Сергей Есенин и Петроград: к 125-летию со дня рождения поэта - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Сергей Есенин и Петроград: к 125-летию со дня рождения поэта

Сергей Есенин Сергей Есенин avatars.mds.yandex.net

Мечтатель сельский –
Я в столице
Стал первокласснейший поэт.

Люблю, когда просторно! В Москве темнота и сутолочь!
А здесь – во как!
С. А. Есенин.

Нет ни одного выдающегося отечественного писателя XVIII-XIX и первой трети ХХ века, судьба которого не была бы связана с городом на Неве. И юбиляр нынешнего, 2020 года, С. А. Есенин, не исключение. Сто пять лет назад, 9 марта 1915 года, город принял поэта, как, пожалуй, никого ещё не принимал, и по достоинству оценил его неповторимый поэтический дар. Именно в нашем городе начался расцвет гения Есенина.

Роль Петрограда (Есенин называл его Питер, «Питер-град») в судьбе поэта велика. Он жил здесь с марта 1915 года (есть утверждения о том, что Есенин бывал в городе и раньше) и потом часто сюда приезжал.

В первый есенинский приезд в столицу Российской империи произошла его историческая встреча с А. А. Блоком (в квартире старшего поэта на Офицерской, ныне ул. Декабристов, 57). Как известно, журналы, в которых Есенин начал печататься в Москве в 1914 году, не имели «большого читателя». Публика не разглядела в нём поэта и не признала. Однако девятнадцатилетний Есенин был к этому мартовскому посещению Петрограда автором немалого количества стихотворений и намеревался их опубликовать. А. А. Блок, желая помочь молодому поэту, написал рекомендательные письма С. Городецкому и журналисту М. Мурашову, вскоре ставшему лучшим и надёжным другом Есенина на всю жизнь. Михаил Павлович сотрудничал со многими петроградскими изданиями, крупными издательствами и содействовал публикации есенинских произведений.

С. А. Есенин и М. П. Мурашов. 1915 г.С. А. Есенин и М. П. Мурашов. 1915 г.

В городе на Неве Есенин был представлен самым знаменитым литераторам Серебряного века; познакомился с И. Буниным, Л. Андреевым, С. Чёрным, И. Северяниным, Н. Клюевым, А. Ремизовым, С. Городецким, В. Маяковским, И. Ясинским, М. Горьким, супругами З. Гиппиус и Д. Мережковским (жили на Сергиевской, ныне ул. Чайковского, 83), А. Белым (его роман «Серебряный голубь» и прозу Есенин считал самым выдающимся явлением русской литературы после Н. В. Гоголя) и другими. В Царском Селе в конце 1915 года произошла встреча с. Есенина с А. Ахматовой и Н. Гумилёвым.

С поразительной естественностью и органичностью, буквально за несколько недель, Есенин вошёл в эту блестящую когорту поэтов и писателей удивительной эпохи, в которой, по мысли Н. Бердяева, причудливо соединились упадок и возрождение, декаданс и ренессанс одновременно. И он был принят этой разноликой средой как равный; завоевал широкую славу (к сожалению, встретил и зависть) в самых влиятельных петроградских литературных кругах. Есенина приглашают в различные салоны: то на «башню» Вячеслава Иванова, то в салон уже упомянутых З. Гиппиус и Д. Мережковского, то в салон графини М. А. Клейнмихель (тоже на Сергиевской), то на другие светские собрания, иногда по несколько раз в день.

М. Горький в письме к Р. Роллану нарисовал довольно живописный портрет С. Есенина тех лет: «Я видел Есенина в самом начале его знакомства с городом: маленького роста, изящно сложенный, со светлыми кудрями, одетый как Ваня из «Жизни за царя», голубоглазый и чистенький, как Лоэнгрин, – вот он какой был. Город встретил его с тем восхищением, как обжора встречает землянику в январе. Его стихи начали хвалить, чрезмерно и неискренне, как умеют хвалить лицемеры и завистники <...>. В двадцать он уже носил на кудрях своих модный котелок и стал похож на приказчика из кондитерской»¹.

