Свечной переулок: дома рассказывают (к 280-летию появления улицы на карте города, часть 2 - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Свечной переулок: дома рассказывают (к 280-летию появления улицы на карте города, часть 2

Вторая часть «прогулки» по Свечному переулку.

Житель дома, о котором только что шёл рассказ, М. П. Мусоргский, говорил о себе: «Я чую все художества», «художник верит в будущее, потому что живёт в нём». А в следующем доме жил очень талантливый художник, но судьба оказалась к нему неблагосклонной. Об этом – ниже.

Свечной переулок, 9 / Достоевского улица, 24

Угловое каменное здание было сооружено на месте ветхих деревянных построек в 1870-е годы по проекту архитектора Павла Павловича Гладова для купца 2-й гильдии Григория Семёновича Раменского, и являлось его доходным домом [Купеческая книга. 1875 г. С. 488]. Владельцем домовладения с 1888 по 1917 год, согласно справочнику «Весь Петроград», был сын Г. С. Раменского – потомственный почётный гражданин Семён Григорьевич Раменский.

На основании того же справочника среди известных жителей этого дома был гражданский инженер Б. А. Липавский (1900-е годы), а ранее, в 90-е годы XIX века, здесь жил живописец и график Павел Антонович Риццони (1823-1913), выпускник Академии художеств [Адресная книга города Санкт-Петербурга на 1892 г. Часть II. С. 164; на 1893 г. С. 235]. Творческая судьба Риццони, автора жанровых картин, самобытных натюрмортов, пейзажей, в отличие от младшего брата Александра, сложилась неудачно. Критика недоброжелательно относилась к его работам, из-за чего художник в итоге перестал их выставлять, и вынужден был служить сначала учителем рисования в петербургских женских гимназиях, а затем давать частные уроки живописи и рисунка. Риццони поселился на Свечном почти сразу после выхода на пенсию за выслугой лет в чине коллежского асессора. Произведения П. А. Риццони находятся в ряде музейных собраний, в том числе в нашем Русском музее, Третьяковской галерее и других.

П. Риццони. Портрет девочки со скрипкой (1874)

Свечной переулок, 10 / улица Достоевского, 20-22

Этот угловой дом был построен в стиле эклектика в 1903 году по проекту уже известного нам инженера-архитектора Н. А. Архангельского; через 110 лет, в 2013-м, был произведён капитальный ремонт фасада.

Свечной переулок, 11

А следующий дом, о котором поговорим подробней так же, как и дом № 9, имеет отношение к искусству, а точнее – к графике, так как здесь в конце XIX века, кроме медно-литейной и столярной мастерских, механического завода механика В. Н. Эггерса, располагалась и Хромолитография Г. В. Хорна, где производилась печать цветных тиражных изображений. Для каждой краски изготавливался отдельный штамп на камне или цинковой пластине. Этот метод был очень популярным и широко распространённым, так как печать изображений с камня – процесс куда более дешёвый, чем при использовании техники офорт. Кстати, хромолитография и в наши дни остаётся излюбленным приёмом многих художников. В технике исполнения изображений при этом практически ничего не изменилось. Сегодня этот метод используют в основном в книжной, станковой, прикладной графике и плакате.

Интересно, что в этом доходном доме (1888-1889 – годы постройки) инженера путей сообщения и действительного статского советника Виктора Дмитриевича Залемана (Зальмана) в конце XIX века располагались питейный дом и  мармеладное заведение. Отмечу, что в России мармелад умели изготавливать уже в середине XVIII века. С появлением в середине следующего, XIX столетия, промышленного производства пектина, агара, желатина и сахара, мармелад стал массовым продуктом и даже проник в отечественную литературу. Например, у И. А. Бунина в рассказе «Апрель» – это угощение, которым провинциальная учительница спешит порадовать гостя. У А. П. Чехова в рассказе «Человек в футляре» это образное сравнение: «<…> не девица, а мармелад». Фамилию Мармеладова даёт и Ф. М. Достоевский своей героине в романе «Преступление и наказание».

В советское время на Свечном, 11 располагался цех художественной росписи тканей – филиал Художественно-оформительского комбината.

 
Свечной переулок, 12 / Марата улица, 45

Здесь, как и в предыдущем доме, также жил известный инженер.

Первая постройка на участке нынешнего углового дома относится к первой четверти XIХ века. В 1838 году архитектор И. Е. Ерлыков расширил и надстроил здание; в 1862-м гражданский инженер Р. А. Попов перестроил дом, а 1896-м архитектор А. А. Докушевский изменил фасад здания, придав ему черты эклектики. Дом принадлежал Логуновым и Дементьевым.

