Знаменитый и забытый: зодчий-новатор Роман Иванович Кузьмин - Электронный журнал «Петербургские прогулки»

Login to your account

Username *
Password *
Remember Me

Create an account

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Name *
Username *
Password *
Verify password *
Email *
Verify email *
Captcha *
Reload Captcha

Знаменитый и забытый: зодчий-новатор Роман Иванович Кузьмин

Избранное
М. И. Скотти. «Портрет архитектора Романа Кузьмина» (фрагмент) М. И. Скотти. «Портрет архитектора Романа Кузьмина» (фрагмент)

К 210-летию со дня рождения

В 2021 году исполняется 210 лет со дня рождения выдающегося отечественного архитектора середины XIX века, автора крупных общественных зданий, художника, археолога, исследователя зодчества, реставратора, педагога Романа Ивановича Кузьмина (1811-1867). Среди многочисленных построек по его проектам – доходные дома, загородные дачи, храмы и часовни. Несмотря на то, что карьера зодчего складывалась удачно, и он был высоко оценён современниками, в ХХ веке его имя было почти забыто.

В этом очерке мне хотелось бы напомнить о вкладе Р. И. Кузьмина в историю города на Неве и пригородов, в их архитектурный облик. Я работаю в библиотеке «На Стремянной» и каждый день прохожу по одноименной улице. Дом № 5 – здание моего любимого зодчего. Это бывший доходный дом О. В. Барановой, построен в стиле эклектики в 1850 году. Все окна на фасаде – прямоугольные, только проездная арка обрамлена мощными пилонами, напоминающими о Риме, Возрождении. Что касается декора наличников, то они простые, профилированные, имеют объём. Восхищают и два балкона, расположенные симметрично. А брандмауэр украшен накладными рамами (филёнками), которые словно предназначены для картин. На мой взгляд, это оригинальный способ украшения брандмауэра.

Доходный дом О. В. Барановой на Стремянной, 5

Но обо всём по порядку. Постараюсь очертить жизненный и творческий путь героя статьи.

Жизнь и творчество

Роман Иванович Кузьмин родился в городе Николаеве Херсонской губернии (тогда губернии Российской империи) в 1811 году. По окончании в 1826 году Николаевского артиллерийского училища Кузьмин отправился в Санкт-Петербург для обучения в Академии художеств на средства Черноморского департамента. Через шесть лет, в 1832 году, талантливый воспитанник был награждён золотой медалью второй степени за проект семинарии, а также ему было присвоено звание художника 14-го класса. Оставленный при Академии художеств «для усовершенствования в архитектурных художествах» он успешно выполнил программу опять-таки на золотую медаль, уже большую.

Об учебе за границей

За выпускной «Проект здания для жительства богатого помещика в его имении» Кузьмин был награждён Обществом поощрения художников золотой медалью первого достоинства. За получение этой высокой награды ему была предоставлена возможность обучения за границей. Так как Черноморское ведомство продолжало выделять средства на обучение, то настаивало на поездке в Голландию, желая впоследствии получить для себя специалиста по сооружению шлюзов, каналов и прочего. Однако Академия художеств предпочла отправить выпускника в Турцию, Грецию, Италию. Кстати, половина расходов на стажировку Кузьмина за границей поступала и из Кабинета Его Императорского Величества. Можно сделать вывод, что, выделяя денежные средства, император Николай I также рассчитывал на будущую работу молодого зодчего и следил за его успехами.

В Турции Константинополь и Софийский собор произвели на пенсионера большое впечатление. В Греции Р. И. Кузьмин одним из первых русских зодчих исследовал памятники античности: делал обмеры и проекты реставрации. Результатом работы стал увраж «Храм Ники Аптерос на Афинском акрополе», изданный в Риме в 1837 году (сам храм тогда представлял собой руины). За этот проект реставрации Николай I подарил своему пенсионеру бриллиантовый перстень.

Большое значение для дальнейшего творчества Кузьмина имело его знакомство с византийскими архитектурой и искусством, их глубокое изучение. Каноны классицизма в то время себя изживали. Зодчий также делал зарисовки и обмеры нескольких греческих средневековых храмов в Афинах и Нафилионе. В Италии Кузьмин изучал древнеримские памятники.

