М. Е. Месмахер – мастер свободной планировки интерьеров петербургских особняков, часть 1 - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

М. Е. Месмахер – мастер свободной планировки интерьеров петербургских особняков, часть 1

Избранное
Алексеевский дворец Алексеевский дворец culture.ru

Творчество замечательного архитектора и основателя Санкт-Петербургской школы декоративно-прикладного искусства Максимилиана Егоровича Месмахера (1842–1906) необходимо изучать с точки зрения новаторства его художественных открытий. Он работал в то время, когда в основе языка архитектуры и убранства интерьера лежала тонкая игра художественными стилями.

М. Е. Месмахер, учившийся у архитекторов эпохи эклектики, в своем творчестве завершил эпоху «воссозданий» или «историзма» и привнес в строительное искусство дух «национального романтизма», открывший путь эпохе модерна в России.

Применяя в своих постройках разнообразные направления изобразительных искусств прошлого, разные исторические стили, Месмахер разрабатывал их с глубоким пониманием, знанием этапов их развития и взаимосвязей, проявляя безусловный вкус и чувство меры, ощущая необходимость их развития и переработки в будущем. Для работ архитектора 1870–1880-х годов характерно сочетание традиционных форм исторических стилей со свободной и разноуровневой планировкой как дома в целом, так и отдельных его интерьеров; с вертикальной организацией внутреннего пространства дома (типичнейшей чертой модерна) и архитектурным членением интерьеров на субпространства. Зодчий творчески переработал стиль итальянского Ренессанса, создал новые формы и рисунки архитектурных конструкций, подхваченные его последователями спустя десятилетия.

Постройки с преднамеренной романтической асимметричной организацией пространства уже создавались в Петербурге на протяжении сотни лет: Баболовский дворец, павильоны А. Менеласа и А. И. Штакеншнейдера, особняки Г. Э. Боссе… Подход к ним М. Е. Месмахера произошел почти случайно. Архитектор долгое время не получал заказы на строительство новых зданий, довольствуясь переделкой существовавших и иногда многократно перестроенных особняков, выстроенных в XVIII – середине XIX века. Но даже при этом он уже придавал фасадам и планам зданий асимметричные формы, подчиняя внешнюю выразительность плану интерьера. В помещениях он использовал вертикальные связи, дающие новые планировочные и эстетические решения, а выстроенные им каменные и деревянные лестницы дают множество неожиданных ракурсов. Асимметрия, подчеркнутая разноуровневостью интерьера, разрушала классическую стройность, но придавала комнатам элегантность и комфорт.

Особняк Гагариных

Впервые свободную планировку, игру вертикальными связями и повсеместное употребление натуральных материалов М. Е. Месмахер применил еще в начале 1870-х годов в оформлении особняка князей Гагариных на Большой Морской, 45. Это здание получило существующий фасад характерного итальянского загородного дома по идее О. Р. Монферрана, но жизнь в корпусах, выстроенных в 1740–1830-х гг., была крайне неудобна. Профессор архитектуры И. В. Штром постарался исправить архаичную планировку, построив новые флигели и галереи. Хозяин дома, признанный знаток европейского искусства, князь С. С. Гагарин был членом Совета Училища технического рисования барона А. Л. Штиглица, владельцем художественной коллекции. Даже не слишком любивший Гагарина граф С. Д. Шереметев признавал: «…Он был любитель и знаток искусств и ценитель изящного, особенно пристрастился он к архитектуре и был мастер устраивать дома, следил за всеми новейшими усовершенствованиями и практическими приложениями…». После перестройки особняка согласно идеям владельца по последнему слову европейской художественной мысли, дом стал первым зданием эпохи протомодерна в столице. Термин «протомодерн» введен В. Н. Яранцевым в 1996 г. (см. «Штакеншнейдеровские чтения». – Петергоф, 1997. – с. 60-66). Черты протомодерна можно наблюдать (1870-1890-е) в творчестве таких петербургских мастеров, как М. Е. Месмахер, В. А. Шретер, И. С. Китнер, Н. И. де Рошфор – то есть синхронно творческим поискам Ф. Уэбба, У. Морриса, А. Гауди и других видных европейских архитекторов.

