Знакомьтесь, Михаил Михайлович Фокин

Друзья, среди наших авторов вы давно уже заметили Михаила Михайловича Фокина — краеведа, экскурсовода, автора книг и статей о Петербурге. Пора нам познакомиться с ним. Как формировался его интерес к истории Петербурга? Как он писал свои книги? Об этом вы узнаете из нашего с ним интервью.

Михаил Михайлович Фокин
Михаил Михайлович Фокин

Михаил Михайлович, расскажите о себе. Вы коренной ленинградец?

Нет, моя мама родилась в Москве. Её мама жила там же. Мой папа родился на Рязанщине, в селе Морозовы Борки. В детстве я несколько раз ездил туда на лето. Родился я, однако, в Ленинграде, на Васильевском острове, в институте им. Д.О. Отта. Было это 1 декабря 1961 года. Первые два года я прожил на углу Большого проспекта и 3-​й линии. Потом мы переехали на проспект Гагарина, затем, когда мне было восемь лет, на Будапештскую улицу. С тех пор здесь и живём.

То есть Вы коренной «купчинец», живёте здесь с момента застройки «спального района»?

Да, когда мы сюда въехали, тут была деревня деревней. Люди говорили «поеду в город за продуктами». До переезда в дом № 4 мы долго жили в доме № 14 по Будапештской. Когда мы туда въехали, напротив были какие-​то бараки, которые должны были сноситься. В деревне Купчино тогда ещё коровы были. Женщины из новостроек туда ходили выкапывать кусты, которые потом высаживали у новых зданий. На улице были такие огромные лужи, что на некоторых дети плавали на плотах.

Купчино. Будапештская улица. 1970 год (www.kupsilla.ru)
Купчино. Будапештская улица. 1970 год (www​.kup​silla​.ru)

Учился я в школе №1 с углублённым изучением английского языка (Варшавская, 30). И Вы знаете, вроде бы, историей города тогда я не интересовался. Но в 9-​м классе я попал в школьную команду на районный конкурс «Ты ленинградец». Мы там заняли 3-​е место, не попав на следующий городской этап. И всё же – призовое место. Позже к нам приезжали гости из кладненской гимназии (есть такой город Кладно в Чехии). В Разливе я им рассказывал про то, как там скрывался Владимир Ильич, как он писал в «зелёном кабинете» статьи. То есть историей города я ещё не занимался, а уже, тем не менее, вёл экскурсии.

Кстати, мой дедушка по отцу Михаил Николаевич Фокин был шофёром, развозил продовольствие по городу. Когда мне было шесть лет, я довольно долго проводил время с ним. Он сажал меня утром в кабину и мы ехали по городу. Сидя в кабине, он мне много рассказывал о Ленинграде. А моя бабушка (мамина мама), живя в Москве, собрала великолепный альбом из газетных вырезок с рассказами об истории столицы. Папа (тоже Михаил Михайлович) для неспециалиста тоже великолепно знал Ленинград. Может быть, всё это сыграло свою роль в формировании моего интереса к городу.

В 1979 году я поступил в пединститут на исторический факультет, собирался стать учителем истории в школе. Темой моего вступительного сочинения стали литературные произведения Леонида Ильича Брежнева. К ним я умудрился приплести Ильфа и Петрова…

Как вообще в 1979 году можно было такое смешать? А вот так! В «Золотом телёнке» у Ильфа и Петрова говорится, что параллельно сосуществуют два мира: маленький и большой. В маленьком мире живут маленькие люди, озабоченные только тем, чтобы прожить, не испытывая чувство голода. В большом мире живут большие люди. Они делают большие дела: строят Магнитку, ДнепроГЭС… Так вот герои книг Леонида Ильича – это люди большого мира! Как ни странно, получил я за эту работу «пять» и повышенную стипендию. Однако далее в институте ничем не отличился, даже дипломную работу не писал. После института попал в армию. Отслужил. В 1989 году пошёл на курсы экскурсоводов в бюро «Спутник».

Что Вас подвигло на это?

Просто нужно было подзаработать денег. В «Спутнике» я и начал водить экскурсии. Случалось всякое. Как то раз я должен был везти группу школьников в Пушкин, а мне по трассе ничего особенного рассказывать не хотелось. Поэтому я стал читать наизусть стихи, которые из памяти выскакивали «автоматом». Войдя в автобус, я сказал: «Поедем в Царское Село!» Мне ответили: «Поедем!» Я: «Там улыбаются мещанки, когда гусары после пьянки садятся в крепкое седло». Прочёл им этот стих полностью. Потом говорю: «Там на портретах строги лица, и тонок там туман седой. Великолепье небылицы там нежно веет резедой». И опять до конца. Когда подъехали к линии фронта: «Под Пушкиным был выброшен десант. По немцам, разбегавшимся по лесу, мой друг – поэт и гвардии сержант из пистолета бил, как по Дантесу». Дальше: «Вошли и сердце замерло – жестоко зияла смерть, безлюдье, пустота. Где лебеди? Где музы? Где потоки – с младенчества родная красота!» Потом учительница сказала, что она много, куда детей возила, а такого ни разу не слышала.