А один из самых утончённых поэтов и мыслителей Серебряного века, эстет, теоретик стиха и есенинский кумир Андрей Белый написал о «необычайной доброте, необычайной лёгкости, необычайной чуткости и повышенной деликатности, громадном таланте» С. Есенина.

Искусство и музыка естественно входят в есенинский мир, так как приехал юный поэт в Петроград духовно развитым и осведомлённым в области современной ему культуры в целом, человеком с вполне сложившимися мировоззрением и взглядами на искусство. Есенин полюбил наш город, он гордился, дорожил им, связывал с ним надежды…

Очень плодотворны для поэта были 1915-1916 годы.

В. А. Юнгер. Портрет С. А. Есенина. 7 октября 1915 г. Сангина.

По многим воспоминаниям Есенин отдавал предпочтение литературной жизни Петрограда, да и сам город ему был роднее, чем Москва. В районе Коломны, на Алексеевской (ныне ул. Писарева, 10, кв. 17) жил юрист (по образованию), а также поэт, актёр, художник В. А. Юнгер (отец актрисы Е. В. Юнгер). Осенью 1915 года он исполнил сангиной портрет Есенина, который не раз бывал здесь. Поэт встречался не только с литераторами, но и с художниками, среди которых были и мастера «Мира искусства». Они рисовали его портреты, оформляли его книги и жили по соседству (А. Н. Бенуа, М. В. Добужинский, К. А. Сомов и другие)². Есенин любил живопись, по воспоминаниям И. Эренбурга, он был знаком с творчеством импрессионистов (видел щукинскую коллекцию) и П. Пикассо, очень заинтересовавшим его. В Петрограде он познакомился едва ли не со всеми видными художниками. Среди них И. Е. Репин (Есенин неоднократно бывал у него в «Пенатах»), М. В. Нестеров, В. М. Васнецов, К. С. Петров-Водкин, А. А. Бруни, И. И. Бродский, Н. И. Альтман, Д. Д. Бурлюк, Ю. П. Анненков, И. Я. Билибин и другие.

Прямых же упоминаний об объектах архитектуры Петербурга в стихотворениях поэта не очень много, ведь он не был иллюстратором, хоть и был художником в поэзии. Большое место в творчестве Есенина занимают не чувства и переживания, не форма и звучность, а именно зримые живописные образы.

Обложка книги С. А. Есенина «Радуница». 1916 г.Обложка книги С. А. Есенина «Радуница». 1916 г.

В созданных и опубликованных в городской периодике произведениях вся страна впервые услышала голос национального поэта. Северная Пальмира не подчинила себе Есенина; он видел некоторую отстранённость города от традиций русской национальной культуры; но его стих стал более мощным, в нём усилилось колокольное звучание. Поэт мечтал, чтобы его творения становились песнями.

В Петрограде вышли в свет сборник «Радуница», поэма «Марфа Посадница», баллада «Товарищ»…

П. С. Наумов. Портрет С. А. Есенина. 22 ноября 1916 г. Царское СелоП. С. Наумов. Портрет С. А. Есенина. 22 ноября 1916 г. Царское Село

До призыва в армию, то есть до конца марта 1916 года, С. Есенин жил на набережной Фонтанки, 149, кв. 9, у сестры поэта Н. Клюева К. А. Расщепериной. Это один из основных и немногих адресов Петрограда, где поэт жил более или менее продолжительное время.

Наб. Фонтанки, 149Наб. Фонтанки, 149

За десять дней до ухода в армию Есенин с А. Блоком, Г. Адамовичем, А. Ахматовой, Г. Ивановым, Н. Клюевым, М. Кузминым, О. Мандельштамом, Ф. Сологубом, Тэффи и другими выступал со стихами в концертном зале Тенишевского училища (Моховая ул., 33-35). С музыкальными номерами на том выдающемся концерте выступил и молодой композитор С. Прокофьев. 