Из значимых жильцов на основании справочника «Весь Петербург (1902. О. III. С. 523; 1903. С. 548) следует отметить выдающегося инженера-строителя Владимира Ивановича Радивановского (1852 – после 1913?). Он был также статским советником, членом Санкт-Петербургского общества архитекторов, преподавателем, автором многих работ по строительству; долгие годы занимал должность заместителя начальника строительной конторы Императорского Двора.

Интересно, что В. И. Радивановский в 1883 году был командирован в Москву для устройства первой электрической иллюминации Кремля во время коронования императора Александра III и Марии Фёдоровны. Некоторое время он был помощником у архитекторов А. Р. Гешвенда и Д. Д. Соколова. Исполнил самостоятельно несколько видных проектов в Гатчине, казённых и частных работ. В его практике было несколько случаев применения динамита для разрушения старых частей сооружений.

В. И. Радивановский был одним из первых специалистов, кто занимался подробным изучением отечественных строительных материалов. Свои труды он печатал в журнале «Зодчий». В конце XIX века, незадолго до переезда в Свечной переулок, Владимир Иванович был назначен архитектором-смотрителем зданий Технологического института. Главный труд В. И. Радивановского, книга «Строительное искусство» – это самое известное в имперский период издание, описывающее азы строительного дела в России. До Октябрьской революции издание выходило в свет шесть раз. Последнее, шестое издание, прекрасно иллюстрированное (многочисленные рисунки, фототипии, тематические схемы и различные планы), 1917 года, стало самым полным. «Строительное искусство» использовалось в качестве учебного пособия в Институте гражданских инженеров Императора Николая I. Строительные работы в труде подразделяются по роду употребляемого для них материала.

«Строительное искусство» Радивановского

В своём издании Радивановский даёт подробное описание способов проведения всех видов строительных работ, применяемых материалов, строительной техники и инструментов. В обширных разделах труда отдельно рассказывается о правилах составления технических проектов по проведению соответствующих работ. Книга включает в себя основы строительства и связанные с ним работы – земляные, каменные, бетонные, асфальтовые, деревянные, свайные, металлические, штукатурные, малярные и т.д.

Особо стоит отметить, что Радивановский первым в нашей стране описал различные виды строительных материалов, собрав их, изучив и детально представив все свойства, характеристики для применения в строительстве. Издание пользовалось большой популярностью до революции во всех строительных учреждениях и организациях.

 
Свечной переулок, 13 / Марата улица, 47-49

Первоначальные постройки на месте нынешнего дома относятся к первой половине XIX века. В 1859 году по проекту архитектора А. К. Кольмана два стоявших на участке дома были расширены, а уже в начале второго десятилетия ХХ века И. И. Носалевич перестроил здание, включив два старых дома,  придав новому огромному зданию черты неоклассицизма (ордер, сандрики над окнами, античные маски и сюжеты на фасаде).

Два дома-предшественника нынешнего здания принадлежали семье Лермонтовых. Вначале домовладельцем был Василий Лермонтов, затем его сын Геннадий, почётный мировой судья, а потом внук, тоже Геннадий, – камер-юнкер императорского двора.

В конце XIX – начале ХХ века в этом доме жили выдающиеся  адвокаты и общественные деятели, обладавшие литературными способностями, – Николай Платонович Карабчевский [1851-1925 годы жизни; «Адресная книга города Санкт-Петербурга» на 1892 год. С. 84] и Владимир Данилович Спасович [1829-1906 годы жизни; «Весь Петербург» на 1896 г. О.III. С. 296; на 1897 г. С. 371; на 1898 г. С. 498; на 1899 г. С. 500; на 1900 г. С. 542; на 1901 г. С. 547; на 1902 г. С. 595; на 1903 г. С. 624; на 1904 г. С. 617], защищавшие, в том числе, и тех, чьи шансы на успех были невелики.

А новый дом с включением двух старых был построен в 1912 году по заказу следующего владельца – купца первой гильдии Леонарда Габриловича. В доме издавна находилась аптека, принадлежавшая сначала некоему Форсману, а затем семье Габриловичей, называвшаяся «Николаевской» (это прежнее название улицы Марата, на которой она находилась). Любопытно, что в 20-е – 30-е годы ХХ века она называлась аптекой имени Марата.

Свечной переулок, 13

 

На Свечном переулке, 13 / Марата улице, 47-49 жили литератор А. Б. Мариенгоф (1897-1962) с супругой, актрисой А. Б. Никритиной, и сыном Кириллом.