Однажды я привёз полный автобус школьников в Эрмитаж: на три группы. На две группы в Эрмитаже экскурсоводы нашлись, а одной – нет. Я решил, что сам проведу, раз такое дело. Но как проведу? Расскажу им про окна, двери, полы, потолки, лестницы…Ни об одной картине не рассказал. Потом за обедом я слышал, как они обменивались впечатлениями, и понял, что моя экскурсия была самой интересной.

В 1990-​х годах я, уже давно отошедший от «Спутника», познакомился с экскурсионной фирмой «Морской Конёк». Однажды они предложили меня Владимиру Ильичу Аксельроду (руководителю Юношеского отделения Университета Петербурга). У них экскурсовод заболел накануне экскурсии по Летнему саду. И вот мне звонят: «Можете ли Вы завтра провести Летний сад?» — «Могу». Потом он дал мне провести экскурсию по Фонтанке. А для таких умных ребят, воспитанников Университета Петербурга, надо было экскурсию подготовить особенно хорошо. К тому времени я уже работал в архиве на Псковской. Поэтому мне было легко воспользоваться справочниками «Весь Петербург», «Весь Петроград», «Весь Ленинград», по которым я и сделал экскурсию.

А кем Вы работали в архиве?

Хранителем фондов. О подробностях умолчу.

Итак, подготовил я экскурсию. Владимир Ильич как методист первую мою экскурсию должен был прослушать. Он прослушал, и говорит: «А Вы знаете, это не экскурсия. Это статья! Вы её подготовьте и отдайте в журнал История Петербурга». Я так и сделал. Первая моя статья в «Истории Петербурга» была о Фонтанке. Потом я собрал все статьи о Фонтанке, доработал и сделал книгу.

Значит, книга о Фонтанке – Ваша первая опубликованная крупная работа. Расскажите о Ваших книгах.

Сначала о Фонтанке была тоненькая книжечка, как бы тренировочная. Потом я её доработал ещё. Получилось – нет, не второе издание. Получилась новая самостоятельная книга. И в этом легко убедиться. Достаточно эти две книги сравнить. Книга это основательная. Однако… Сейчас я могу сказать, что в этой второй книге есть, скажем так, неточности. Они у меня исправлены во втором издании, которое будет выпущено, когда распродастся первое. В следующем издании этих неточностей не будет.

Вы знаете такую пьесу – «Лев Гурыч Синичкин»? По ней в 1974 году был снят фильм. Написал пьесу Д.Т. Ленский. И вот я, увидев в справочнике «Весь Петербург» адрес артиста Павла Дмитриевича Ленского, решил, что это и есть автор «Льва Гурыча». Мне бы сообразить, что пьеса-​то была написана в 1830-​е годы. А этот Павел Дмитриевич нашёлся в адресном справочнике начала ХХ века. Это ведь совсем другой Ленский! П.Д. Ленский – это князь Оболенский. Быть артистом князю было тогда неприлично, вот он и обрезал свою фамилию. Есть у меня там и другие ошибки, про все уж говорить не буду.

Ещё одну книгу я написал про Большеохтинский мост. Сейчас у меня имеются ещё три неизданных книги, готовых к печати: левый берег Невы, Мойка, канал Грибоедова.

Вы наверное заметили, что в моих книгах очень много поэзии, цитат из стихов, упоминается много литературных героев. Как широко известных, так и забытых. Например, в путешествии по Мойке, о гостинице Демута я написал, что о реальных людях, живших здесь, написано много, а я расскажу о живших здесь литературных героях. Например, помещик Пётр Авдеевич Мюнабы-​Полевелов из повести «Большая барыня» Василия Александровича Вонлярлярского. Он учился на одном курсе с Лермонтовым. Когда юнкера собирались в курилке, то они кучковались вокруг Вонлярлярского, послушать его. А Миша Лермонтов сидел где-​то в уголочке, им никто не интересовался. Пока Вонлярлярский был жив, критика называла его «русский Александр Дюма».

Ваши книги путешествуют вокруг воды, вдоль набережных. Почему так? Это осознанный выбор или случайность?