Моховая ул., 33-35Моховая ул., 33-35

Надо сказать, что служба Есенина в Фёдоровском городке Царского Села не была обременительной. Поэт избегал застолий со знатными гостями, посещавшими городок. Часто он писал под диктовку по просьбе солдат их письма домой, так как многие из них были неграмотными. Порой начальство отпускало Есенина в город, тогда он появлялся в квартире М. Мурашова на Театральной площади, 2, кв. 23 (ещё до призыва в армию Есенин периодически жил у друга). Об этом адресе поэт будет помнить всю жизнь.

Природным явлениям, которые Есенин наблюдал в Царском Селе, посвящено не одно его стихотворение, например, это: «На память Мише Мурашову: Сегодня синели лужи // И лёгкий шептал ветерок. // Знай, никому не нужен // Неба зелёный песок» (1916)3. Или такая строка: «Закружилась пряжа снежистого льна <…>» (1916).

Театральная пл., 2 / ул. Декабристов, 32Театральная пл., 2 / ул. Декабристов, 32

22 июня 1916 года Есенин преподнёс царским дочерям стихотворение по случаю их посещения госпиталя в Царском Селе: «В багровом зареве закат шипуч и пенен, // Берёзки белые горят в своих венцах.// Приветствует мой стих младых царевен // И кротость юную в их ласковых сердцах... <…> // И вздрагивают стены лазарета // От жалости, что им сжимает грудь. // Всё ближе тянет их рукой неодолимой // Туда, где скорбь кладет печать на лбу. // О, помолись, святая Магдалина, за их судьбу»4.

Трапезная палата Фёдоровского городка. Фото 1917 г.Трапезная палата Фёдоровского городка. Фото 1917 г.

Справедливо заметил И. Сельвинский: «Такого глаза наша поэтическая живопись ещё не знала. Многоцветны и многокрасочны есенинские пейзажи. Природа играет и переливается всеми цветами, образы живописны, словно акварелью нарисованные»5Правда, написанное по заказу, конкретно это стихотворение в творческой биографии поэта остались лишь как случайный эпизод.

Отказ Есенина написать стихотворение в честь Николая II послужило причиной того, что, придравшись к какому-то пустяшному проступку, поэта посадили на двадцать суток на гауптвахту в августе того же 1916 года…

Февральскую и Октябрьскую революции 1917 года Есенин встретил в Петрограде. Город и этого, и следующего, 1918-го года, глубоко вошёл в сознание поэта, он вспоминал о нём до конца своих дней: «О Русь, взмахни крылами, // Поставь иную крепь! // С иными именами // Встаёт иная степь».

Такими словами встречал Есенин красные флаги на улицах (в 1918 году это стихотворение вошло в сборник «Скифы», в выпуске которого участвовал Есенин).

Баллада «Товарищ», проникнутая духом нового города, написанная в марте 1917 года, была первым откликом поэта на Февральскую революцию. «Он был сыном простого рабочего», – так начинается «Товарищ». Далее говорится, что отец учил сына «распевать Марсельезу» и погиб в борьбе за свободу. Однако вся основа стихотворения символическая. Сын обращается к Господу с молитвой о помощи в борьбе: Иисус сходит с иконы, идёт с ним туда, где происходит бой, умирает, и его хоронят на Марсовом поле: «Мечты цветут надеждой // Про вечный, вольный рок. // Обоим нежит вежды // Февральский ветерок. // Но вдруг огни сверкнули... // Залаял медный груз // И пал, сражённый пулей, // Младенец Иисус. // Слушайте: // Больше нет воскресенья: // Тело его предали погребенью: // Он лежит // На Марсовом поле». Он, Христос, и есть «товарищ» сына рабочего. Здесь и христианская абстракция, и реалистическое отображение жизни.

Как можно заметить, в «Товарище» отразилось реальное событие в Петрограде: похороны жертв революции на Марсовом поле, состоявшееся 23 марта 1917 года…

Октябрьскую революцию Есенин принял, по его собственному признанию, с «крестьянским уклоном». Революционная ломка, которая происходила в стране, отразилась и в поэзии Есенина. В ней нашли себе место и радость освобождения, и боль непонимания, и муки прощания с прошлым.