В. Э. Мейерхольд называл Мариенгофа единственным денди Республики, Ленин – больным мальчиком. И. А. Бродский считал Мариенгофа автором одного из лучших и новаторских русских романов ХХ века (имеются в виду «Циники»). «Роман без вранья», воспоминания о С. А. Есенине, Мариенгоф написал и издал после смерти друга, когда горе ещё не утихло. Есенин в книге – совсем не хрестоматийный, очень одарённый, часто неправый, влюблённый в славу человек с непростым характером. Когда книга вышла в свет, критики назвали её «враньём без романа»; увидели в ней недоброжелательность Мариенгофа по отношению к Есенину и зависть менее талантливого поэта к более талантливому. Но не увидели того, чего невозможно не увидеть: любви, тревоги, большого горя. Поклонники Есенина и сейчас считают «Роман без вранья» клеветническим, принижающим и очерняющим образ поэта.

Жена Мариенгофа, А. Б. Никритина (1900-1982), «Бердслеевская Саломея» (по словам А. Таирова) успела повлиять на имажинизм (литературное течение в России 20-х годов ХХ века, сменившее футуризм). Она была очень хорошо знакома с Есениным, Маяковским и целым рядом других легендарных писателей и поэтов. Именно Никритина познакомила Есенина с Августой Миклашевской, которой поэт посвятил самые нежные стихи. Ни одна из подруг Есенина не удостоилась столь сильной лирики.

Повлияла Анна Борисовна на пристрастие и работу мужа в театре. Она познакомила Анатолия Борисовича с актёрами, режиссёрами. Своими успехами в драме (пьесы «Заговор дураков» и «Вавилонский адвокат») и известностью в театральных кругах Мариеноф был обязан именно ей. Раскрыв его книги, мы обнаружим целый цикл пьес, отдельные части мемуаров, множество стихотворений разных лет, – все они посвящены жене, например, такие строки: «С тобою, нежная подруга и верный друг, как цирковые лошади по кругу, мы проскакали жизни круг».

В 1928 году Анна Борисовна Никритина ушла от Таирова (Камерный театр) и поступила в БДТ в Ленинграде, – с тех пор семья Мариенгоф жила в Северной столице. В 1930 году – в этом угловом доме, согласно справочнику «Весь Ленинград» за 1931 год. Живя здесь, А Б. Мариенгоф занимался историческими штудиями, много времени проводил с сыном Кириллом – как когда-то отец с ним самим. Талантливый Кирилл много читал, любил историю и хорошо её знал. Окружающую действительность ясно понимал и давал ей такие характеристики, что его мать опасалась, что мальчика посадят.


В 1940 году (семья уже жила на ул. Салтыкова-Щедрина, 24, кв. 37; ныне – Кирочной ул.) 17-летний Кирилл повесился на двери, когда родители вышли на прогулку. После смерти мужа (1962) Никритина делилась с литературоведами воспоминаниями о 20-х годах ХХ века.

В доме 47-49 /13 жил и Яков Борисович Зельдович (1914-1987) – отечественный физик и физико-химик, астрофизик, академик АН СССР. Уже после его смерти, в 1991 году, был произведён капитальный ремонт здания, а в начале 2000-х годов – реконструкция, при которой были сохранены и вновь отремонтированы лицевые корпуса по улице Марата и Свечному переулку. В дворовой части был возведён новый восьмиэтажный флигель с мансардой и блок, замыкающий двор, в котором располагается оздоровительный комплекс.


Свечной переулок, 14 / Марата улица, 46

Следующий в нашем маршруте дом так же, как и предыдущий, связан с темой здоровья. Здесь когда-то работала амбулатория – лечебница для приходящих больных. Но сначала – об известном создателе здания.

Академик архитектуры Август Иванович Ланге, автор множества домов в формах эклектики, оставил заметный след в облике исторического центра Петербурга. Все построенные зодчим жилые дома очень добротные; отличаются удобной планировкой, как и  рассматриваемое угловое трёхэтажное здание 1863 года постройки, в фасаде которого выделяется рустованный нижний этаж. Дом украшен лепниной, сандриками и балконом. Кстати, неподалёку находится дом Ремесленного общества, построенный также А. И. Ланге и очень удачно вписанный в ансамбль Владимирской площади.

Что же касается дома на углу Марата и Свечного, то в конце XIX – начале ХХ века он принадлежал сначала купцам Жоховым, затем – А. В. Гейне и её наследникам. В конце позапрошлого столетия в доме находились фруктовый магазин и ренсковый погреб  (магазин, торговавший виноградными винами) видного столичного коммерсанта В. Г. Баскова, торговавшего также чаем и кофе, о чём есть упоминание в мемуарах Льва Успенского, а также ссудо-сберегательная касса.

В 1900-е годы здесь жил здесь академик архитектуры П. Ю. Майер (1856 – после 1917).