Вместо положенных трёх Кузьмин пробыл за границей около семи лет, из них четыре года в Италии. Одним из итогов его работы стали чертежи по реставрации античного форума Траяна (1840 год). За этот проект архитектору было присвоено звание академика, а на его обмерах памятника потом училось не одно поколение воспитанников Академии художеств. В 1841 году за проект медико-хирургической академии зодчий был удостоен почётного звания профессора.

О работе

Тогда же Роман Иванович получил место архитектора Гофинтендантской конторы в Министерстве императорского двора. Это ведомство стало его основным местом службы (Кузьмин завершил карьеру в должности старшего архитектора). В первые годы работы Кузьмин заведовал «строительной частью» Таврического и Летнего дворцов, Адмиралтейской и Кленовой аллеями, домиком Петра I, Летним садом и комплексом домов Гофинтендантской конторы на углу Фонтанки и Большой Невы. В 1845 году Кузьмину были поручены Елагиноостровский дворец, «Петергофские иллюминационные строения», Дворцовый запасной дом (Дворцовая набережная) и комплекс строений по Воскресенскому проспекту и Шпалерной улице. Обязанностями Кузьмина были составление проектов и смет по ремонтным работам, перестройки и новое строительство, наблюдение за производством работ. В том же году Кузьмин был приглашён архитектором К. А. Тоном замещать его в периоды отсутствия в архитектурном классе Академии художеств. Роман Иванович безвозмездно вёл занятия с учениками, принимал экзамены и присутствовал в Совете академии на протяжении нескольких лет. Как один из опытных практиков, Кузьмин часто выступал в качестве эксперта на стадии проектирования или в случаях предаварийной ситуации на стройке. В 1854 году архитектор осуществлял общий надзор за строительной частью дворцов, за исключением зданий Зимнего и пригородных дворцов.

А теперь поговорим о постройках Р. И. Кузьмина в нашем городе.

Постройки в Санкт-Петербурге

Одним из первых зданий зодчего (1842 год) был трёхэтажный дом с флигелями, возведённый на участке, принадлежавшем жене купца Штрома по адресу: Невский пр., 67. В 1883 году по проекту архитектора В. В. Виндельбандта кузьминское сооружение было надстроено до пяти этажей, а в 1915-1916 годы – капитально перестроено архитекторами И. П. Володихиным, В. И. Шене и А. А. Максимовым (модерн). С 1910-х годов здесь работал кинематограф «Сатурн», а в 1935 году на его месте открылся кинотеатр «Художественный», принимающий зрителей до сих пор.

Первыми же работами Гофинтендантской конторы и, соответственно, Р. И. Кузьмина как её архитектора, были проектирование и возведение дома придворного духовенства на Шпалерной ул., 52 (1842 год), нового придворно-служительского дома на Сергиевской (ныне ул. Чайковского, 2, 1843-1847 годы), а также перестройка дома на Шпалерной ул., 35 (1843-1844). В эпоху эклектики в России Кузьмин в своих проектах совмещал разнообразие художественных форм прошлого, интерпретируя исторические прообразы. Дошедшие до наших дней и утраченные здания зодчего были построены в формах эклектики с обращением к романскому и византийскому стилям, готике, ренессансу, барокко, рококо. При проектировании Кузьмин всегда ставил на первое место создание ясного архитектурного образа будущей постройки. Он не перегружал фасады и интерьеры излишним декором (вспомним уже упомянутый дом на Стремянной).

Придворно-служительский дом на ул. Чайковского, 2


Отметим архитектурные особенности вышеперечисленных зданий Р. И. Кузьмина, в частности комплекса жилых домов Придворного ведомства и дома Придворного духовенства на Шпалерной, 52. Этот комплекс — яркий пример архитектурного ансамбля эпохи классицизма. Он занимает прямоугольный участок, ограниченный улицами Захарьевской, Шпалерной, проспектом Чернышевского.