Строки из «Анны Снегиной», не вошедшие в окончательный текст поэмы, характеризуют обстановку в литературных кругах Петрограда в то время: «Возмездье достигло рока, // Рассыпались звёзды кольца, // Тогда Мережковские Блока // Считали за подлеца <…> // И я с ним, бродя по Галерной, // Смеялся до боли в живот <…>»6.

Кстати, Галерная улица была дорога и хорошо знакома Есенину, – здесь, в доме 40 (Адмиралтейский канал, 15, Галерная ул., 40), находилась редакция популярной газеты «Биржевые ведомости», где он, помимо других периодических изданий, печатался.

Бросая вызов оппонентам, Есенин писал в 1918 году в «Инонии»: «И тебе говорю, Америка, // Отколотая половина земли, – // Страшись по морям безветрия // Железные пускать корабли. // Не отягивай чугунной радугой // Нив и гранитом – рек. / Только водью свободной Ладоги // Просверлит бытие человек!»7.

Есенин никогда не забывал берега Крюкова канала и Мойки, Фонтанки и Невы, улицы и переулки города тех дней, казалось, он бывал одновременно в нескольких местах. Несколько провинциальный в то время район Коломны занимал особое место в душе поэта. Но больше всего в Петрограде Есенин любил Неву, широкую, как родная ему Волга, именно Невы, где «в берег бьёт вода // Тонкой индевью... <…>», не хватало ему в Москве…

Правда, часто петербургская жизнь, ранняя слава, зависть соперников выводили Есенина из себя, и он уезжал на родную Рязанщину: «<…> Посмотрим – // Кто кого возьмёт! // И вот в стихах моих // Забила // В салонный вылощенный // Сброд // Моя рязанская кобыла … <…>» («Мой путь», 1925); «<…> Конечно, мне и Ленин не икона, // Я знаю мир, // Люблю мою семью... // Но отчего-то всё-таки с поклоном // Сажусь на деревянную скамью <…>» («Возвращение на Родину», 1924); «<…> В городской и горькой славе // Я хотел прожить пропащим <…>» (1923); «Я усталым таким ещё не был.// В эту серую морозь и слизь // Мне приснилось рязанское небо // И моя непутёвая жизнь» (1923); «<…> Мне теперь по душе иное.... // И в чахоточном свете луны // Через каменное и стальное // Вижу мощь я родной стороны <…> (1925); «Город, город! ты в схватке жестокой // Окрести нас как падаль и мразь. // Стынет поле в тоске волоокой, // Телеграфными столбами давясь <…>» (1922)8.

Однако на малой родине к Есенину возвращалась прежняя любовь к городу на Неве: «<…> Что нового в Питере слышно? // С министрами, чай, ведь знаком? // <…> Я быстро умчался в Питер // Развеять тоску и сон <..> (из поэмы «Анна Снегина», 1925); «<…> И, внимая моторному лаю // В сонме вьюг, в сонме бурь и гроз // Ни за что я теперь не желаю // Слушать песню тележных колёс» (1925).

Когда на экскурсиях мне задают вопрос: «А где же у нас есенинские адреса? Это ж не петербургский поэт!», я отвечаю: «Адресов столько, что их простой перечень займёт всё экскурсионное время». Важные адреса поэта в нашем городе, где родилось множество его стихов и образов, – набережные Невы, вся Литейная сторона (Литейный пр., 20 и 49 и др.); ул. Белинского, 5; уже упомянутые Старая Коломна и Моховая ул., 33-35; ул. Чехова, 3, а особенно – Литейный пр., 33 – единственное в его недолгой, трагически оборвавшейся жизни, «собственное» жилище. И прежде, и потом Есенин всегда жил у кого-то, скитался по приятелям и знакомым или снимал номера в гостиницах. Здесь, во втором этаже, в квартире № 2, он поселился в двух снятых комнатах с мебелью осенью 1917 года с женой Зинаидой Райх; его часто навещали друзья и коллеги. Интересно, что в год рождения поэта – 1895-й – дом 33 на Литейном перестроил и надстроил известный архитектор П. И. Балинский.