В начале ХХ века этот угловой дом был очень популярным среди жителей района. Здесь несколько лет прожил в квартире-амбулатории думский врач Московской части Александр Васильевич Бельский. бесплатно принимая больных, беднейшие слои населения, Справок о бедности не требовалось, и потому среди приходивших на приём бывали и состоятельные люди, желавшие сэкономить на медицине.

 
Свечной переулок, 15 / Марата улица, 48

В соседнем доме, к которому мы направляемся, бывал знаменитый писатель, ему принадлежит изречение: «Медицина – моя законная жена, литература – незаконная». Медицина всегда привлекала его, он интересовался новыми открытиями, принимал участие в съездах врачей. Но главное было в том, что он как человек и как врач не мог отмахнуться от людей, нуждающихся в помощи, и часто лечил их бесплатно. В качестве практикующего доктора этот литератор получил обильный материал для художественных обобщений, наблюдая изнутри жизнь самых разных социальных слоёв.

Ему в своих произведениях удалось изобразить больного человека с помощью слов и выражений, понятных для рядового читателя, не прибегая к помощи научных терминов и определений. Его рассказы – это диагноз несовершенному обществу. В каждый свой приезд в Петербург он посещал больных в семьях сотрудников журнала, где печатался.

Вы, наверно, догадались, что речь идёт об А. П. Чехове?

В доме на Свечном, 15 он бывал у уже упомянутого выше редактора популярного юмористического журнала «Осколки» Николая Александровича Лейкина. А что касается здания, то оно одно из самых на Свечном. В 1844 году архитектор Иероним Доменикович Корсини, создатель ограды знаменитого Шереметевского дворца,  перестроил уже стоявший на этом участке дом.

Известный купец и писатель Н. А. Лейкин жил здесь вместе с женой и братом в 1880-е годы, до того, как переехал в собственный домик на Петербургской стороне. Молодой Антон Павлович Чехов был адресатом и гостем Лейкина: он много печатался в «Осколках», чаще всего под псевдонимами «Человек без селезёнки» и «А. Чехонте». Именно в «Осколках» впервые были опубликованы многие знаменитые чеховские рассказы.

В конце XIX века здесь, в доходном доме отставного полковника Н. Н. Перепелицына, располагалась колбасная Виктора Осиповича Устиновича. При лавке имелась и колбасная мастерская, скрытая от глаз покупателя.

Любопытно, что в середине XIX века почти все колбасные заведения в Петербурге принадлежали немцам, но уже в 1890-е годы на Невском проспекте и на улицах рядом с ним наряду с немецкими колбасными лавками работали и отечественные лавки, в том числе и довольно солидное заведение на углу Свечного и Николаевской (Марата).

Колбасное производство больше процветало летом и осенью, так как тогда в столице бывал большой наплыв рабочих, которые чаще всех покупали варёную колбасу (ливерную и чайную), самую дешёвую. Самыми дорогими колбасами считались: любекская, салями, испанская (языковая), итальянская, шведская, польская, московская, брауншвейгская, малороссийская. Кроме колбас, в лавке на Свечном продавались и копчёности.

Одновременно с колбасной в этом доме работала и булочная, принадлежавшая Герману Кондратьевичу Штейнмейеру. Любопытно, что практически весь ХХ век здесь размещались различные булочные, естественно, имевшие разные номера, начиная с 1929 года и заканчивая 1988-м, разве что один год, в 1973-м, здесь поработала и почему-то быстро закрылась сосисочная.

Свечной переулок, 16 / Коломенская улица, 19

В середине  XIX века на углу Болотной (ныне – Коломенская ул.) и Свечного было два дома в два и один этаж. Здание, которое мы видим здесь сегодня, было построено в 1903 году по проекту архитектора Ф. Б. Нагеля (1831-1907), автора нескольких зданий учебных заведений, строителя производственных сооружений пивоваренных заводов, гласного городской думы.

Два года, в 1911-1912 годах, здесь жил гражданский инженер Фёдор Фёдорович Лумберг [«Весь Петербург». 1912 г. О. III. С. 538]. Интересно, что закончил он Институт гражданских инженеров с золотой медалью за лучший архитектурный проект, и был назначен после окончания учебного заведения преподавателем акварельного рисования в нём же. Лумберг занимал должность архитектора при Калинкинской больнице и занимался частной практикой в Петербурге.

Второй известный житель этого дома тоже был гражданским инженером (поселился с женой на Свечном через восемь лет после окончания Института гражданских инженеров, в 1908-м (жил до 1912 года), представителем модерна и эклектики. Это Дмитрий Дмитриевич Устругов (1875-?). Он служил техником по строительству в Главном управлении неокладных сборов и казённой продажи питей Министерства финансов. Устругов имел чин надворного советника, владел собственной строительной технической конторой.