Особняк Гагариных

Петербуржца середины XIX века изумляло количество лестниц и переходов, необычная взаимосвязь помещений. Здесь впервые в России М. Е. Месмахер, использовав формы неоренессанса, спроектировал свободную планировку разноуровневых помещений. Пример подобного интерьера – малая гостиная с открытым, декорированным ореховыми панно проемом на лестницу, идущую вдоль фасада. Лестницу обрамляют ореховые шкафы, скрывающие сейфовую комнату. Встроенные в панели решетки отопления играют роль декоративных элементов. Впервые используется «игра света», столь важная в интерьерах модерна: кроме двух больших фасадных окон – арочное окно лестницы, освещающее крошечную межэтажную проходную, обитую ореховыми панелями со встроенной потайной дверью бронированной комнаты. В боковой стене гостиной прорублено еще и выделенное изящной ореховой рамой крошечное окно на юго-запад, на террасу с мраморным бюстом, ловящее последний луч солнца – «Образ Италии». В обстановке гостиной сочетается образ петровского барокко с современной, подчеркнуто уютной комнатой.

Зал кабинета выполнен в мощных архитектурных формах итальянского ренессанса с карнизом над створчатыми дверьми, с огромным камином, с внутренней винтовой лестницей и галереей. Выходы из зала сделаны на четырех уровнях и в четырех направлениях: в парадную анфиладу; через низкую дверь в противоположной стене – в цокольный этаж; с внутренней лесенки на половине ее высоты потайная дверь ведет в помещения библиотеки, а выше – балкон-галерея со шкафами для коллекций. С галереи можно выйти на внутреннюю дубовую лестницу особняка и попасть в личные комнаты верхнего этажа. Плафон кабинета, редчайший образец щитового потолка наборного дерева, способствует прекрасной акустике.

Деревянная лестница в жилой этаж скромными размерами напоминает лестницы петровского времени, но ее архитектурное решение работает на игре пространств и объемов, противопоставляя замкнутость, тесноту лестницы простору и высоте верхнего разноуровневого вестибюля с подъемом и балюстрадой. Гигантские проемы фойе формой напоминают арки модерна. В глухую стену, словно раздвигая пространство, вмонтировано большое полотно с голландской сценой XVII века. Центральная часть картины изображает скромную комнату, где у открытого окна сидит мать, кормящая младенца, у камина – художник с товарищами, а за окном — свет и свобода холмистой долины. Свет из большого лестничного окна смешивается на холсте с нарисованным солнечным светом.

Особняк Гагариных. Внутренняя лестница

Свободная планировка квартиры, отделанной натуральными материалами – деревом, камнем, керамической плиткой, скомпонована в соответствии с запросами владельцев, и критерием красоты здесь уже является не сложность обработки, а выявление естественной фактуры различных пород дерева и камня. Многие удачно найденные детали затем проявятся в других постройках М. Е. Месмахера.

В 1886–1888 годах архитектор оформил помещения в нескольких великокняжеских дворцах. В личной резиденции императора Александра III, старинном Аничковом дворце «Собственные» покои располагались на трех уровнях: во втором, третьем этажах и на антресолях, образуя своеобразную многоуровневую частную «квартиру», объединенную деревянной лестницей и лифтом (подобные «комнатные» лестницы английские архитекторы начали использовать только во 2-й половине 1880-х).

Аничков дворец. Альбомная на антресолях

Ныне сохранились только комната на антресолях и частично три комнаты верхнего этажа. «Альбомная на антресолях», связанная с парадной анфиладой «дубовой лестницей», отделана в стиле «жакоб», в сочетании красного дерева встроенных «стенкой» альбомных шкафов, гардероба и туалета, полосок полированной бронзы, стекла и блекло-зеленых занавесей. Личный кабинет императора облицован высокой дубовой панелью ренессансного рисунка с характерной длинной полочкой, встроенным диваном и угловым керамическим камином. В этой комнате были выделены ванная и туалетная (письмо В. Зиновьева М. Е. Месмахеру 13 октября 1886: «…Государь император, посетив вчерашнего числа комнаты, вновь устраиваемые для Их Императорских Величеств в верхнем этаже Аничкова дворца, соизволил выразить желание, чтобы скорее окончены были отделка и меблировка означенных комнат...»).

Аничков дворец. Кабинет-гардеробная Александра III

Интерьеры с подобной отделкой, датированные следующим десятилетием, встречаются часто, но для своего времени они уникальны. Они и сегодня вполне соразмерны и применимы для жилых комнат. Два других помещения сохранились фрагментарно: двери, плафоны, печь-камин, простенки и т.п., но известны по описям предметов. Судя по рисунку М. Е. Месмахера, в спальне предполагалась свободная расстановка мебели, но судьба многих эскизов Месмахера-художника неизвестна. Так Ф. Мельцер, в ответ на запрос Министерства императорского двора о выдаче авторских чертежей архитектора ответил, что архитектор, не желая тиражирования своих идей, потребовал уничтожения своих набросков сразу после исполнения работ.