Литейный пр., 33
Литейный пр., 33
Источник фото: an812.ru

Окна есенинской квартиры выходили во двор, и шум с оживлённой улицы не доносился. В этот период поэт создаёт такие произведения, как «Преображение», «Инония», «Небесный барабанщик». Этот дом поэт всегда вспоминал с нежностью и грустью. Его фасад отмечен невыразительной мемориальной доской из серого гранита с поясным изображением поэта и указанием, что он жил здесь в 1917-1918 годах.

Что касается З. Н. Райх, то она работала секретарём-машинисткой в газете «Дело народа», редакция которой располагалась на Невском пр., 72, там с ней и познакомился С. А. Есенин. Позже Зинаида Николаевна служила в Народном комиссариате продовольствия. В марте 1918 года правительство переехало в Москву. Вместе с секретариатом туда выехала и Райх (впоследствии она стала известной драматической актрисой).

Сергей Александрович последовал за супругой; он покинул Петроград, где в его сердце расцвели «ландыши вспыхнувших сил», где он пережил огромный творческий подъём. В мае того же 1918 года он уже был в Москве, где поселился с З. Н. Райх в одной из гостиниц на Тверской улице…

Однако в 1920-е годы поэт снова стал часто бывать в городе на Неве: выступать, встречаться с друзьями. Один из визитов был незадолго до его поездки за границу с супругой А. Дункан, и спустя некоторое время после возвращения Есенин побывал в Петрограде.

В доме 1 на Гагаринской улице летом 1924 года родились строки: «Но и тогда, когда на всей планете // Пройдёт вражда племён, исчезнет ложь и грусть, // Я буду воспевать всем существом в поэте // Шестую часть земли с названьем кратким «Русь».

Среди петроградских друзей Есенина следует назвать имя режиссёра и актёра В. В. Шимановского. Он работал в Общедоступном театре П. П. Гайдебурова и Н. Ф. Скарской, который с 1903 по 1918 год размещался в Народном доме графини Паниной, на Тамбовской ул., 63. Здесь и встретился в самом начале 1916 года С. Есенин с В. Шимановским и подружился с ним. В 1918 году Шимановский организовал «Рабочую драматическую студию». Сменив несколько адресов и названий, студия с 1920 года обосновалась в трёхэтажном особняке под номером 10 на Стремянной улице. Сейчас здесь новая постройка на месте снесённого в 2005 году жилого дома, который когда-то принадлежал С. Н. Худекову, редактору и издателю «Петербургской газеты». В советское время в доме 10 размещались различные культурно-просветительские организации, в частности, библиотеки.

Стремянная ул., 10. Здесь часто бывал С. А. Есенин. Фото 1980-х гг. (дом снесён)Стремянная ул., 10. Здесь часто бывал С. А. Есенин. Фото 1980-х гг. (дом снесён)

Утраченное здание, довольно невзрачное снаружи и скромных размеров, внутри было вместительным и поражало своеобразной отделкой, а также оригинальной планировкой помещений. Есенин часто бывал здесь в студии Шимановского на вечерах и читал свои стихи. В этом театральном коллективе царила аскетически-подвижническая обстановка «служителей революционного искусства». Этому способствовал и особняк, похожий на масонскую ложу, с тесными лестницами и переходами, со стенами, обшитыми чёрным дубом. В узких створчатых готических окнах были разноцветные стёкла с «рыцарской тематикой».

Сюда заходил С. Есенин и в октябре 1923 года.

Приезд поэта в Ленинград весной 1924 года ознаменовал собой новый этап в его творческой судьбе. Тягостные впечатления, вынесенные от заграничной поездки, заставили Есенина задуматься и над неустроенностью личной жизни (отсутствие собственного угла). Вопрос об отдельной комнате в то время был самым насущным для него.

Многое теперь связывалось у Есенина с Ленинградом. В творчестве поэта наметился поворот, впоследствии увенчавшийся такими шедеврами, как «Возвращение на родину», «Русь советская», «Русь уходящая», «Стансы», «Письмо к женщине», «Письмо к деду» и другие.