В браке с потомственной дворянкой Варварой Карловной Уструговой (урождённой Осташевской; годы жизни ?-1944) – однокурсницей, соавтором нескольких архитектурно-строительных проектов Дмитрия Дмитриевича, а впоследствии актрисой и рассказчицей русских сказок – зодчий имел сыновей Дмитрия (будущего инженера), Олега (впоследствии актёра) и дочь Варвару, ставшую актрисой. Брак распался в 1913 году.

Более подробно следует остановиться на судьбе неординарной личности Варвары Карловны Уструговой, знаменитой сказительницы из окружения С. А. Есенина, с которым её на протяжении многих лет связывала дружба. Также в её окружение входил поэт Николай Клюев, оказавший большое влияние на творчество Есенина, Василий Андреев, создатель первого в России оркестра русских народных инструментов, художники Николай Рерих, Иван Билибин.

Но к русскому народному творчеству В. К. Устругова пришла не сразу. Она, как говорилось выше, закончила Институт гражданских инженеров (ныне Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет), выйдя на последнем курсе замуж за однокурсника Д. Д. Устругова и поселившись на Свечном переулке. Молодые выпускники с увлечением занимались любимым делом – выполнением архитектурных проектов. До нашего времени сохранились дома в стиле модерн, построенные по совместным чертежам супругов: наб. канала Грибоедова, 59; Тверская ул., 4; Большой проспект Петроградской стороны, 69; доходный дом (позже  –здание паркетного производства) по улице 4-я Советская, 32 и другие.

Живя на Свечном, Варвара Карловна стала посещать кружок любителей художественного чтения и музыки; её яркая внешность, озорной характер, талантливые выступления перед публикой привлекали внимание зрителей. Муж не разделял её увлечения театром, и после 1913 года их пути разошлись, несмотря на то, что у супругов к тому времени были дети.

Свечной переулок, 16

 

Варвара Карловна после развода полностью переключилась на концертную деятельность, окончательно перестав заниматься профессиональной архитектурной работой. Она стала читать с эстрады былины, русские народные сказки и сказки собственного сочинения на вечерах, которые организовывало общество «Народное искусство». Многочисленные успешные выступления В. Уструговой способствовали тому, что её, не имевшую специального театрального образования, приняли в труппу Александринского театра.

Актриса выступала со многими выдающимися поэтами, писателями, актёрами, музыкантами. Одним из них являлся уже названный С. А. Есенин, которому тоже было близко народное искусство, включая фольклор. Познакомились они осенью 1915 года на первом «Вечере искусств» литературно-художественного общества «Страда». Вечер проходил 19 ноября 1915 года в Зале Гражданских Инженеров (ул. Серпуховская, 10). С. Есенин выступал в первом отделении, а В. Устругова – в третьем. В декабре того же года здесь же состоялся творческий вечер С. Есенина (первый!) и Н. Клюева.

В. К. Устругова


В 1915-1916 годах поэты неоднократно бывали на литературно-музыкальных «посиделках» и вечерах «Русского уголка» (выступали с чтением своих стихов и с «беседными наигрышами»), которые проходили в новой квартире В. К. Уструговой («царской сказочницы», по словам Н. А. Клюева) на Таврической улице, 19. С. Есенин и В. Устругова последний раз вместе выступали на вечере «Народного искусства» в феврале 1917 года. После революции их пути разошлись.

После 1920 года имя В. Уструговой исчезло из театральных программ. Она жила по тому же адресу и скончалась в 1944 году. Ранее, в середине 1930-х годов, она потеряла всех своих детей. Сыновья Дмитрий, Олег, дочь Варвара были расстреляны. Бывший супруг, Д. Д. Устругов, подвергся репрессиям также в 1930-е годы.


Свечной переулок, 17-19

Дом на нечётной стороне Свечного под № 17 надстроил в 1874 году архитектор И. И. Буланов.

Восточнее дома 17, литера А по Свечному переулку (Коломенская улица, участок 2) располагается футбольная площадка. Жилого дома под номером 19 (Коломенская ул., 21) на Свечном нет уже 85 лет, с 1934 года; тогда здесь был устроен сквер [ЦГА КФФД СПб., № Гр-49698]. В середине прошлого, ХХ века, сквер был очень уютным, с клумбами, кустами сирени, скамейками. В самом его центре метрополитен построил башню (шахту) с выходным вентиляционным отверстием для воздуха. Небольшой безымянный садик был, таким образом, загублен. А ведь шахта могла бы быть расположена на краю сада, и здесь мог бы стоять памятник великому композитору, пианисту, дирижёру, педагогу, главе «Могучей кучки» Милию Алексеевичу Балакиреву, прожившему по соседству, в доме № 7 по Коломенской 28 лет, до самой смерти, но увы!