Новый придворно-служительский дом на ул. Чайковского, 2 авторства Р. И. Кузьмина был построен на пустопорожнем месте в 1843-1844 годах в формах эклектики с обращением к ренессансу. Дом создавался для придворных служителей – от истопника до смотрителя дворца. На каждые четыре квартиры была предусмотрена одна кухня. Все квартиры выходили в коридоры. Этажи были спроектированы зодчим на сводчатых перекрытиях (после пожара 1837 года император Николай I заботился о противопожарной безопасности в зданиях Министерства Двора). Два нижних были предназначены для семейных (там и были квартиры), два верхних этажа – для холостых. Там были так называемые «казармы». Офицеры здесь не жили, так как здание принадлежало ведомству Двора до революции. Дом, кстати, никогда не перестраивался.

Дом Придворного духовенства (правая часть) на Шпалерной, 52


Ещё одно здание, построенное в 1840-е годы по проекту Р. И. Кузьмина, также находится на ул. Чайковского (бывшей Сергиевской). Это дом № 30 – бывший особняк с зимним садом князя
Л. В. Кочубея, сына министра внутренних дел В. П. Кочубея, также в формах эклектики с обращением к ренессансу. Своим обликом здание напоминает итальянские палаццо эпохи Возрождения.
После ссоры с заказчиком Л. В. Кочубей обратился к архитектору Г. А. Боссе завершить начатые в 1844-1845 годы работы.

Особняк Л. В. Кочубея на ул. Чайковского, 30


Таким образом мы видим дом, фасад которого принадлежит авторству Р. И. Кузьмина (в то время профессора Академии художеств), а внутренняя отделка (1845-1846 годы) создана по проекту Боссе. Хотя, думаю, от неё мало что сохранилось: Л. Н. Бенуа в 1883-1884 годах изменил облик интерьеров (эклектика с обращением к рококо), когда особняк уже принадлежал промышленнику Ю. С. Нечаеву-Мальцеву. Фасад дома украшают широкие арочные окна, рустованная стена, придающая устойчивость зданию, мощный ренессансный карниз.

Выше я отмечала, что Р. И. Кузьмин в первые годы службы заведовал, в том числе, и Домиком Петра I (Петровская наб., 6). Напомню, что изначально Домик был срублен из обтёсанных сосновых брёвен солдатами-плотниками за три дня с 24 по 26 мая 1703 года. Через двадцать лет, в 1723 году, Д. Трезини возвёл над Домиком деревянный футляр. В 1784 году его заменили каменным футляром-галереей, который в 1844 году Р. И. Кузьмин перестроил в каменный шатёр с застеклёнными арками под железной крышей, сохранившейся поныне. Замечу, что новое здание архитектор возвёл точно в границах старой галереи, продолжив сложившуюся традицию бережного отношения к петровскому мемориалу. Он лишь незначительно изменил пролёты арок на продольных фасадах, что было вызвано необходимостью увеличить дверные проёмы в футляре (сегодня, кстати, внутри футляра Домика, имеющего статус музея, хранится лодка-верейка).

Каменный футляр Домика Петра


А теперь продолжим наше знакомство с петербургскими постройками Р. И. Кузьмина. Следующий по хронологии адрес – тоже набережная, но уже канала Грибоедова, 11/ Малая Конюшенная ул., 6 / Чебоксарский пер., 1. Это здание бывшего Главного Придворного госпиталя.

Каменные корпуса госпиталя на участке между Малой Конюшенной улицей и набережной Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова) были построены по проекту Кузьмина в 1846-1857 годах. До конца 1880-х годов госпиталь официально назывался «Придворно-конюшенным». В 1888 году он был переименован в «Санкт-Петербургский госпиталь дворцового ведомства» и передан в ведение Главного Дворцового Управления. В этот же период с целью расширения госпитальных помещений здание в Чебоксарском переулке перестраивали архитекторы В. П. Самохвалов и Н. А. Горностаев (1888-1891 годы).

Госпиталь предназначался для лечения чинов всех учреждений Министерства Императорского двора, включая чинов великокняжеских домов. Большая роль отводилась хирургической службе. После революции 1917 года госпиталь продолжал работу как городская больница. В 1919 году ей было присвоено имя Софьи Перовской. В дни блокады больница обслужила 6 000 рабочих, строивших оборонительные сооружения вокруг города. В 2006 году больница закрылась, а в 2010-м в здании открылся Международный медицинский центр.