В это время Есенин решил издавать собственный журнал «Вольнодумец», в котором предполагалось участие не связанных ни с какими группами литераторов, в том числе молодых авторов, опубликование их прозы и поэзии. Свои произведения они должны были присылать на Гагаринскую, 1, квартиру 12 – это был адрес есенинского друга, издательского сотрудника А. М. Сахарова. Всё это говорит о том, что поэт решил обосноваться в Ленинграде на продолжительное время.

Приехав в Ленинград в апреле 1924-го и прожив несколько дней в гостинице «Европейская», Есенин вновь поселился на Гагаринской (жил там и всё лето). Стоит отметить два триумфальных выступления поэта того времени. Первое произошло в зале бывшей Городской думы (Невский пр., 33), тогда называвшимся залом Лассаля, а второе – в уже упомянутом доме самодеятельного театра на Стремянной, 10, где среди присутствовавших было много писателей, поэтов и тех, кто интересовался современным состоянием литературы. Везде Сергей Александрович читал свои стихи выразительно и напевно, подчёркивая их музыку. Каждое стихотворение встречалось бурей аплодисментов.

После выступления в зале Лассаля Есенин писал в письме к Г. А. Бениславской (Ленинград, 15 апреля 1924 года): «<…> Сейчас я решил остаться жить в Питере. Никакой Крым и знать не желаю <…>»9.

Непременный есенинский маршрут плодотворного «ленинградского лета» 1924 года: набережная, Летний сад, Марсово поле, Екатерининский канал (ныне – канал Грибоедова). Работа за письменным столом прерывалась также поездками за город с ленинградскими друзьями-поэтами. Есенин ездил в Петергоф, Детское Село (так тогда называлось Царское Село, город Пушкин), где с неизменным успехом читал свои произведения, он был замечательным чтецом. Дважды поэт побывал в Сестрорецке, об этом он сообщает в письме В. В. Казину от 28 июня 1924 года: «<…> Был в Сестрорецке и уверен, что тебе понравится <…>. С комнатой устроить очень легко и жить будет куда дешевле Москвы <…>»10. Таким образом, можно сделать вывод, что Есенин предполагал снять жильё в этом городе…

В 1924 году в Ленинграде Есениным была создана «Поэма о 36». Тогда же, в пятом номере недавно появившегося в Ленинграде нового журнала «Звезда» (редакция помещалась на Невском пр., 28; теперь это здание известно как «Дом книги»), была опубликована очень колоритная и наполненная духом города есенинская «Песнь о великом походе» (была написана в июне-июле), «петербургская», как пушкинский «Медный всадник». Кстати, в поэме нашли отражение и те месяцы, когда поэт служил санитаром в царскосельском Фёдоровском городке.

Обложка книги С. А. Есенина «Песнь о великом походе». 1925 г.Обложка книги С. А. Есенина «Песнь о великом походе». 1925 г.

Великий поход – так называет поэт революционный подъём народных масс. В поэме сам город выступил на первый план и стал началом идеи и сюжета произведения. Начинается сказ с Петра Великого, а затем следуют события Гражданской войны и интервенции. В поэме звучит голос народа, обращённый к Петру. Между второй и первой частью «Песни…» у Есенина проходит 200 лет (у Пушкина в «Медном всаднике» – 100 лет): «Через двести лет // В снеговой Октябрь, // Затряслась Нева, // Подымая рябь <…>».

Торжество «Питера» (так Есенин называет город и в письмах) прозвучало в «Песне о великом походе». «Питер-град» проходит рефреном через всю поэму: «Строит Питер-град // На немецкий лад <…>» (О Петре I); «<…> Кто ж теперь блюсти // Будет Питер-град? // Средь туманов сих // И цепных болот // Снится сгибший мне // Трудовой народ. // Слышу, голос мне // По ночам звенит, // Что на их костях // Лёг тугой гранит <..>» (от лица Петра I, обращающегося к ближайшему советнику, генералу и адмиралу Лефорту); «<…> Ай да вольный люд! Ай да Питер-град! // От полуночи // До синя утра // Над Невой твоей // Бродит тень Петра, // Грозно хмурится // На кумачный цвет // В наших улицах»; «<…> Ай да славный люд! Ай да Питер-град! <…>»; «Вдруг над Питером // Слышен новый гуд…»;  «Как под  Питером <…>»; «Вот и кончен бой, //Тот, кто жив, тот рад <…>»11.