Скамеек здесь теперь нет, как и цветов. За последние 30 лет сквер захирел. Здесь место выгула собак.

Интересно, что территория всего участка приблизительно на один метр выше уровня Коломенской улицы. Возможно, это было сделано при уничтожении домов на этом участке, один из них в позапрошлом веке принадлежал сначала почётному гражданину В. М. Зверкову, владельцу кожевенных предприятий, председателю комитета Петербургской товарной биржи, затем – купцу 2-й гильдии П. М. Доброхотову, при нём и был построен на участке второй дом во дворе по проекту П. П. Гладова.

Свечной переулок, 18 / Коломенская улица, 16

В этом угловом доме в 1900-е годы находилось 2-е Никольское двухклассное училище для девочек [ЦГИА СПб., ф. 515, оп. 1, д. 3955; «Весь Петербург» на 1913 год]. А в советское время здесь снимались отдельные сцены художественного фильма для подростковой аудитории «Зелёные цепочки» (киностудия «Ленфильм», 1970 год) режиссёра Г. Л. Аронова по одноимённой повести Г. И. Матвеева.

На первом этаже дома долгое время работал детский сад.

Интересно, что территория, где находится современное здание, принадлежала с 1820-х годов купеческой семье Щанкиных; они же владели несколькими дворовыми участками в Московской части Петербурга, на улицах Разъезжей, Кабинетской (Правды), Свечном переулке, на набережной Лиговского канала. Находились на рассматриваемом участке несколько не существующих ныне скромных трёхэтажных и одноэтажных домов. По мнению исследователей А. С. Дубина и В. Г. Исаченко, с одним из этих домов была связана жизнь молодого Н. А. Некрасова.

Он прибыл в Петербург летом 1838 года с рекомендательными письмами для поступления в военное учебное заведение, но мечтал опубликовать свои стихотворения и стать профессиональным литератором. Летом 1839 года вышла его первая книга стихов «Мечты и звуки», правда, не имевшая успеха и получившая негативную оценку знаменитого критика В. Г. Белинского. Воплотить мечту в жизнь он смог только в середине 1840-х годов, несмотря на то, что отец лишил его денежной поддержки (сын не стал военным).

В июле-декабре 1840 года Николай Алексеевич проживал в одном из домов купца Щанкина; предположительно, на углу Болотной (ныне – Коломенской) улицы и Свечного переулка. Также и сам поэт указывает этот адрес в прошении о поступлении в Петербургский университет, на юридический факультет от 24 июля 1840 года: «Жительство имею в Свечном переулке, в доме купца Щанкина, близ Лиговского канала». Здесь в снятой у домовладельца небольшой комнате Некрасов готовился к вступительным экзаменам. Но в университет поступить не смог, не выдержав испытание по математике. Успех к поэту пришел в 1845 году с выходом сборника очерков «Физиология Петербурга»; жил он тогда неподалёку, в Поварском переулке, 13. Но это уже другая история.

Свечной переулок, 23 / Коломенская улица, 20

Участок дома на углу Болотной (Коломенской) и Свечного в середине XIX века принадлежал наследникам мещанки П. Ф. Адуевской. Двухэтажный жилой дом был обращён фасадом на Свечной переулок, а на Болотной тогда строений на этом участке не было. Зато на самом углу, как отмечено в Атласе Петербурга Н. Цылова, находилась в середине XIX века полицейская будка. Указом императора Александра I от 7 февраля 1805 года «О построении тёплых будок для городских стражей» петербургскому генерал-губернатору было приказано провести торги на устройство подобных будок и дозволялось затратить на это 20 тысяч рублей. Другие будки поблизости находились у Ямского рынка, у Владимирской церкви. Попеременно двое стражников, вооружённые алебардами, сменяя друг друга, дежурили на улицах вблизи будки. Стражники, будочники должны были перекликаться между собой. По ночам раздавались протяжные окрики «Слу-у-шай!». При тревоге, при беспорядке будочник подавал сигнал громким свистком, слышным далеко.

С 1860-х по 1900-е годы домовладение уже принадлежало купцу Ивану Васильевичу Орлову. В деревянном флигеле находился трактир, во дворе были маслодельня, погреб, сарай. В 1887 году по проекту видного петербургского техника – строителя М. А. Андреева был возведён трёхэтажный угловой дом, занявший весь двор по его внешним границам. В жилом доме было 17 квартир, во дворе флигель в два этажа.

В 1899 году в доме И. В. Орлова жили доктор медицины А. И. Кривский, мастер скульптурных и лепных работ И. Я. Малков, содержавший лепную  мастерскую.

