савойе», «Мои Ленины», «Хелла W» и другие...

В нескольких километрах от мызы Сагади — усадьба Вихула. Сейчас здесь ресторан, гостиница, спа-центр. Это любимое место проведения свадеб, дней рождения и других праздничных церемоний. Но атмосфера здесь совсем другая, нежели в Сагади. Здесь усадебный комплекс в стиле ампир.

Мыза Вихула, Эстония

Мыза Вихула

Первое письменное упоминание о поместье датировано 1501 годом — владельцем указывался датский барон Ханс фон Лоде. Его семья принадлежала к одному из старейших дворянских родов Эстляндии. Современный облик мыза приобрела, когда ею владели фон Шуберты, памятник одному из которых установлен возле главного усадебного дома. Большинство построек датировано 1820-1840-ми годами, а главное здание было закончено в его нынешнем виде в 1880-х годах.

Мыза Вихула, Эстония

Памятник Александру Беренду фон Шуберту в усадьбе Вихула — одному из владельцев поместья

В советское время здесь помещался дом престарелых, потом он переехал в Раквере, в усадьбе случился пожар, после которого главное здание долго стояло в руинах. Затем оно перешло в частные руки, но восстановление началось только в 2008 году и продолжалось до 2014 года. Нынешние владельцы — датчане.

Сейчас здесь — гостевой дом, ресторан в главном здании, таверна в историческом ледяном погребе, кафе в водяной мельнице. В бывшей каретной — эко-спа. В старой кузнице — центр отдыха. В здании конюшни — эко-ферма. В бывшем скотном дворе — 15-метровый бассейн, детский бассейн, паровая баня и спортивный зал.

Визитная карточка национального парка Лахемаа — мыза Палмсе, первый усадебный комплекс в Эстонии, который реставрировали полностью, комплексно. Сейчас он находится в ведении объединения «Музеи Вирумаа». Господский дом был построен к 1785 году. Тем не менее, в нем отчетливо видны следы петровского барокко, и знающий петербуржец непременно отметит, что господский дом по своему внешнему облику чем-то напоминает наши Кикины палаты.

Усадьба Палмсе, Эстония

Усадьба Палмсе

На протяжении двух с половиной веков, с 1677 по 1923 год, усадьба принадлежала семье фонд дер Паленов. Знаменитый губернатор Петербурга, участник заговора и убийства Павла I, тоже относился к этому клану. Один из хозяев усадьбы, Карл Магнус фон дер Пален, в тридцать четыре года стал генерал-лейтенантом кавалерии, принимал участие во многих военных походах русской армии.
Александр фон дер Пален был одним из инициаторов строительства железной дороги Палдиски – Ревель – Петербург и ее первым директором. Он был известен и как геолог-любитель, начавший создавать в Палмсе коллекцию древних окаменелостей.

С 1923 года до 1940 года поместье находилось в распоряжении эстонской организации самообороны «Кайтселиит». В советское время усадьба использовалась для пионерского лагеря. Реставрационные работы происходили здесь в 1975-1985 годах, в ходе них были найдены исторические настенные росписи.

Ныне в здании господского дома действует музей, однако подлинной мебели, находившейся когда-то в усадьбе, почти не сохранилось: она вся была распродана в 1920-х годах с аукционов.

— Исключение составляют три предмета, которые были возвращены одной пожилой дамой, — рассказал Арво Пиир. — Она сообщила: «Бабушка говорила, что эти два стула и столик из усадьбы Палмсе». Оказалось — да, действительно... Столик — для игры в карты, украшенный инкрустацией. Она сохранилась под толстым слоем масляной краски...

И, наконец, последний пункт нашего путешествия — винная мыза Алана Алакюля. Она находится в селе Валгейые (Valgejoe), на границе национального парка Лахемаа. Это первая в Эстонии частная винодельня, где делают ягодные и фруктовые вина. «В этом секторе у нас конкуренции пока практически нет», — говорит Алан Алакюля.

Винная мыза Алана Алакюля, Эстония

Винная мыза Алана Алакюля

Мыза находится в историческом месте — на старой дороге из Ревеля в Петербург, где с давних времен стояла корчма. Еще тогда, когда и Петербурга в помине не было.

Алан Алакюля изучил историю этого места и выяснил, что впервые корчма на этом месте была упомянута в исторических источниках в 1585 году. И принадлежала тогда эта земля капитану французской армии Жану де ла Бланку, который служил у шведского короля Густава III. Француз сдал это место в аренду держателю корчмы. Когда шведский полководец Делагарди неожиданно утонул в Нарве в 1585 году, Жан де ла Бланк по указу короля стал опекуном детей Делагарди. Он участвовал в войнах против России, дослужился до генерала, был дипломатом, упоминался как разведчик. Умер в возрасте восьмидесяти шести лет в Данциге (ныне Гданьск), в эпитафии на могильном камне он назван «истинным полководцем небесных сил».

Что же касается корчмы, то она просуществовала здесь до конца XIX века, когда правительство Российской империи (под руководством Сергея Витте) ввело государственную винную монополию. И местные помещики, остзейские немцы, этого прибыльного бизнеса лишились. Корчму закрыли, и здесь поселился лесовод. С тех пор это место служило для отдыха лесоводов. Так было на протяжении всего ХХ века, невзирая ни на какие государственные и политические изменения.

Лет пять назад Алан Алакюля купил этот участок. Теперь тут началась другая история — здесь проходят мастер-классы и учебные курсы для виноделов.

 

Фотографии предоставлены автором.

Оцените материал
(0 голосов)
Последнее изменение Понедельник, 25 декабря 2017 11:57
Сергей Евгеньевич Глезеров

  • Журналист, ведущий разделов "История" и "Наследие" газеты "Санкт-Петербургские Ведомости"
  • Член правления Союза краеведов Санкт-Петербурга
  • Автор книг о Петербурге, лауреат Анциферовской премии

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.