И, наконец, ключевые строки: «Этот город наш, // Потому и тут // Только может жить // Лишь рабочий люд».

В том же 1924 году в одном из есенинских стихотворений появится ещё один городской топоним – Лигово, относящееся ныне к Красносельскому району Петербурга: «<…> Там под Лиговом // Страшный бой кипит <…>».

Через год, в 1925-м, последнем году жизни, в стихотворении о Петрограде и Октябре под названием «Воспоминание» Есенин, позаимствовав у Пушкина строку из первой части поэмы «Медный всадник», скажет: «Теперь Октябрь не тот, // Не тот Октябрь теперь. // В стране, где свищет непогода, // Ревел и выл // Октябрь, как зверь, // Октябрь семнадцатого года. // Я помню жуткий // Снежный день. // Его я видел мутным взглядом. // Железная витала тень // «Над омрачённым Петроградом» <…> // И началось… // Метнулись взоры, // Войной гражданскою горя, // И дымом пушечным с «Авроры» // Взошла железная заря <…>»…

С. А. Есенин. 1925 г.С. А. Есенин. 1925 г.

Стремясь в корне изменить свою жизнь, начать новый этап творчества, С. А. Есенин 23 декабря 1925 года опять приезжает в Ленинград, «бежит, навек простясь с богемой», в город своего первого поэтического триумфа, на сей раз из Москвы, забыв о том, что два года назад написал такие строки: «<…> На московских изогнутых улицах // Умереть, знать, судил мне бог» (вскоре Есенин отправится в свой последний путь из Ленинграда в Москву).

Гибель Сергея Александровича Есенина через несколько дней после приезда в Ленинград в конце декабря 1925 года до сих пор остаётся трагической страницей истории нашего города. Исследования последних лет наводят на мысль, что С. А. Есенин погиб в ближайшем отделении милиции, где его просто избили, а имитация самоубийства в «Англетере» – это всего лишь часть операции по заметанию следов уголовного преступления, совершённого должностными лицами правоохранительных органов.

Таким образом, получается, что Есенин в гостинице вообще не жил, его фамилии нет в списке жильцов в тот период, когда в ней будто бы обнаружили висящий на трубе парового отопления его труп. К тому же вспомним, что значило тогда получить номер в гостинице. Каждый поселившийся регистрировался, записывались данные его паспорта. Органы за этим строго следили. К тому же никто из персонала гостиницы и проживавших там гостей Есенина в эти дни не видел. А все «свидетели», которые потом давали показания об общении с поэтом в его номере в «Англетере», были тайными агентами ГПУ12

Кстати, «Англетер» в 1925 году и гостиницей в полном смысле этого слова не был, а использовался как общежитие для тех же сотрудников ГПУ и ведомственная гостиница для командированных. Это и позволяло устроить инсценировку самоубийства поэта именно здесь, благо следственный дом ГПУ находился напротив, на пр. Майорова (ныне Вознесенский), 8/23, в здании бывшего гранд-отеля «Париж».

Получается, что памятная мемориальная доска, посвящённая поэту, установленная в 1994 году на фасаде якобы «Англетера» (ул. Малая Морская, 24) с обтекаемой формулировкой: «В бывшей гостинице «Англетер» 28 декабря 1925 года трагически оборвалась жизнь поэта Сергея Есенина», – фикция, и подлинное здание гостиницы было снесено более тридцати лет назад…

Хочу напомнить читателям, что в конце 1980-х – начале 1990-х годов группой энтузиастов и исследователей жизни и творчества С. А. Есенина, в частности, поэтом-фронтовиком Э. М. Дубровиной и художником, архитектором, историком искусства, лауреатом Анциферовской премии В. Г. Исаченко был собран бесценный материал для будущего музея поэта на Литейном, 33. Исаченко, в частности, выполнил тогда обмерные чертежи и разработал концепцию экспозиции музея, включив в его состав соседнюю квартиру, имеющую общий тамбур с есенинской (№ 2). Тогда жильцы обеих квартир очень доброжелательно отнеслись к этим планам. Решение о музее Есенина было принято Ленгорисполкомом, но в декабре 1991 года произошёл распад СССР, и распоряжение с конкретным регистрационным номером было сдано в архив.