Следующий адрес в нашем маршруте – это 1-я Красноармейская ул., 3-5 (быв. 1-я рота Измайловского полка – комплекс жилых домов Тарасовых (1858-1859 – годы постройки). У комплекса три автора – архитекторы Р. И. Кузьмин, А. И. Ланге, К. К. Андерсон (ЦГИА СПб. Фонд 513. Опись 102. Дело 5760).

Доходный дом Т. Тарасовой на 1-й Красноармейской ул., 3-5
 

Первый проект был составлен в 1854 году К. К. Андерсоном; через год, в 1855 году, уже Р. И. Кузьмин составил новый проект фасада, который в деталях (согласно Генеральному плану фасада) отличается от осуществлённого (например, мы видим треугольный, а не лучковый фронтон в центре), но общая идея Романа Ивановича Кузьмина была воплощена. Перед нами великолепное здание в формах эклектики с обращением к барокко, напоминающее архитектурные шедевры Растрелли.

Замечу, что строительство дома задержалось. Оно началось только через три года, в 1858 году, под руководством архитектора А. И. Ланге, академика и профессора Академии художеств. Август Иванович принял за основу план Р. И. Кузьмина, но предусмотрел расширение дома в сторону нынешнего Державинского переулка. Кроме того, посередине дворов должны были быть построены здания служб. Однако, судя по более поздним чертежам в деле, эти дополнения не были осуществлены, и очертания плана построенного дома практически соответствуют проекту Р. И. Кузьмина. Ланге лишь немного изменил фасад. Виду внутреннего двора придаёт выразительность полукруглый фронтон на коротком фасаде. В проекте Р. И. Кузьмина фронтона не было. Эта деталь дворового фасада появилась в 1869 году (архитектор Н. А. Газельмейер).

В том же 1858 году, и тоже в формах эклектики с обращением ко «второму барокко» было построено одно из программных произведений Р. И. Кузьмина и один из самых значительных доходных домов Петербурга, большое трёхэтажное здание, имеющее тройной адрес: Конногвардейский бульвар, 17/ Галерная ул., 20 / Замятин пер., 4. Дом был отмечен Парижской академией искусств (Петров, П. Н. Архитекторы из Черноморских пансионеров // Зодчий. – 1875. – № 6. – С. 79-80). Впервые в Санкт-Петербурге здание было завершено мансардным этажом. Фасады дома Утина служили образцом целому поколению зодчих середины XIX века.


Доходный дом Утина на Конногвардейском бульваре, 17


Парадный фасад, выходящий на Конногвардейский бульвар, обильно декорирован. Скульптурные украшения выполнены по моделям Д. И. Иенсена (вспомним также его многочисленные скульптуры на фасаде сюзоровского здания Санкт-Петербургского общества взаимного кредита на канале Грибоедова, 13). На третьем этаже расположено 13 балконов, каждый из которых поддерживается двумя путти.
Стоит рассказать и о владельце этого нарядного дома на Конногвардейском, 17 – петербургском купце Исааке Осиповиче Утине (настоящая фамилия Утевский), начинавшим свою карьеру в Гомеле, принявшим православие. Это был наследник миллионного состояния и глава огромной компании, торговавшей вином на всей территории России.

Одним из источников прибыли, организованных И. О. Утиным, стал рассматриваемый доходный дом. Летом 1859 года в Департамент проектов и смет было подано прошение, подписанное архитектором
Р. И. Кузьминым и купцом И. О. Утиным: «усматривая недостаточность в доме помещения для прислуги и в видах придания кровле здания характера, более соответствующего общему стилю фасада» построить вместо чердака жилую мансарду. В Петербурге в то время мансард не строили, и прошение рассматривал сам император Александр II. Высочайшее разрешение было получено, и новаторский кузьминский проект был реализован. Квартиры утинского доходного дома были роскошны, о них даже писали в прессе. Сам же владелец дома жил скромнее, снимая квартиру неподалёку.

Интересно, что до сих пор живы потомки И. О. Утина. А в доме на Конногвардейском, где большая часть интерьеров переделана, до наших дней сохранились отдельные помещения, по которым можно представить, какое тут раньше было великолепие. На одном из этажей есть потрясающий большой зал, украшенный резьбой и позолотой.