Это выполнение заказа Владимира Ильича Аксельрода. Он заказывал мне экскурсии по набережным. Как сейчас помню, собирались мы в Аничковом дворце на 20-​летие Университета Петербурга. Одна ученица говорит: «Я никогда в жизни не забуду вашу экскурсию по Английской набережной». Потом выяснилось, почему она её никогда не забудет. Был январь. Было –25. С Невы дул пронизывающий ветер…

В книгах Вы часто ссылаетесь на газету «Известия городской думы». У Вас к ней был доступ в архиве?

Да. В архиве с 2000 года я работал гардеробщиком. В гардеробе у меня стоял ноутбук. Архивные дела читал только в читальном зале, а газету я мог брать себе в гардероб. Брал год за годом. И если находил что-​то интересное, то из этого делал статью для «Санкт-​петербургских Ведомостей». Если видел что-​то по теме моста – откладывал для него, переписывал себе в ноутбук.

В основе книг о набережных лежат, конечно, и путеводители, начиная с работы Богданова и Рубана, путеводитель Георги, и многие другие.

У Вас очень много цитат из дневников, мемуаров. Откуда Вы узнавали, что этот материал там есть?

Я просто брал в библиотеке им. Маяковского мемуары, которые мне казались интересными и выписывал из них то, что касалось моих тем. Кстати, там я случайно наткнулся на дневник Франсиско де Миранды. Оказалось, настолько интересно! У меня даже есть статья в «Ведомостях» о Франсиско де Миранде под заголовком «Тюрьма по соседству с театром». Работая гардеробщиком в архиве, я видел очень много людей сведущих, образованных. И постоянно натыкался на то, что Миранду никто не знает. Мол, да, был какой-​то. А что же он сделал для Петербурга? Я написал статью о том, чем генерал Миранда интересен Петербургу. Он побывал здесь летом 1787 года, оставил интересные воспоминания о городе. Миранда приехал к Екатерине II просить помощи в борьбе против Испании. Помощь он не получил. Екатерина ни одного солдата не послала в Америку. В 1812 году Миранда вернулся в Венесуэлу и начал войну против Испании. Война кончилась быстро и не в его пользу.

Насколько я знаю, в Петербурге он жил на участке, где теперь находится Дом Архитектора.

Сейчас есть две версии того, где он жил. Путеводители тех времён иногда просто забавляют. Например, даётся адрес купца Сапожникова. Знаете какой? Английская набережная, собственный дом. Всё! В те далёкие времена даже для почты этого было достаточно.

Кроме книг в вашем «портфолио» много разных статей. Вы пишете не только о Петербурге?

Сначала у меня была публицистика. Ещё в 1986 году в газете «Смена» я написал о студенческом празднике «Татьянин день». Тогда это ещё было в новинку. Кстати, очень многие мои статьи получались из того, что я кому-​то что-​то рассказывал, а мне отвечали: «А теперь Вы это всё напишите, и будет статья».

Одному лужскому краеведу мне довелось рассказать довольно много о связи лужского села Домкино с рязанским селом Морозовы Борки. Вот он точно также предложил написать статью для лужских провинциальных новостей. Дело в том, что под Лугой в селе Домкино была усадьба учёного Сергея Павловича Глазенапа. На дочке Сергея Павловича Глазенапа Олимпиаде женился полковник Леонид Николаевич Гобято. Он увёз её в своё имение в Морозовы Борки. Три года прожила она в Борках. Оттуда она должна была бежать, а добежала она аж до Южной Америки. Но фамилия Гобято на территории бывшей Российской Империи осталась. В Днепропетровске живёт правнучка Степана Николаевича Гобято, брата Леонида Николаевича. Я, кстати говоря, послал им ксерокопию этой статьи. Она потом сказала, что читали статью вслух всей семьёй.

Михаил Михайлович, из того что вы сегодня рассказали, как мы и договорились, тоже будет статья! Спасибо Вам за столь занимательный рассказ.

Александр Викторович Чернега

  • Главный редактор журнала
  • Член правления Союза краеведов Санкт-​Петербурга
  • Генеральный директор ООО «Прогулки по Петербургу»

1 Комментарий

  • А. С.
    А. С. 07.02.2017 02:32 Комментировать

    Михаил Михайлович чудесный автор. Прочитал его книги с огромным интересом. Очень жалею, что не побывал на его экскурсиях.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Joomla SEF URLs by Artio
Хотите стать первыми, кто будет узнавать о появлении новых увлекательных статей?

Подпишитесь на рассылку электронного журнала и будьте в курсе самых последних новинок!
Нажимая на кнопку «Подписаться», Вы соглашаетесь c «Политикой конфиденциальности», согласно которой личные сведения, полученные в распоряжение ООО «Прогулки по Петербургу», не будут передаваться третьим организациям и лицам за исключением ситуаций, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.