Мемориальная доска, посвящённая С. А. Есенину, на фасаде дома 33 по Литейному проспекту
Мемориальная доска, посвящённая С. А. Есенину, на фасаде дома 33 по Литейному проспекту
Источник фото: twitter.com/sandrauniman

Хочется надеяться, что в нашем городе, так много значившем для поэта, всё же появится его музей. Иметь его у нас тем более необходимо, что в стране существует довольно много различных музеев Есенина, причём даже в местах, где он бывал лишь наездами, останавливался только на несколько дней.

Считаю, что сегодня Сергей Александрович Есенин заслуживает большего уважения со стороны петербуржцев.

Примечания:

  1. Горький, М. Собрание сочинений в тридцати томах. / М. Горький / Т. 29. – М.: Гослитиздат, 1955. – С. 458-459.
  2. Исаченко, В. Г. Русские литераторы: размышление в стихах. / В. Г. Исаченко / Коломенские чтения–2015. Сб. статей. – СПб.: Лики России, 2016. – С.88-92.
  3. Есенин С. А. Собрание сочинений в 5 т. / С. А. Есенин / Т. 5.  – М.: Гослитиздат, 1961–1962. – С. 243.
  4. Есенин С. А. Собрание сочинений в 5 т. / С. А. Есенин /. Т. 5. – М.: Гослитиздат, 1961–1962. – С. 245.
  5. Сергей Есенин. Проблемы творчества.  Сб. статей. / Сост. П. Ф.   Юшин. – М.: Современник, 1978. – С. 38.
  6. Дитц, В. Ф. Есенин в Петрограде – Ленинграде. / В. Ф. Дитц / – Л.: Лениздат, 1990. – (Выдающиеся деятели науки и культуры в Петербурге-Петрограде-Ленинграде). – С. 128-129.
  7. Есенин С. А. Собрание сочинений в 5 т. / С. А. Есенин / Т. 2. – М.: Гослитиздат, 1961–1962. – С. 40.
  8. Есенин С. А. Собрание сочинений в 5 т. / С. А. Есенин. – М.: Гослитиздат, 1961–1962.
  9. Есенин С. А. Собрание сочинений в 5 т. / С. А. Есенин / Т. 5. Автобиографии, статьи, письма. – М.: Гослитиздат, 1961–1962. – С. 174.
  10. Есенин С. А. Собрание сочинений в 5 т. / С. А. Есенин / Т. 5. Автобиографии, статьи, письма – М.: Гослитиздат, 1961–1962. – С. 176.
  11. Есенин С. А. Собрание сочинений в 5 т. / С. А. Есенин. – М.: Гослитиздат, 1961–1962.
  12. Астафьев, Н. Трагедия в «Англетере»: действующие лица и исполнители. / Н. Астафьев. // Невский Альманах. – 2015. – № 3 (82)
Оцените материал
(8 голосов)
Последнее изменение Четверг, 23 апреля 2020 15:43
Надежда Валерьевна Гаврис

Сотрудник библиотеки «На Стремянной» СПб ГБУК «МЦБС им. М.Ю. Лермонтова», экскурсовод, автор цикла экскурсий «Вокруг Дворцовой слободы» и одноимённого путеводителя, участница краеведческих передач на радио «Петербург», лауреат Международного литературного конкурса «Двое» памяти Д.С. и З.Н. Мережковских 2015 г., дипломант конкурса «Серебряный голубь России» 2016 г. 

62 комментарии

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.