Из выдающихся жильцов дома отмечу историка М. М. Стасюлевича (1860-е, 1890-1911 годы); учёного механика, почётного члена Петербургской Академии наук И. А. Вышнеградского (1892-1895 годы); военного инженера А. В. Бурхановского (1910-1912 годы) и гражданского инженера М. М. Перетятковича (те же 1910-е годы). В начале ХХ века в здании находились Японское консульство (1903 год) и Миссия Нидерландов (1916 год).

Следующий объект в нашем маршруте, к сожалению, утрачен, на его месте возвышается концертный зал «Октябрьский». Но здание, о котором пойдёт речь ниже, являлось знаковым и для нашего города, и для творчества архитектора Р. И. Кузьмина. Это Греческая (Посольская) церковь Святого великомученика Димитрия Солунского (современный адрес – Лиговский пр., 6/ Греческий пр., 4), кстати, единственная греческая церковь в Петербурге. (Вспомним, что зодчий долгое время проживал в Греции). Кроме храма Р. И. Кузьмин построил в том же стиле одноэтажный каменный дом причта.

Греческая (Посольская) церковь Святого великомученика Димитрия Солунского на Греческой площади
(снесена в 1962 г. для постройки концертного зала «Октябрьский»). 
 

Одноглавый же храм с низким сферическим куполом, с гранёными ветвями креста, со звонницей над притвором, напоминал памятники средневековой Греции. Привнесение в проект романских элементов отвечало духу эклектики, в формах которой (с обращением к «подлинно византийскому стилю») храм и был построен в 1861-1865 годах (при участии архитектора Ф. Б. Нагеля) на средства грека-предпринимателя Д. Е. Бенардаки для нужд греческой общины Петербурга, с деятельностью которой связана история этого участка. Постоянная греческая церковь была заложена митрополитом Исидором на Летней Конной площади (ныне Греческая) в 1861 году и завершена в 1864 году, освящена через год.

В сооружении храма использовались конструктивные приёмы и декоративные мотивы византийской архитектуры VI–XI веков: пологий главный купол и боковые полукупола. Также характерными для византийской архитектуры были и аркады, придававшие церкви очень живописный вид.

Здание храма имело хорошую акустику, оригинально продуманное освещение. Со стороны восточного фасада были возведены пристройки для диаконника и ризницы, к западной апсиде примыкал притвор с возвышающейся звонницей. В подвальном этаже были устроены отопительные пневматические печи. По примеру греческих церквей под куполом вместо паникадила был укреплён обруч (хорос) для свечей, изготовленный из оксидированного серебра. Интерьер был отделан красным мрамором, пол – белым. Роспись и орнаментику церкви (восковыми красками) по византийским образцам исполнили художники
П. М. Шамшин и К. Л. Брамсон. Живописные изображения были расположены ярусами, все надписи выполнены на греческом языке. Росписи южной апсиды и купола были посвящены Христу, северной – Богоматери. Алтарную апсиду украшала «Тайная вечеря». Резной иконостас орехового дерева имел два яруса, образа писаны маслом по золотому фону. Царские врата украшала сцена Благовещения, северные двери – изображение архангела Гавриила, южные – святого Стефана первомученика. В нижнем приделе, устроенном для совершения панихид, размещалась усыпальница семьи Бенардаки.

Храм, кстати, первый в Петербурге в «археологическом» византийском стиле, произвёл огромное впечатление на современников. Он стал прототипом для многих других церквей, возводившихся по всей России в этом популярном с 70-х годов XIX века архитектурном направлении.

В 1886 году архитектор К. С. Афанасьев провёл реставрационный ремонт, и тогда же эрмитажный реставратор Н. А. Сидоров обновил росписи. Хотя в 1907 году греки получили разрешение на возведение в столице своего собора, им они не воспользовались, продолжая молиться в храме на Лиговке до его закрытия летом 1938 года. Во время Великой Отечественной войны фашистская авиабомба, пробив главный купол, врезалась в мраморный пол, но чудом не взорвалась.