В 1910-е годы здесь жил видный военный и общественный деятель, генерал от инфантерии Аркадий Платонович Скугаревский (1847 – после 1917); в 1912 году он являлся членом Военного совета.

Годовой доход владельца И. В. Орлова, купца 2-й гильдии, составлял 17 030 рублей, и под залог недвижимой собственности ему Кредитным обществом в 1903 году была выдана ссуда в 43 000 рублей с условием её погашения в срок 37 лет. Но до истечения этого срока произошли политические и экономические катаклизмы 1917-1918 годов, в результате которых было ликвидировано и частное владение домами, и Кредитное общество.

Что касается создателя здания, то Михаил Андреевич Андреев (18? - 1911) не имел высшего архитектурного и инженерного образования; он сдал экзамен на право производства строительных работ. Необходимо отметить высокое качество его сооружений в Петербурге. С 1876 по 1900-е годы им было построено, перестроено, надстроено около 100 жилых домов; в большинстве случаев это рядовые здания, 4- и 5-этажные, создающие общий образ улиц города. В ряду других его построек дом на Свечном выглядит малозаметным. Возведённое более полувека назад здание без конструктивных перестроек служит людям и сегодня.

После ремонта и подновления уже в XXI веке на доме в три этажа выделяются белые наличники окон. На скошенном углу, на втором и третьем этажах, небольшие балконы. Дом с протяжённым фасадом по Коломенской и ещё более длинным по Свечному приятно удивляет очень просторным двором и детской площадкой; во двор можно зайти через ворота со стороны Свечного.

Свечной переулок, 20 / Лиговский проспект, 89

В книге «Такая удивительная Лиговка» (М., 2009, с. 232) А. Ф. Векслер и Т. Я. Крашенинникова пишут, что юный Н. А. Некрасов в 1840 году жил на Свечном переулке, 20, что вполне возможно, так как это тоже было домовладение купцов Фёдора Семёновича и Ивана Даниловича Щанкиных, с трёхэтажным каменным зданием, а поэт конкретный адрес не указывает.

Позже Некрасов в романе «Три стороны света», написанном вместе с А. Я. Панаевой (журнал «Современник», 1848 год) напишет, что хозяйка «... для чаю воды приготовила лучше, чем из канала». Это намёк на улицу возле Лиговского канала.

Ф. Т. Жандармов и Н. С. Щукин содержали в арендованных помещениях дома гостиницу «Аркадия».

Этот участок площадью 672 квадратных сажени, как и соседний (дом № 87), после 1895 года (до 1918 года) принадлежал потомственному почётному гражданину С. А. Васильеву. Здесь были построены трёхэтажный каменный дом на углу набережной канала и Свечного переулка, также трёхэтажный дом по Свечному и такой же дом на углу Свечного и Болотной (Коломенской) улицы.

В 1898 году здесь жил доктор медицины Алексей Александрович Чагин (1855-после 1917). В это время он был врачом Калинкинской больницы и больницы Свято-Троицкой общины, Гинекологического общества. В этот дом Чагин переехал со Свечного переулка, 18, где жил в 1895 году.

Во флигеле дома 20/89 в конце XIX века размещалась товарищество «Н. С. Горкуша и Ко» с типографией контрагентства железных дорог, владелец которой  был и редактором-издателем газеты «Книжный листок».

М. В. Резвая содержала в этом доме пансион для девиц и мальчиков.

При восстановлении после Великой Отечественной войны здание было надстроено до пяти этажей.

Свечной переулок, 27 / Лиговский проспект, 91

В середине XIX века угловым участком площадью около 350 квадратных саженей владела купчиха М. И. Недосекина. На участке со стороны Свечного переулка имелся одноэтажный деревянный дом с мезонином и деревянной пристройкой. Здесь в 1840-1870-е годы находилась табачная фабрика купца 2-й гильдии А. Н. Тулинова. Архитектор Э. Г. Юргенс в 1874 году оценил домовладение в 21 тысячу рублей. Затем оно по купчей крепости перешло в собственность купца А. С. Мориненкова, потом – к его наследникам. Купцы Мориненковы в 1896 году продали участок крупному петербургскому домовладельцу, доктору Аркадию Львовичу Сагалову, владевшему ещё несколькими домами в разных районах города.