В новой планировке дворца генерал-адмирала русского флота, великого князя Алексея Александровича план, архитектура и интерьер органически связаны, что является достижением эпохи модерна. Алексеевский дворец отличает многообразие форм и разнообразие декора фасадов, подчиненных внутренней планировке дворца, обилие живописных ракурсов. Это одно из немногих в нашем городе зданий периода перехода от историзма к индивидуальному модерну. Впервые М. Е. Месмахер придал репрезентативному городскому зданию подчеркнуто асимметричные формы. Свободная прихотливая композиция дворца частично унаследована от первоначальной постройки Д. Е. Ефимова и Г. Э. Боссе, но множество башенок и террас, разнообразие оконных проемов и великолепная художественная отделка предвосхищают архитектурную эстетику модерна. В объемах фасадов прочитывается свободная планировка дворца, подчеркнутая асимметрия, разделение здания на несколько разновысоких объемов, объединенных романтическими башнями.

Дворец Алексея Александровича. Кабинет

Архитектор разработал «свободную» планировку дворца с учетом образа жизни хозяина, позволяя совместить и разделить функции, связанные с его занятиями и времяпрепровождением. Залы западной и центральной частей дворца использовались для официальных приемов великого князя, а восточный флигель с «собственным подъездом» – для посещений частных лиц, для интимных приемов и театральных представлений. Парадная и «собственная» части дворца соединялись только через помещение библиотеки, откуда можно было попасть и в жилые апартаменты великого князя.

Личные, парадные и жилые апартаменты связаны с хозяйственными и служебными помещениями посредством коридора цокольного этажа и лестниц, что создавало дополнительную изоляцию каждого помещения и одновременно способствовало свободе передвижения прислуги. Композиция дворца дает один из первых примеров «вертикальных связей», демонстрирует новую конструктивную эстетику и планировочные решения. Свободная и разноуровневая планировка подчеркнуто асимметрична, выявляя несколько обособленных «квартир», соединенных вертикальными связями лестниц. Дворец выстроен типично для эпохи модерна «изнутри – наружу», т. е. когда пропорции, формы и объемы свободно скомпонованного асимметричного фасада вызваны планировочными решениями внутреннего пространства. Это привело архитектора к новой конструктивной эстетике, к «скульптурным формам» сооружения (см. Жерихина Е. И. «Усадьбы устья Мойки». – СПб, 2010.– с. 120-147).

Дворец Алексея Александровича. Башенная лестница

Личные и лично-парадные интерьеры: кабинет, спальня, гардеробные, ванная, две библиотеки, верхний кабинет были скомпонованы вокруг лестницы башни-бельведера. Нижняя библиотека великого князя одновременно входила в парадную, приемную и жилую части дворца. В парадном кабинете, белой гостиной и других комнатах Месмахер с помощью сквозных перегородок архитектурно расчленил интерьеры на субпространства. Интерьеры дворца пронизаны гармонией форм аркад, ритмов линий и взаимопроникающих перспектив. Комнаты отделаны тисненой кожей, цветным камнем, резным деревом и майоликой, подписанными авторами. Зодчий до­стигает особых высот в отделке сто­ловой цветной майоликой, дубом и живописными панно, явно отсы­лающими к петровской эпохе, что естественно для дворца команду­ющего флотом.

Дворец Алексея Александровича. Камин в столовой

 

Оцените материал
(2 голосов)
Последнее изменение Четверг, 28 марта 2019 17:06
Елена Игоревна Жерихина

  • Автор книг о Санкт-Петербурге
  • Педагог, историк и краевед, экскурсовод

1 Комментарий

  • виноградова лариса фишелевна
    Комментировать виноградова лариса фишелевна Четверг, 04 апреля 2019 19:24

    очень понравилась статья е.и.жерихиной об архитекторе м.е.месмахере и его интерьерах.Всегда с удовольствием читаю все книги Е.И.Жерихиной и посещаю экскурсии с еленой игоревной.особенно понравились цветные фотографии интерьеров,которые не всегда доступны.


    прошу прощения за большую букву в начале каждого слова(барахлит клавиатура)

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.