Полуразрушенный храм простоял до 1962 года. Именно в том году он был уничтожен в связи со строительством на этом месте уже упомянутого БКЗ «Октябрьский». Как писал И. А. Бродский («Остановка в пустыне»), «теперь так мало греков в Ленинграде, / что мы сломали Греческую церковь, / дабы построить на свободном месте /Концертный зал <...>».

В 1997 году была предпринята ничем не закончившаяся попытка получить разрешение на строительство рядом с местом храма Димитриевской часовни по проекту архитектора В. В. Зайцева. Весной 2003 года благодаря российским грекам – меценатам на Греческой площади в Санкт-Петербурге был установлен памятник министру иностранных дел Российской Империи и выдающемуся деятелю греческого освободительного движения – Иоаннису Каподистрия. Через десять лет в память о том, что ранее на месте БКЗ «Октябрьский» стояла церковь Димитрия Солунского, на Греческой площади был установлен самовольный поклонный крест, который власти боятся убрать, так как демонтаж может повлечь конфликт на религиозной почве.

Последней из работ Р. И. Кузьмина в Петербурге было ещё одно утраченное культовое сооружение – часовня Святого благоверного князя Александра Невского (1866-1867 годы) у ограды Летнего сада (Дворцовая наб., 2), на месте покушения Д. В. Каракозова на Александра II, в память о спасении императора. Архитектурные формы часовни близки к неоренессансу и классицизму, в декоре использованы барочные элементы. Постройка была выдержана в строгом стиле, соответствующем ограде Летнего сада. Выбор Кузьминым исторических прототипов (другие архитекторы предлагали построить здание в русском стиле) позволил удачно вписать здание в одну из самых красивых набережных Невы. В часовне находился большой мозаичный образ благоверного князя Александра Невского, выполненный Т. А. Неффом. Позднее часовня была приписана к собору Воскресения Христова.


Дворцовая набережная у Летнего сада (1866-1867 гг).Часовня Александра Невского (не сохранилась). Фото С. М. Прокудина-Горского


Вскоре после Октябрьской революции часовня была закрыта. В 1925 году через неё сделали проход в Летний сад, а в 1930 году снесли как «антихудожественную», хотя ведь она никому не мешала и не занимала часть пешеходной зоны вдоль ограды сада.

В 1932 году на решётке Летнего сада появилась памятная доска, напоминающая о покушении террориста Каракозова, которую убрали в начале 1990-х годов. Мне кажется, напрасно, ведь не демонтируют же с фасада Эрмитажа табличку о революционных событиях 25 октября 1917 года, правомерность которых сегодня тоже расценивается неоднозначно. Кстати, в честь того же события – чудесного спасения царя, и в те же годы в центре Гатчины, напротив городского госпиталя по проекту Кузьмина была построена каменная шатровая часовня во имя преподобных Иосифа, Георгия и Зосимы, также не сохранившаяся.

Занимался Роман Иванович Кузьмин и перестройками, отделкой ряда домов, в частности, на Английской наб., 12, Большой Морской ул., 45.

Трёхэтажный особняк на Английской наб., 12, на фасаде которого часто развевается трёхцветный флаг Королевства Нидерландов, был построен ещё в XVIII веке (автор не установлен). В 1845 году дом надстраивает архитектор И. Д. Корсини, а в 1850-е годы перестраивает Р. И. Кузьмин. Главное украшение особняка – межоконные лопатки и балконы с коваными решётками. Неудивительно, что перестройка и отделка (до нашего времени сохранились, правда, немногие уцелевшие детали былого убранства – лепнина, камины, двери, деревянные панели) были поручены герою моего очерка, так как в 1855 году владельцем здания стал купец первой гильдии И. О. Утин (1812-1876). Он уже знаком нам по огромному угловому дому – палаццо, построенному по проекту Кузьмина, на Галерной, 20 / Конногвардейском бульваре, 17. Вспомним, что там находилась Миссия Нидерландов, правда, в 1910-е годы.

На Большой Морской, 45, в бывшем особняке княгини В. Ф. Гагариной, где ныне располагается Дом композиторов, Р. И. Кузьмин в 1840-е годы занимался переделкой интерьеров. Эту работу уже после смерти учителя, в 1873 году, продолжил один из его учеников, архитектор И. В. Штром.