Свечной переулок, 27


Свой современный вид комплекс доходных домов Сагалова на Лиговском пр., 91/ Свечном пер., 27, получил в 1913-1914 годах при его перестройке архитекторами А. Л. Лишневским и А. Л. Берлиным в стиле модерн. Зодчие построили семиэтажный угловой дом и два таких же поперечных флигеля по Свечному переулку. Стогую композицию здания украшают немногочисленные рельефы. Лопатки завершены капителями с вписанными мужскими фигурами. Полуарочные окна верхнего этажа и  полуцилиндрические эркеры, вытянутые на пять этажей, дополняют главный ритм фасадов. Здание увенчано пирамидальной крышей. До середины 1970-х годов завершением была круглая башенка (утрачена). Стены покрыты серой штукатуркой. Нижний этаж обработан под камень и украшен масками. По утверждению исследователя Б. М. Кирикова, прототипом здания является дом Пиетинена в Выборге на Вокзальной площади (архитектор Армас Линдгрен). Львиные маскароны дома на углу Свечного и Лиговского – практически полная копия таких же львов в Выборге на доме «Kolmikulma» (угол Ленинградского пр., 31 и Безымянного переулка; тот же зодчий А. Линдгрен). 

На третьем этаже рассматриваемого углового дома располагался родильный приют в 28 комнатах, при котором жили повивальные бабки и акушерки; на четвёртом этаже работал зубной врач Мизучи, а на втором было кафе «Капля молока»; первые этажи были заняты торговлей.

А. Л. Сагалов, владевший домом и в 1918 году, был широко известным в Московской и Александро-Невской частях города гинекологом, организатором родильных приютов; в 1910-е годы он был директором частного родильного дома и лечебницы акушерских и женских болезней, ординатором гинекологической клиники при Военно-медицинской академии.

В разные годы дом Сагалова обследовали и перестраивали архитекторы А. И. Климов, Е. Н. Добровольский, гражданский инженер Н. Н. Аистов. В 2001 году здание было включено КГИОПом в «Список вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность».

Свечной переулок, 27

Завершая нашу прогулку по Свечному переулку, отмечу, что скромный и не очень заметный, он воплощает в себе историко-культурное наследие города. Знакомство с переулком позволяет глубже ощутить дух разных эпох, судьбы знаменитых и  малоизвестных выдающихся деятелей  литературы, искусства, градостроительства и науки, живших или бывавших здесь. Сосредоточенный на переулке архитектурный пласт, в основном, рубежа XIX – ХХ веков, разнообразные по своему облику дома – свидетели трудов людей, о которых говорилось в этом очерке. Я надеюсь, что вы теперь, проходя по Свечному переулку, уже по-иному посмотрите на привычные здания и вспомните их жителей.

 

Список литературы, использованной в статье:

  1. ЦГИА СПб. Ф. 513. Оп. 102. Д. 5006. 1822-1914.
  2. Барановский Г. В. Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников Института гражданских инженеров (Строительного училища). – 1842-1892. – СПб., 1893.
  3. Барышников М. Н. Деловой мир Петербурга: исторический справочник. – СПб., 2000.
  4. Богданов И. А. Три века петербургской бани. – СПб., 2000.
  5. Векслер А. Ф., Крашенинникова Т. Я. Владимирский округ. Большая и Малая Московские улицы и улица Правды. – М.: Издательство Центрполиграф, 2011.
  6. Векслер А. Ф., Крашенинникова Т. Я. Такая удивительная Лиговка. – М.: Центрполиграф, 2009.
  7. Гайдебуров П. П. (совместно с Н. Скарской). На сцене и в жизни. Страницы автобиографии. – М., 1959.
  8. Дубин А. С. Улица Льва Гумилёва. – СПб. – Алетейя, 2013.
  9. Исаченко В. Г. Зодчие Санкт-Петербурга XYIII – XX веков. – М.: Центрполиграф, 2010.
  10. Памяти духовных композиторов Бортнянского, Турчанинова и Львова / Временный комитет по увековечиванию памяти названных композиторов. – СПб., 1908.
  11. Цылов, И. И. Описание улиц Санкт-Петербурга и фамилий домовладельцев. – СПб., 1862.
  12. Шерих, Д. Ю. Улица Марата и окрестности. – 2-е изд., дораб. и доп. – М.: Центрполиграф; СПб.: Русская тройка-СПб, 2012.

 

Использованы также справочники «Весь Петербург» (на 1894-1914 годы), «Весь Петроград» (на 1915-1917 годы), электронные ресурсы: Википедия и http://www.citywalls.ru.

Оцените материал
(6 голосов)
Последнее изменение Понедельник, 09 декабря 2019 09:57
Надежда Валерьевна Гаврис

Сотрудник библиотеки «На Стремянной» СПб ГБУК «МЦБС им. М.Ю. Лермонтова», экскурсовод, автор цикла экскурсий «Вокруг Дворцовой слободы» и одноимённого путеводителя, участница краеведческих передач на радио «Петербург», лауреат Международного литературного конкурса «Двое» памяти Д.С. и З.Н. Мережковских 2015 г., дипломант конкурса «Серебряный голубь России» 2016 г. 

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.