А теперь подробней остановимся на постройках Р. И. Кузьмина в Санкт-Петербургской губернии – нынешней Ленинградской области, её городах.

Постройки в Ленинградской области

В 1840-е годы Р. И. Кузьмин разработал генплан Гатчины, также здесь по заказу Николая I он выполнил проект перестройки и отделки Большого дворца (архитекторы А. Ринальди и В. Бренна), в частности, его боковых корпусов. В них впоследствии, в соответствии с замыслом зодчего, появились новые парадные и жилые комфортабельные помещения для царской семьи. Благодаря Кузьмину в одном из боковых корпусов появился ещё один дворец. В Арсенальном каре архитектор применил разные системы отопления: камины и голландские печи. Он создал удобные помещения, проявив незаурядное мастерство. Интерьеры каре были выполнены в формах эклектики (историзма) с обращением к готике, рококо, классицизму. Разнообразие этого убранства можно увидеть в серии акварелей художника Э. Гау, созданных в 1870-е -1880-е годы.

Замечу, что при перестройке Гатчинского дворца Р. И. Кузьмин проявил и новаторство. В частности, кроме традиционного известняка, гранита и мрамора он использовал пустотелые глиняные кирпичи – «горшки».

По проекту Р. И. Кузьмина был также выполнен пьедестал для памятника Павлу I; построен главный гатчинский православный храм во имя Святого Апостола Павла (Ленинградская обл., г. Гатчина, Соборная ул., 26). Место для него было выбрано императором Николаем I как центр новых кварталов в восточной части города. Величественный квадратный в плане храм является прекрасным образцом направления русского стиля, родоначальником которого был архитектор К. А. Тон.

Гатчинский православный храм во имя Святого Апостола Павла 


Храм спроектирован стилистически близко к соборам Петергофа и Царского Села, построенным Тоном, и особенно ценен после их утраты в 30-е годы ХХ века. Национальные истоки русского зодчества проявились как в конструкции, так и в декоре. Кузьмин широко использовал элементы, свойственные другим стилям и эпохам. Благодаря резному иконостасу из кипариса интерьер напоминает византийские храмы. Замечу, что императору Николаю I были представлены и проекты других архитекторов, но он выбрал именно кузьминский. В 1852 году император повелел «за перестройку двух флигелей Гатчинского дворца и за сооружение в Гатчине Собора» наградить Р. И. Кузьмина «орденом Владимира 4 степени и единовременно выдать 10 тысяч рублей серебром…». Подчеркну, что Павловский собор в Гатчине был первым культовым сооружением в архитектурной практике Р. И. Кузьмина (1846-1852 годы).

Примером исторического ретроспективизма служила несохранившаяся церковь Покрова Пресвятой Богородицы над могилой княгини М. И. Кочубей в Троице-Сергиевой пустыни (в Стрельне). За основу проекта этого храма Р. И. Кузьмин взял эскиз французского архитектора Г. Горо (завершил строительство и отделку церкви Боссе). Образцом для храма был выбран флорентийский собор Санта-Мария-дель-Фьоре. Об инкрустации фасадов флорентийского собора цветным мрамором напоминал геометрический узор, выложенный серым шотландским камнем на краснокирпичных стенах Покровской церкви.

В те же 1850-е годы Р. И. Кузьмин расширил двумя приделами кронштадтский Андреевский собор и сделал для него проект трёх иконостасов. После разборки северного и южного портиков на их месте к зданию были пристроены боковые объёмы, что сделало его крестообразным в плане и увеличило площадь. Вместо скромного иконостаса по проекту А. Д. Захарова Кузьмин спроектировал новый – многоярусный и богато украшенный резьбой.

Греческая церковь во имя святого Димитрия Солунского в Петербурге, Армянская в Южной Армении, русская в Афинах, православная в Париже (собор во имя благоверного князя Александра Невского на улице Дарю), за создание которой архитектор был выбран в члены-корреспонденты Парижской Академии искусств, – были построены позднее. В проекте Русской церкви (посольской) в Париже (1859-1861, совместно с И. В. Штромом) удачно объединены русские и западноевропейские формы. Архитектором была взята за основу византийская крестово-купольная конструкция, а завершена церковь пятью шатрами с маковками – наиболее узнаваемыми чертами древнерусской архитектуры. Храм органично вписался в парижский архитектурный ландшафт.

В заключение очерка хочется отметить, что Роман Иванович Кузьмин тонко чувствовал стиль, он внёс огромный вклад в архитектуру и благоустройство Санкт-Петербурга, где, наряду с Гатчиной, прожил всю свою сознательную жизнь. У архитектора было много учеников, под его руководством начинали творческий путь впоследствии известные петербургские зодчие Э. И. Жибер, Н. П. Гребёнка, М. И. Эппингер, Г. Ф. Гросс, А. К. Кольман и упомянутый И. В. Штром. Архитектурный облик города на Неве – это и заслуга Р. И. Кузьмина и его учеников.

Литература:
1. РГИА. Ф. 218, 469, 470, 472, 486, 491, 789, 796, 797.
2. ЦГИА СПб. Ф. 513.
3. ЦГА ВМФ. Ф. 84, 326, 1096.
4. Кузьмин Роман Иванович (1811-1867) // Зодчие Санкт-Петербурга. XIX – начало ХХ века / Сост. В. Г. Исаченко; ред. Ю. Артемьева, С. Прохватилова. – СПб.: Лениздат, 1998. – С. 1005-1006.
5. Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни Санкт-Петербурга. – СПб., 2003. – С. 54, 87-88, 393.
6. Лазаревский И. И. Кузьмин, Роман Иванович // Русский биографический словарь: в 25 томах. – СПб. – М., 1896-1918.
7. Петров П. Н. Описание греческой посольской церкви св. вмч. Димитрия Солунского в С.-Петербурге. – СПб., 1865.
8. Петрова О. В. Гатчина в творчестве архитектора Р. И. Кузьмина // Архитектура эпохи историзма. – СПб., 2012. – С. 169-181.
9. Сомов А. И. Кузьмин, Роман Иванович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). – СПб., 1890-1907.
10. Хомутецкий Н. Материалы к биографиям архитекторов С. Л. Шустова и Р. И. Кузьмина // Архитектурное наследство. – Л.; М., 1955. – Вып. 7. – С. 204-214.
11. Яковлев Н. А. Греческая церковь и вклад Р. И. Кузьмина в становление «византийского стиля» // Невский архив: Историко–краеведческий сборник. – СПб., 2008. – Вып. 8. – С. 267-288.
12. Яковлев Н. А. Две постройки двух зодчих: Из истории строительства Покровской церкви в Сергиевой пустыни и особняка Л. В. Кочубея // Архитектура эпохи историзма: Традиции и новаторство: Сб. статей Международной научной конференции, посвящённой 200-летию со дня рождения архитектора Г. Боссе (1812-1894). – СПб., 2012. – С. 160-168.
13. Яковлев Н. А. Дом, споривший с дворцом // Основателю Петербурга: Материалы конференции к 300-летию основания Санкт-Петербурга. – СПб., 2003. – С. 96-102.
14. Яковлев Н. А. К истории каменного футляра над Домиком Петра I в XIX веке. // Страницы истории отечественного искусства: XYI-XX века. – СПб., 2007. – Вып. 13. – С. 282-290.
15. Яковлев Н. А. Собор святого апостола Павла в Гатчине: Проект, авторы, посвящение // Культура и искусство в эпоху Николая I: Материалы научной конференции. – СПб., 2008. – С. 214-228.

Оцените материал
(4 голосов)
Последнее изменение Среда, 17 февраля 2021 08:08
Надежда Валерьевна Гаврис

Сотрудник библиотеки «На Стремянной» СПб ГБУК «МЦБС им. М.Ю. Лермонтова», экскурсовод, автор цикла экскурсий «Вокруг Дворцовой слободы» и одноимённого путеводителя, участница краеведческих передач на радио «Петербург», лауреат Международного литературного конкурса «Двое» памяти Д.С. и З.Н. Мережковских 2015 г., дипломант конкурса «Серебряный голубь России» 2016 г. 

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.